Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Утро, как я уже писала, было хмурым. Особенно осознание того, что вот так вот в раз всех не бросишь и не уедешь в никуда, куда есть билеты.
Надо было сфотографировать Шеина, вчера как раз граждане голодающие звонили, говорили, что он будет у них около одиннадцати.
Так примерно и настроилась. В итоге и проснулась позже, и почему-то затянула с завтраком, потом еще пробка. И уже в пробке мне звонят и говорят, что он будет в десять тридцать.
Ну что поделаешь.
Около одиннадцати, когда я уже почти дошла до места, позвонила журналист, сказала, что Шеин уже уехал и у него пресс-конференция на Сретенке.


Я как раз в это время размышляла, куда мне двинуть после и с кем встретиться. Маруся уехала. Вся страна работает.
Повернулась, хорошо пешком недалеко, пошла на Сретенку.
Мне сказали только адрес, куда-чего непонятно.
Подхожу к дому, у первого подъезда какая-то девушка отчаянно объясняет охране по домофону, что она на конференцию. Пристроилась рядом. Послушала. Охранник ничего не понимает.
- Вы на конференцию к Шеину? - спрашиваю. Она еще такая хмурая абсолютно. И тут мимо пожилой человек проходит: - К Шеину? - говорит, - это вам за угол, в ресторан и вниз по лестнице.
- Ага, спасибо, - говорю.
Поворачиваю, за мной эта хмурая девушка. Дохожу до ресторана. Она еще бормочет про бред и ужас. А я думаю, что у нее гораздо более хмурое утро, она совсем не улыбается и такая мрачная.
В ресторане вниз по лестнице и тут встречаю Таню, которую последний раз встретила на улице года два назад и мы тут же с ней немедленно пошли что-то есть.
- На конференцию? - спрашивает меня хмурая Таня. В зале - никого, только два мента пьют чай.
- Ага, - киваю головой
- По коридору и налево, - отвечает она
- Какой-нибудь шанс, что мы потом чего-нибудь выпьем? - спрашиваю
- Есть, - отвечает.

В маленьком зале мильон народа, все большие операторы и фотографы сгрудились где-то впереди, так что ничего не видно. Те, кто поменьше, стоят на стульях. Слышен только голос. Как самая умная залезла на подоконник. Сделала нужное количество кадров. После просто слушала.
Шеин выглядел не очень. Страшно за него, конечно.
Задавали разные вопросы. Журналисты были настроены доброжелательно. Но очень забавно, одна гражданка, пышнотелая в рыжем коротком вязанном платье с длинными же волосами и таким каким-то неприятным лицом, еще одна мрачная тетка с утра, хоть и юная, хотя может быть я пристрастна, спросила:
- Господин Шеин, когда же вы наконец прекратите врать, что вы голодаете. Вы голодаете уже тридцать дней и при этом ведете, достаточно, активный образ жизни и много ходите. Скажите уже, что все это блеф!

Шеин, как мне нравится выдержка таких людей, сказал с сочувствием, что очень жалко, что члены единой России так и не научились пользоваться интернетом, с целью черпать из него полезную информацию. Что в интернете можно найти информацию про все стадии голодании, чем они сопровождаются, как человек себя чувствует на том или ином этапе. Он еще подробно все рассказал, как это происходит, но я все забыла. К тому же, глядя на него, трудно поверить в обратное. И очень не хочется, чтобы он умер. Также как не хочется, чтобы в Астрахани криминалитет победил. Тут же кто-то сказал, что ночью Шеину вызывали скорую. От госпитализации он отказался. Но с сердцем у него сейчас как-то не очень.

После ответа гражданка с мрачно-непроницаемым лицом быстро ушла. Ее еще все успели поснимать, это же всегда интересно, когда кто-нибудь вот так вот выступает.

После я позавтракала с Таней за счет заведения. Пирог был отличен и чай тоже очень.
- Ну теперь ты снова знаешь, где я работаю, - сказала мне Таня, - так что можешь заходить.
- Ага, - сказала я, - как проголодаюсь.

Зашла еще раз к голодающим. У них был разброд и шатания. Очень жалко.
Ну еще встретилась до кучи с Ударцевой. Как-то так.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments