November 8th, 2021

(no subject)

"У нас сейчас семь жеребцов и одна кобыла. Она уже старая. Рожает только мальчиков. Опять беременная. Была еще кобыла. Умерла. В Чаваньге наоборот, много кобыл и один жеребец.
- Надо вам поменяться.
- Что вы. Не дай Бог озвучить эту мысль. С нами и так уже всё село не разговаривает, потому что мы лошадей подкармливаем. Жалко их. Деревенских тоже можно понять. Лошади дикие. Корма мало. Так вот встанет жеребец, потрется о ветхий забор, покосится такой забор и упадет. Лошадь в огород, картошку всю съест. Голодные же. Еще у нас дети в селе. А тут эти дикие лошади. Но все равно жалко их. Купили мы две копны сена. Думали надолго им хватит. Не успели убрать, ветер сильный был, непогода, закрутились. Так табун за пару дней все съел. А еще интересно, вот в этой семьей патриархат. Кобыла уже старая, ей лет пятнадцать. Зимой снег, они проваливаются по брюхо. Впереди идет кобыла, путь прокладывает. А за ней жеребец. И едят также. Сначала он, потом она, потом уже жеребенок. Прошлой зимой в самые морозы мы уехали на два дня, возвращаемся, конь лежит. Над ним стоит кобыла, вот как человек мордой в него уткнулась, и смотрит на него. Мы до этого купили ношпу и анальгетик. Позвонили в Мурманск ветеринару. Она сказала, что колоть. А ты попробуй проколи обычным шприцом коня. Пару дней пытались колоть. У него, видимо, заворот кишок был. На третий день муж взял его за гриву и в рот влил лекарство. Ночь думала, не переживет. Утром встаем, а он уже ходит. Вот они у нас так: это семья - с жеребенком. Вторая пара - отец с сыном. Вот у них как раз кобыла умерла. В их семье матриархат был. Конь за ней ходил как дурачок приклеенный везде. И третья пара - дружбаны. Тоже все время вместе ходят друг за другом. А весной что у нас творится. Они бьются между собой. Поднимаются на дыбы вот выше того сарайчика.
Тут у нас намедни горе случилось. Не хочется на грустной ноте заканчивать. Парнишка погиб, двадцать восемь лет. На нем вся деревня держалась. Помогал всем. Дом себе построил. Его семья маленький магазин в конце деревни держала. Он все время в делах, ни минуты на месте. У нас же знаете как, мужчины здесь долго не тянут-или спиваются, или погибают в море, или вот так. Женщины зато живут до девяносто. Он хотел колодец вырыть. Советовался со всеми, и с мужем моим. Заказал в Варзуге бетонные кольца. Приехал за ними. У продавца сломался погрузчик. Так что пришлось еще за ней ехать. Потом довез до села и у него прицеп отцепился у въезда. Он просил мужа моего приварить. Вот как-будто это знаки были. Он на следующий день начал копать. Спустился на дно, когда спустил кольца. Швы, видимо, разошлись. И его песком засыпало. Друзья пытались его вытащить. Один спустился. И тут второй обвал. Этого успели вытащить. А парнишка задохнулся. На похоронах человек триста было, даже из города приехали. До сих пор вся деревня в шоке. Вот он только был, в гости заходил, чай пил. Один миг и нет его. Я все время об этом думаю, как быстротечна жизнь. Как в один момент все может оборваться. У нас на следующий день после этого вода ушла из скважин. Я мужу говорю - не вздумай никуда лезть. И еще ни на миг теперь его одного не хочу оставлять. В тот день позвонили мужу - отвези парнишку в морг. Вот как это. Только что был жив, и все. Повезли в Варзугу. Там им ключ дали от морга. Сказали на стол положить. Вот как собаку. На стол положили и ушли. Патологоанатом только через двое суток пришел. У меня теперь вот это чувство одиночества на краю земли. Наш дом последний. Я все думаю, хорошо бы кто-нибудь за нами что-нибудь построил. Страшно стало очень. Ощущение маленькой песчинки во вселенной. Мне же уже за сорок, а тут Бог кровиночку дал. Ей пять месяцев. В селе началка есть. А потом в интернат в Варзуге. Там хороший интернат, пятиразовое питание. Учителей больше чем учеников. Практически, индивидуальное обучение. Ученики все очень хорошо школу заканчивают. Это как в Чаваньге долгое время была одна учительница и один ученик - ее дочка. В Варзуге еще детский садик есть. В группе - одиннадцать человек. Я думаю, ребенку нужна социализация, так что мы, может быть на пару дней будем ее возить в садик. Мы сами тут всего-то пять лет живем. У мужа отец был отсюда. В какой-то момент предложил купить участок, построить дом и использовать его вместо дачи. Участок купили. И что-то как-то вдруг закрутилось и вот мы теперь здесь живем. Уже пять лет как."