Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Около Баррикадной было все спокойно. Когда я пришла туда, все было спокойно. Еще не было шести, основная толпа еще работала. Люди обычно приходят после работы.

Я как раз, когда пришла, преподаватель московского университета собирался читать лекцию по сталинским высоткам в рамках проекта "Белая школа".
Интересные лекции, кстати. Днем был мастер-класс художника Ерша по рисованию социальной карикатуры. Правда, омон забрал два нарисованных плаката и унесли в автозак.

И как раз в тот момент, когда ходит малчик с плакатиком про лекцию про архитектуру сталинских высоток, к нему подходят два полицейских или омоновца, я уже в них запуталась и спрашивают, что происходит. Сначала они ходили кругами вокруг него и нервно говорили в рацию, что тут человек с плакатом.
- У нас лекция будет, - говорит им малчик, - приходите послушать, будет интересно.
- Где будет? - уточняет он
- На углу сквера, - отвечает ему малчик.
- У них будет лекция, - по рации передает омоновец. Они выглядят очень нелепо в этой толпе.


Сделала еще несколько кругов около фонтана. Людей становилось все больше. В какой-то момент появился омон. Решительным шагом они дошли до места, где раньше располагалась кухня, схватили девушку и потащили в автозак. Так же они забрали начальника дружины и еще одного молодого человека. Толпа встала наперерез, в неравной схватке победил омон, людей закинули в автозак.
Пока мы все толкались в толпе, кто-то за лучшие кадры, кто-то, пытаясь остановить омон, один омоновец с удовольствием наступил мне на ногу. С огромным просто. Специально. Они обычно прессу достаточно грубо отпихивают и мешают снимать.
Не могла отказать себе в удовольствии наступить ему на ногу в ответ. Но он большой и сапог у него тяжелый. Мне было больно, а он даже не поморщился.

Омон, запихав людей, вернулся обратно. Вылядело весьма комично - двадцать космонавтов, а может и больше, дошли до скамейки, взяли коробку с едой и понесли в автозак.
- Воры, - кричала толпа, - вас что, совсем не кормят?
Тут вышла вперед одна женщина и сказала, что только что один из омоновцев выхватил у нее пакет с личными вещами, вернее у нее там лежали трусы.
- Зачем вам мои трусы? - кричала она, - что это за грабеж?
И толпа подхватила и стала скандировать:
- Трусы, трусы! - такой театр абсурда. Впрочем, сегодняшний омон был очень странный. Они не отводили стыдливо глаза, как часто делают их товарищи. Они просто смеялись. Им было весело.
Им было весело по поводу того, что они могут подойти к людям и отобрать у них вещи, украсть деньги и много еще чего сделать. Безнаказанно. Когда я разговаривала с ними, один из них сказал, что они защищают свой народ от беспорядков.
- Воюете против своего народа, то есть против нас? - спрашивала я. Но они только ухмылялись.
Другие же говорили, что им мы все, эти бездельники, страшно надоели.

Омон стоял, сцепившись цепью и усмехался. Народ кидал под ноги омону монетки:
- Купите себе хлебушка, раз вас не кормят.
Пришла девушка, принесла банан:
- Вот, возьмите, - сказала она, протягивая банан, - он из коробки выпал, которую вы у нас забрали, там бананы были тоже. Возьмите, ешьте. Вас же не кормят. Нам вас жалко.

В какой-то момент приехала Чирикова и активисты из группы протеста - охрана Цаговского леса. Чирикова собиралась читать лекцию о будущем протеста.

Но тут как раз появился омон и унесли Чирикову, а с ней еще нескольких людей. И одна бабушка сама залезла в автозак, поддержать ребят. Толпа пыталась их отбить. Но не удалось.

Все спрашивают, за что задерживают людей. Омоновцы и полицейские отвечают:
- Обращайтесь в пресс-службу ГУВД, - понимаете, да, у нас могут безнаказанно схватить вас среди бела дня, вменить вам потом - сопротивление омону в пьяном виде, и никто не докажет, что было обратное.

Ко мне подходит омоновец, тот самый, который наступил на ногу и требует показать мое удостоверение прессы.
- Сначала вы свое покажите, - говорю я ему
- Я не обязан вам показывать, - отвечает.
- Обязаны, Нургалиев указ издал, - говорю. Меня поддерживает толпа.
Кто-то говорит:
- Он даже не знает, кто такое Нургалиев, - Омоновец поворачивается и уходит.

Людей становилось все больше и больше. Омоновец, стоящий на проезжей части, орет в мегафон:
- Граждане, не загораживайте проход.
- Скажите сразу, больше трех не собираться, - говорю я ему, а он почему-то начинает улыбаться.
И еще слышала как по рации один омоновец говорил:
- Они опять собираются питаться, что будем делать?
Питаться нынче на улице, если ты с белой лентой, нельзя.
- А дышать-то нам еще можно? - спрашивали люди
Омон снимает оцепление в тот момент, когда девушка, стоящая перед ними, доедает банан.
Все смеются, говорят, что омон понял, что больше здесь нечего делать. Бананы кончились.


Омон сказал, что ночевать в сквере все равно не даст.
Я познакомилась с Владимиром из дальнего Подмосковья. Ему было около шестидесяти, сказал что услышал об этом лагере и решил, что собирается ночевать вместе со всеми.
- Хочу всех поддержать.
Еще познакомилась с человеком из Сочи, который тоже приехал поддерживать лагерь.
- У нас все говорят: "А что мы можем сделать?". Я хочу сам посмотреть, что происходить, вернуться и рассказать им, что начались протесты.

В какой-то момент, сценарий у товарищей сверху не очень-то разнообразный, появился рабочий и начал мыть фонтан какой-то химией. Сразу запах неприятный пошел.

А потом еще была ассамблея. Знаете, реальная проблема в том, я уже про это говорила, что слышат обычно выступающего, буквально человек десять. Шумно на улице. Использовать усилители нельзя.

И поэтому, когда ассамблея, выступающий говорит, а те, кто около него стоят, повторяют за ним. А те, кто за ними, повторяют за ними. Так, что те, кто стоит сзади тоже могут слышать. И очень мощная штука. Ощущение такого единения.

Обсуждали, что делать с прессой. Федеральные каналы врут.
- Я рассказывала первому каналу, - говорила одна из выступающих, - что провела опрос местных жителей на Чистых прудах. И они все говорили, что не имеют ничего против лагеря. Но первому каналу это было неинтересно.

В итоге принимается решение, что давать какие-либо комментарии прессе будет выбранный инфоцентр.
Мне немножко обидно за такое отношение к прессе. Мы на нашем сайте очень объективно освещаем информацию. Но надеюсь, что просто часть прессы занесена в черный список и ко мне и моим коллегам это не относится.
Никита приезжает на ночь, я уезжаю домой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments