Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Сегодня, как это уже стало традицией по воскресеньям, ходила на белую площадь.
Впрочем, в следующие выходные поеду в Питер. Надо ломать традиции.

Народ сначала толпился на площади Революции, потом переместился на Красную площадь.
На площади Революции в метро было много ментов. По традиции они кричали в рупор: "Граждане, не задерживайтесь, проходите, не толкайтесь". Они бегали, держась друг за дружку, пытаясь вытеснить всех на эскалатор. Но в метро все сложнее. Сложнее вытеснять этих нас, бегающих быстро. И еще надо следить, чтобы на рельсы никто не упал. Народ только и делал, что шнырял за колонны.
Специальные люди в штатском ходили и собирали цветы, которыми граждане несознательные украшали скульптуры, и отвязывали несознательными привязанные белые ленточки.

В метро пообщалась с полковником. Он объяснил, что обращаться к нему надо "товарищ полковник". А не просто - полковник. Кто бы мог подумать. "Товарищу Полковнику никто не пишет".
Товарищ Полковник делал круглые детские глаза, говорил, что сегодня вербное, что сегодня надо всем жить дружно и чтобы никакой злости в мир не исходило. Товарищ Полковник косил под ребенка и под очень дружелюбного. Хотя, может быть, так и было.

Товарищ Полковник посылал свою гвардию теснить и вытеснять. Гвардия ленилась.
Он был настойчив, только толпа все равно не вытеснялась. Гвардия ленилась и веселилась.

В какой-то момент, когда кто-то в очередной раз закреплял белые хризантемы на скульптуре рабочего, товарищ Полковник сказал своей гвардии:
- Снимите немедленно.
- Ну зачем же вы им даете такой шанс снять отличный кадр, - сказал ему гражданин из Коммерсанта, - хотите, сделаем прекрасный постановочный? Журналисты только и ждут этого.
- Погоди, - сказал Полковник своей гвардии и по рации распорядился подогнать людей в штатском.

В два часа, успев пободаться с несколькими ментами, которые пытались отправить меня на эскалатор, Никита сделал отличный кадр со мной, где ощущение, что я рыдаю, а я всего лишь, как Божена, кричу: "Никита, снимай меня!". После этого я отправилась самостоятельно на улицу.
Я знаю, зачем они устраивают этот цирк, чтобы было веселее. Когда ничего не происходит и вечная зима, жизнь становится бесконечно скучной.

При выходе из метро знакомая девушка Алиса с радио Свободы со своим другом, с которой мы познакомились еще на митинге против НТВ, объясняла товарищу полицейскому, что он обязан показывать удостоверение по просьбе граждан.

Товарищ полицейский отказывался это делать. Рядом стоящая гражданка в возрасте вдруг вцепилась в Алису и стала кричать, что она свидетель, как эти негодяи провоцируют полицию.
- Товарищ милиционер, - кричала гражданка, - давайте, задерживайте их, я буду свидетелем, что они к вам пристают.

Его, конечно же, в итоге задержали и потащили. Я снимала. Гражданка тащилась сзади и кричала на тему американских продажных тварей. Противная тетенька милиционер преградила мне дорогу, мешая снимать, и потребовала предъявить журналистское удостоверение. Чувствуете, как хорошо и интересно можно поразвлечься в Москве?

- Вы мне мешаете работать, - сказала я ей, - и сначала вы мне свое покажите.
В этом месте пришлось ей рассказать про Нургалиева. Тетенька-милиционер была не умна и не приятна. Объясняла мне, что у меня сейчас будут проблемы. Нургалиева игнорировала.
Тут как раз мимо проходил товарищ Полковник.

- Товарищ Полковник, - обратилась я к нему, - почему ваши подчиненные нарушают закон?
- Это не мои подчиненные, - ласково улыбнулся он мне и пошел дальше. Тетенька-полицейская в тот же момент расстворилась.

Потом мы с Алисой стояли под будкой ментовской все в том же самом метро и наблюдали, как товарищи-менты составляют протокол, и гражданка пишет свой донос, а потом пытается плеваться в граждан задержанных.
- Можно мы тоже напишем показания, как все было? - спросила я.
- Позже, - сказали нам, - сейчас там нет места.
- Скажите, а это ваш провокатор или у нее проблемы с психикой? - спросила я их
- Ну вы же понимаете, с кем нам приходится иметь дело, - отвечали менты уклончиво.

Тут опять нарисовался товарищ Полковник.
- Товарищ Полковник, что же вы такое творите? - спросила я его, - ну зачем же это все устраивать. Разве вы не слышали, что товарищ Нургалиев рассказал, что полицейские должны показывать удостоверение рядовым гражданам?

- Ну знаете, - ответил он, - ваш товарищ тоже не совсем прав. Он меня называл Полковник, а не товарищ Полковник. Ну и вообще, это не моя зона ответственности.
И он слинял.
- А что мы тогда тут делаем? - усмехнулась парочка ментов, если мы - не его зона ответственности. Пойдем отсюда?

Оставила Алисе свой телефон, если понадобится свидетель. Вышла на улицу.
Произошла маленькая победа - Красная площадь сегодня была открыта. Правда, всех пропускали через узкие ворота. Но пропускали.

По площади бродила большая толпа людей с белыми ленточками, белыми цветами и в белой одежде.
Вот стоит иной раз прийти на что-нибудь подобное, чтобы просто посмотреть на приятные лица.
На площади я встретила вчерашнюю знакомую американскую женщину-профессора, парочку знакомых немецких журналистов, с которыми мы наконец-то, не прошло и трех совместных акций, познакомились, малчиков, снимающих кино и много-много еще всяких приятных знакомых.

Заняться было особо нечем. Все гуляли по площади, снимали друг друга, улыбались друг другу, останавливались и болтали с друг другом.
В кои-то веки куча народа вышла прогуляться по Красной площади. Скажите, москвичи, вы когда последний раз гуляли на Красной площади?

В какой-то момент оживление внесла девушка, одетая "практически" в белую паранджу, на спине которой было написано: "призрак конституции". Граждане полицейские предприняли попытку арестовать девушку. Но толпа не дала. Девушка сделала несколько кругов на площади, все ее поснимали. После этого девушка ходила уже без паранжи.

Появился Удальцов, его окружили журналисты, задавали вопросы. Толпа сама по себе, Удальцов сам по себе. У него даже не было белой ленточки, только георгиевская. Наверное не хотел, чтобы унесли.
Еще чуть позже знакомый журналист сказал, что еще был Немцов, отправился пить кофе с кем-то из Солидарности.
Но это как бы это сказать, это называется - кто все эти люди? Мы тут сами по себе гуляем по Красной площади, сами себе это право отстояли. Менты улыбаются. Прекрасно и почти весна.
С другой стороны, это я так, ворчу.

Народ поводил хороводы по Красной площади, попели песни. Большая толпа, кстати.
Встретила еще голландского журналиста. У меня уже много его картинок. Он такой импозантный и трогательный. Еще раз запротоколировала его. Он мне еще раз поулыбался.

Рядом полицейский говорил по рации:
- Человек двадцать активистов. Пока особых беспорядков нет. Пока терпим.
Еще чуть позже, когда ну совсем ничего уже больше не происходило, и даже уже понятно было, что пора двигать домой, появилась Чирикова. Ее тут же обступила толпа журналистов. Ох уж эти журналисты, из мухи создают слона и событие.

А за толпой журналистов просто толпа. Большая толпа получилась. И вот уже бегут полицейские, на ходу в рацию орущие:
- Палатку ставит!

И это абсолютно прекрасный театр абсурда. Я даже передать не могу. Пришел кто-то, решил поставить палатку. Хорошо, кстати, в палатке на Красной площади пожить. Бой курантов, романтика.

Только не рассказывайте мне, как нехорошо провоцировать полицию, и что есть закон, который не позволяет ставить палатку на Красной площади.
Мне, собственно, все равно - есть закон, нет закона, и что вы думаете на эту тему. Мне нравится это кино.
Когда одни люди устраивают абсурд, а другие люди в него с увлечением играют.
И это такая отличная игра получается для постороннего наблюдателя. И как сразу весело жить становится.

- Где мегафон? - кричал товарищ Полковник, уже другой абсолютно, - где мегафон, я вас спрашиваю! Нечего мне тут свои дебильные глаза строить, немедленно принести мегафон!

По правилам игры полицейские должны были в мегафон сначала предупредить про "прекратить ставить палатку на Красной площади", а уже потом действовать. Притащили мегафон, тетенька полицейская сообщила всей Красной площади, что сборище незаконно.

