Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Если по порядку про Останкино.
У Останкино сегодня проходил митинг. Фактически, хоронили НТВ.
Многие несли цветы - две гвоздики или пару тюльпанов, все помнят, что по-русским традициям на похороны можно только четное количество цветов?

На крыльцо Останкино положили яблоки и печенье, кефир и прочие съестные продукты, а также мелочь и даже крупные купюры на помин души.
И хрупкие девушки в черном, в вуали складывали эти самые гвоздики там же.

Кто-то даже маленький гроб притащил с надписью: "Не забудем". И три телевизора, настоящих из прошлого.

Мы пришли почти к началу, опоздали минут на пять, как уже Удальцова унесли в автозак, и весьма активно мимо носили разных граждан, абсолютно никому не известных.

Толпа каждый раз дружно кричала: "Позор", все, кто с камерами, бежали перед и вслед.
Динамично. Прибавим лужи, грязь и лед под лужами, а также запаркованные на тротуаре автомобили. И картина получится полная.

Омона и милиционеров было много, по ощущениям, ничуть не меньше собравшихся. Они все время бегали держась друг за друга и все время всех куда-то теснили, некоторых роняли, некоторых оперативно относили в автозаки.

Кто-то кричал, когда его полицейские проносили мимо:
- Это нечестно, вы даже не показали мне свое удостоверение. Это похищение, снимайте нас!
Кто-то ничего не кричал.
Все друг другу с почтением раздавали печенье, говоря при этом:
- Попробуйте, свежее, госдеповское, - очень кстати, было. Я была слегка голодная.
Кто-то кричал:
- Ну зачем же вы раздаете печенье, журналистам же не достанется штатовское печенье?

Какая-то старушка ходила и засовывала каждому омоновцу, они стояли цепью, держась друг за друга, в кармашки жилетов печенье:
- Вы наверное голодные, вас ведь не кормят? - говорила старушка.
Потом Омоновцы по команде куда-то бежали, также держась друг за друга, стараясь не подскользнуться на льду, который под лужами и она, эта старушка, бодро кричала им вслед:
- Милые, крепче держитесь друг за друга, не то, не дай Бог, потеряетесь.

Два малчика обсуждали между собой новую форму социального общения - в автозаках. Легкие знакомства возможны в автозаках. И тут же один мужчина бросился на шею другому мужчине:
- Привет, помнишь меня? Мы с тобой вместе в автозаке после Пушкинской были.

Гам, суета. По какому принципу Омон выхватывал из толпы и уносил народ в автозаки, не знаю. Они кидались на толпу, выхватывали кого-нибудь и все, хочешь не хочешь, понесли в машинку.

Некоторых, впрочем, за дело. Ведь с плакатами стоять было нельзя. Времена нынче такие. Называется - нарушение общественного порядка.
К примеру, если на плакате было написано: "Спасибо, посмеялись" - это прямой вариант угодить в автозак. Выходил кто-нибудь, доставал свой плакат и тут же появлялись космонавты и уносили. Такое вот действие.

Я даже подумала, может быть и стоит раз пять попасть в автозак, чтобы потом в какой-нибудь приятной стране получить политическое убежище. С другой стороны, вряд ли они там в отделениях дают какие-нибудь бумажки, что ты там оказался по политическим мотивам. Но шанс есть, конечно.

Но я с утра в автозак не захотела, а тут уж и так не хотелось. Очень машины выручали на газонах, когда Омон бежит, держась друг за друга, несколько рядов космонавтов, сметающих все на пути, одно спасение, нырнуть между машин - я в домике. И они пробегают мимо. Вроде как уже и не по твою душу.

А еще среди них, этих людей в форме, было много молодых со светлыми лицами. А еще им все как всегда говорили:
- Неужели вам не стыдно делать то, что вы делаете?
И некоторые отводили глаза, некоторые смотрели внутрь себя.
А один, их начальник, сказал:
- Если я бы был без погон, возможно, мне было бы стыдно.

В самом начале, когда народ уже активно уносили и заполнили уже два автозака, один молодой человек в дорогой дубленке беседовал с человеком в погонах.
- Слушайте, зачем вы это начали, я же вас просил, пожалуйста, дайте я с ними договорюсь, не надо этого.
Молодой человек был с Останкино. Человек в погонах объяснял ему, что поздно, уже машина покатила.

И все-таки он попытался, он взял матюгальник и сказал нам всем:
- Давайте попробуем договориться, давайте мы все передвинемся немного дальше вдоль забора, где мы никому не будем мешать.
И толпа дружно ответила:
- Нет!
Потом людьми из толпы заполнили еще один автозак.

