November 21st, 2021

(no subject)

- Отгадай, кто мне сейчас звонил? Звонили спросить, знаю ли я, что у моей соседки две недели назад был ковид, и она меня включила в список контактирующих с ней. Они спрашивают - вы ходили на работу. Я - я не работаю. Они - вы ходили в универ? Я - у нас занятия онлайн. Они такие - ладно, понятно. Сейчас пцр-тест приходится каждый день делать. Без него никуда. Потом перезванивают. Я иду по своим делам. Женщину слышно плохо. Понимаю, что ей надо закрыть кейс по мне, по этому карантину, в котором я должна была сидеть, так что она хочет задать несколько вопросов. А ее совсем не слышно. Говорю ей: напишите мне письмо, я вас не слышу. И я сейчас занята. Прихожу дома. Дома пришло два письмо по емейлу - вы должны сидеть в карантине до такого-то числа. И ваш карантин закончился вчера. Это они прислали только сейчас. А еще они разослали всем письма, в которых сообщается день и время, когда конкретный человек записан на прививку. Также к письму прилагается длинное разъяснение, почему это так важно и необходим. Мне тоже пришло. И всей общаге пришло.

- Подожди, а что твоя первая прививка нигде не учтена? Ты же уже сама на вторую записалась.
- Ну да. Между ними должно пройти двадцать один день. Как раз второго декабря вторая прививка. А в письме они меня записали на двадцать шестое ноября.
- Делают, что могут. Бешеный принтер работает и печатает. Экзамен тоже будет онлайн?
- Нет, пока пишут, что в живую. Даже жаль. Онлайн было бы проще сдать. С понедельника сажают всех по домам, опять локадун будет.
- Ты теперь уже полобщаги знаешь.
- Ну да. И малчиков-медиков напротив. У них, наверняка, будут веселые тусовки. В общем-то, даже хорошо в этот раз сделать перерыв в тусовках и заняться своими делами. Книжек накопилось. Дома как раз уберусь. Я дочитала Иностранку. Вот прямо про вас с папой.
- Да ладно.
- Ну там вот этот момент, когда Маруся звонит Довлатову, рассказывая, что ей ее мужчина поставил фингал под глаз. Довлатов приходит, спрашивает, почему она не хочет вызвать полицию. И тут возвращается ее мужчина, у которого рука на подвязке и такой он весь побитый.
- Ну мы не такие.
- Ага, ага. Так хорошо, что люксембургские девочки на эти выходные уехали в Грецию. И что я с ними не поехала. В среду экзамен. А так бы опять все выходные бы вместе проскакали бы. И я уже так хочу в Москву. У вас там холодно да? Мне так нравится Москва зимой.
- Ну да, а потом кто-то такой - ой, а что это у вас тут снег? А у нас в Вене сегодня все в футболках ходили.
- Нет, я теперь на это по-другому смотрю.

(no subject)

Неожиданно звонит молодой человек по имени Артем.
Мы целую неделю переговаривались с западной конторой на тему съемки спортсмена. Мне прислали на пяти страницах бриф с картинками, со схемой света, цветом фона, подробным описанием каким должна быть камера, объектив и, пожалуйста, пожалуйста, на съемке будьте в маске и пользуйтесь санитайзером.
Мы пересылали друг другу письма, так что в итоге, в финальном письме было уже шесть адресов с разных континентов.
Я должна была уже самостоятельно наконец-то связаться с Артемом и договориться с ним о месте и времени съемки.
Суббота, пять вечера. Мне звонят. Нынче редко кто звонит, предпочитают писать. А тут вот такое. Он нашелся.
- А можно я прямо сейчас приеду? - спрашивает. А я перед этим собиралась снять правильную студию или хотя бы докупить еще один импульсный источник. Я немножко мнусь. Спрашиваю, может быть на неделе. Но нам с ним надо до пятницы управится.
- Нет, не смогу. Давайте, я через час буду.
А у меня же новогодние фотосессии дома. Две елки. Пришлось срочно двигать диван, перекладывать коврик, ставить ворота, вешать фон. Просить Вариного папу постоять вместо модели, пока свет выставлю. И тут звонит деточка Варя. Последний день работы магазинов не продовольственных.
- Ну, давай выбирай, что тебе купить, - говорит девочка Варя, которая пришла в магазин, где все за один евро. И столько реквизита. Варя идет по магазину медленно, показывая полки с товаром.
- Ой, какой скелет, хочу, хочу. А есть ли там домики? Мне нужны домики, такие деревянные, чтобы стена к стене и плоские. А еще вот этот кружок, срез дерева, тоже хочу. Только я не успею все посмотреть. Ко мне сейчас человек придет сниматься.

Я не успела выбрать все, что хотела. Но все-таки что-то да выбрала. В этом венском магазине, посредством Вари и телефона. Скелет чудесный.
Я, конечно, предполагала, что будет разница в росте. Но чтобы настолько. Чтобы сантиметров на тридцать. Между Вариным папой и Артемом. Снимала с табуреточки. На табуреточке, кстати, тоже можно танцевать, хотя есть шанс навернуться. Знаете, когда кого-нибудь снимаешь, часто приходится пританцовывать, показываю снимаемому правильную, с твоей точки зрения, позу. Под конец его еще под елкой сфотографировала. Зря что-ли у меня елка дома стоит. Теперь все будут сниматься под елкой.

А вчера и позавчера у меня были два прелестных младенца шестимесячных. Быстро ползающих в разных направлениях и так улыбающихся, что сердце заходится от нежности.
Вчера еще кроме младенца, была чудесная четырехлетняя блондинка. С которой мы прекрасно проводили время. Она качалась на лошади моих племянников.
- А покормила ли ты лошадь морковкой? - интересовалась я. В итоге вручила ей губы сиреневого цвета с черным языком на нитке. Язык вытягиваешь, отпускаешь и он с треском возвращается обратно. Рассказываю позже об этом Варе.
- Вот та штуковина, которая у меня на полке лежала?
- Она уже три года там валяется. Вы сказали, что она вам не нужна. Ее Леве кто-то подарил, насколько я понимаю.
- Ага, это ему кто-то сувенир из секс-шопа японского привез, - поясняет мне Варя.
- А почему я была не в курсе ее происхождения?
- Не знаю.
Так что вот так вот неловко получилось. Даже стыдно.
В ночи привезли кресло из Икеи. Видели бы вы этого человека, который внес кресло. Я знаю, что сейчас не корректно описывая человека, упоминать его национальность. Но как тогда передать всю мощь его и красоту? Гордый высокий мужчина средних лет с азиатскими чертами лица, в кожаной косухе с заклепками, легко можно было бы представить с самурайским мечом и на мотоцикле. Я так растерялась от этой красоты, что не успела ему предложить быстро под елкой сфотографироваться. Теперь долго жалеть буду. Впрочем, он такой усталый был. Вряд ли бы встретил это предложение с энтузиазмом. Пожелали друг другу хорошего вечера и разошлись.

А также если не читать новости, то вроде и ок. Если читать - каждый день аресты, обыски и посадки. И так это все уже достало.
- Сегодня за удовольствие постоять десять секунд с плакатом в защиту Мемориала, арестовали Викторию Ивлеву и еще других людей. У нее повторная административка, значит будет или тридцать суток или триста тысяч штрафа. Я теперь не выхожу, потому что у меня нет триста тысяч рублей, отсидеть тридцать суток, еще куда не шло. Но триста тысяч платить государству. И вот я думаю, как к этому всему относиться, про себя думаю.
- Люди выходят, - говорит мне Варин папа, - потому что уже настолько достало, что по-другому никак.
- То есть я могу выйти и ты не будешь мне как в прошлый раз говорить, что если арестуют, не звонить тебе.
- Ты можешь, а я буду. И каждый решает сам за себя, как ему быть.
Как-то так, да.