Дальше полицейские пытались вклиниться в толпу журналистов, у них это получилось довольно таки быстро. Отобрали палатку. Помните про Чиполлино? А потом понесли кого-то. И журналисты во все стороны вприпрыжку - попробуй угадать куда бежать, чтобы снять свой единственный кадр, как несут человека в автозак. Отличная игра, я считаю.

В автозак унесли троих.
Я стояла в неправильном месте. Бегать не люблю. И самый лучший кадр не получился у меня.

Ну там еще кого-то уронили, конечно же, и своих и чужих, и потоптали. Но таковы правила игры. И если ты решился в нее играть, то пеняй на себя.

Автозак, набирая скорость, умчался.
Толпа еще чуть-чуть попела, поводила хороводы, почитала Пушкина. И все-таки весна. И столько прекрасных лиц.
- Пойдемте в отделение! - кто-то предложил.
Я как раз опять встретила Тасю.
- Тася, пойдем в отделение, - предложила я ей, - прогуляемся.

Толпе хотелось действий. Действий особенных не было сегодня. А в отделение вполне себе прогулка в толпе себе подобных. И знаете, нам катастрофически не хватает себе подобных, и чтобы рядом с ними гулять и лицами друг друга наслаждаться. И чтобы просто подойти к человеку и поболтать ни о чем. И чтобы он тебе потом сказал: ну что, давай зафейсбучимся?

По пути встретили киргизскую? свадьбу. Все кричали: "Поздравляем". Слегка смутили ребят. И бросились с ними фотографироваться.

Немецкий журналист помахал мне рукой, спрашивая жестами, закончилось ли мероприятие. Ответила ему, что толпа идет в отделение полиции. Он пошел с нами.

Идти от силы минут пятнадцать. Восхитительная игра продолжается. Подъехал автобус, вывалила толпа омона, преградила дорогу уже у отделения полицейского.

Толпа кричала: "Отпустить", и "Женя, мы с тобой!"
- Кто тут главный? - спрашивал с той стороны решетки дяденька полицейский у омоновца с этой стороны.
- Не знаю, - отвечал омоновец.
- Вы знаете, главных нет. Толпа уже давно сама по себе, - ответила я.
Принесли матюгальник.
- Минуточку внимания, есть здесь организатор?

- Нет, - отвечала толпа, - мы здесь власть.
- Ну ладно, я пытался с вами поговорить, - обиделся товарищ полицейский. Мегафон опустил.
- Тут и правда нет организаторов, - сказала я ему.
- Что вы хотели? - закричал кто-то из толпы.
- Неважно, - пробормотал обиженно он.
- А что вы хотели? - спросила я.
- Чтобы один человек пошел и поговорил в отделении полиции.
Толпа кричала:
- Начальника к нам!
Я тут же поинтересовалась у всех нас, не хочет ли кто-нибудь пойти поговорить в отделение с начальником.

И тут же параллельно знакомый малчик считывал по Твитеру, что Чирикова успела еще одну палатку в отделении полиции установить.
Это же какая игра получается в казаки-разбойники.

- Сколько человек могут войти? - спрашивали из толпы.
- Один, - отвечал полицейский
- Нет, один нас не устраивает. Пять.
- Хорошо три.
Трое пошли разговаривать. Мы болтали с немецким журналистом. Я гнусно бросила Тасю и пошла пить кофе с немецким журналистом, по дороге встретили его подругу. Засели в "Хлеб насущный". Там их и оставила в итоге.
На обратном пути к метро встретила троих с белыми ленточками.
И это такой знак, можно подойти и спросить, чем все закончилось у отделения.
Рассказали, что еще не закончилось. И я в свои Мытищи поехала.
Страшно устала от этой своей прекрасной активности. Но столько картинок в голове. Такая игра воображения.
Дома бегал Васаби по квартире, и красные левины кеды стояли. Дома кормили макаронами с сыром, и было тепло.
Subscribe

  • (no subject)

    Гугл решил меня порадовать. - Посмотрите, - сказал мне гугл, - где вы были в феврале, какие места посетили. В феврале первого числа я была в…

  • (no subject)

    Сегодня, кстати, не только снег, но и солнце давали. Проснулась в девять. Потупила в интернеты. Съела два блинчика с мясом. Варин папа в постель…

  • (no subject)

    Звонит деточка Варя: - Я сдала, сдала, - кричит деточка Варя в трубку. - На сколько? - На четыре. - Долдон, - сообщаю я, - а баллов сколько? Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments