February 2nd, 2021

(no subject)

Съездила с утра к суду. К сожалению, не могла там долго находиться. Впрочем, все вокруг оцеплено, далеко не уйдешь. Везде люди в форме. Пыталась пройти через парк, пропускали только тех, кто шел за детьми и тех, кто мог назвать свой адрес. В основном, это были пожилые люди. Какая-то злобная старушка кричала: вот и правильно, что вы тут стоите, правильно, что охраняете порядок.
- Так ведь это же оккупация, - говорю ей.
- Какая оккупация? Это они вас охраняют! - и так злобно в меня пальчиком тыкает. Ну что уж там, каждый заслуживает то, что имеет. И не то, чтобы жалко. Принято жалеть таких. А тут как-то все равно. Хотя потом приедешь в какой-нибудь дом престарелых, а там вот такая старушка. Сядешь рядышком и за руку ее держишь. Потому что. Не знаю почему.

Забирали всех подряд молодых людей. Совсем юных. Спрашиваю одного. Лет восемнадцать на вид. Стоит такой модный в тонком пальтишко, явно с тусовки и точно не по поводу суда, за что его задержали.
- Говорят, от меня алкоголем пахнет, - объясняет, - им это кажется неправильным.

Тут же сняла как подростков выводили из одного автозака в другой. И вот, судя по внешнему виду, это такие подростки с района, которые школу прогуливали. Силовики хватают всех подряд. На всякий случай. Поснимала. Люди в форме пытались прогнать. Рассказывала им, что кто знает, вот они сейчас этим детям наркоту подкинут, знаем, проходили.
Может быть глупо, но все время объясняю им, что действия их незаконны, что нарушают они права граждан и порядок на улицах. Что надо им лучше изучать, кто им, на самом деле, платит зарплату.