А еще мимо ехали машины и все сигналили. А сверху ехал электричка по монорельсу и все из нее нам махали, и мы махали им в ответ. И было ощущение, что нас очень много.

И была весна. А потом ехал джип и у него на крыше была привязана резиновая кукла. Толпа кричала и хлопала. Он заехал на газон, где все мы были, среди припаркованных машин.
Толпа окружила, вышел молодой человек. Тут же кто-то на резиновую куклу, она была с надписью, положил гвоздики. Побежал ОМОН.
- Сядь лучше в машину и заблокируй двери, - сказали все дружно молодому человеку.
Что он и исполнил. ОМОН держась друг за друга, оцепил машину. И некоторое время стоял вокруг машины, что было делать дальше, они не знали.
- Машину в автозак, - кричала толпа, подсказывая.
Потом ему разрешили уехать.

А еще от милиции была неприятная женщина, которая ходила и всех снимала на камеру. С каменным лицом. И все снимали ее в ответ.

Знаете, такой прекрасный театр абсурда, если бы еще по почкам не били, тех кого уносил ОМОН.

Тут же девушка угощала Омонцев печеньем. Они косили глаза на нее. Девушка была красивая. Она их уговаривала, говорила, что они очень вкусные. А теперь представляете, эти бедолаги в шлемах стоят среди толпы, долго стоят, и тут девушка, красивая с печеньем. Какое-никакое развлечение.
И они уже дружно все на нее смотрят и даже кто-то улыбается. Но приходит старший и начинает кричать:
- Отвернуться от нее! А ты что, в автозак захотела? Это еще что за провокация? Убери свое печенье, - и омоновцы по команде, грустно или это мне так видится, разворачиваются к нам спиной.
- Ты недостаточно красива для него, - говорю я девушке.

Потом еще приходят странные ребята-хипстеры. Слегка неуместно их появление, но они так отлично смотрятся на фоне Омона. Малчик и девочка. И мы все их снимаем. А они вполне позируют.

И еще чуть позже, когда уже пять автозаков набито и отправлено и наготове еще парочка, когда уже совсем холодно и толпа поредела, появляются дорого одетые люди, которые разочаровано смотрят по сторонам и говорят:
- Ну вот, а говорили здесь весело.

В промежутках между этим всем толпа поет песни "Бременских музыкантов", в перемешку с "Гимном России", "Идет война народная" и "Пусть бегут неуклюже", и кто-то говорит, что в следующий раз надо будет слова распечатать.

Когда все затягивают: "Идет война народная", одна девушка говорит:
- Давайте не будем петь эту песню, нет никакой войны. Это не война, - и тут же молодой человек рядом отвечает:
- Знаете, сейчас самая настоящая война полным ходом. Мало того, что они умудрились разделить нас всех на наших и не наших, мало того, что они сажают невинных в тюрьмы... И они в итоге поют "Идет война народная"

Еще я знакомлюсь с ребятами, которые снимают документалку на пленку. Такие увлеченные ребята, рассказывают, что очень хотелось бы передать дух времени.
И чуть позже мы беседуем с малчиком, который снимает для одного новостного ресурса. Он спрашивает для кого снимаю я, говорит, что чем дальше, тем все бессмысленнее, только депрессия все сильнее.
- Не бессмысленней, - говорю я ему, - капля камень точит. Если мы перестанем ходить, все пойдет по старому, а может и еще хуже. Я очень на это надеюсь, что скоро мы поймем, что делать дальше - и он уже бежит кого-то снимать, потому что опять кого-то проносят мимо. А сколько прекрасных девушек сегодня увели в автозаки. И надо будет у него в следующий раз спросить, если бы это не было его работой, ходил бы он на митинги.
Потом еще Омон роняет Никиту в лужу и я оттираю ему куртку его же салфетками.

И мы беседуем с еще разными молодыми людьми. Интересно, кто и почему пришел. И кому-то несправедливость не дает оставаться дома, кому-то нравится сам дух толпы сейчас, кому-то нравится противостояние. У всех свои причины.

И под конец уже все начинают кричать: Полиция с народом! Полиция с народом!
Кого-то проносят мимо. И один молодой человек другому говорит:
- Обычно это кричат в самом конце, но это еще никогда не помогало.

И знаете, может это все выглядит смешно, мы, те, кто сейчас этим занимается, выглядят смешно, но кто-то ведь и этим должен заниматься. Все равно по старому уже не может быть.
Tags: останкино
Subscribe

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…