Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
В Парке Культуры цвела сирень, и шла полным ходом Зеленая неделя. Колыхались на ветру странные зеленые ленты. Хорошо смотрелись на фоне синего неба.


Может быть я была рано, выпускников почти не было. Может быть они все жарили шашлыки в лесу или катались на корабликах.
Зато в парке культуры разъясняли разные полезные вещи, к примеру, зачем сортировать мусор, и по какому принципу его надо сортировать.
На набережной выпускников было больше. Часть из них скучала, сидя на скамейках и рассматривая реку. Кто-то танцевал. И одна группа даже устроила соревнование по бегу.

Фотографов было мало. Это было счастье. Я стояла около одного класса, снимая его. Рядом снимал еще один фотограф.
Выпускники долго его рассматривали, решили, что он - иностранец, и стали совещаться, как сказать по-английски - откуда вы? Это завело их в тупик. В конце концов они оставили попытку спросить у него. Он же, уходя, сказал им на чисто-русском:
- До свидания
- А где можно посмотреть фотографии? - спросили его
- Нигде, - ответил он и довольно улыбнулся.

Что касается меня, я сегодня раздала мильон своих контактов и взяла мильон чужих адресов, чтобы завтра разослать картинки адресатам.
Мне кажется, что это совсем не трудно отправить хорошие картинки хорошим ребятам.

По набережной пошла в сторону Кремля. По Москва-реке катались пароходики с выпускниками, гремела музыка и видно было, как выпускники ритмично машут руками.

Ближе к Ударнику меня догнала большая группа выпускников, и мы все застряли при переходе дороги. Кто-то ехал в Кремль.
Минут через пять я попросила одну девочку попозировать мне. В итоге поснимала весь класс. Пока кто-то ехал в Кремль, я снимала на пешеходном переходе тех, кто застрял вместе со мной.

У Кремля было многолюдно. На Красной площади проходил седьмой форум "Готов к труду и обороне". На Красной площади играли в футбол, баскетбол, бадминтон, теннис и много еще чего. Кто-то даже подтягивался на фоне Василия Блаженного. И среди этого всего бродили выпускники. Кто-то откровенно скучал и говорил:
- Пойдемте отсюда.
Кто-то фотографировался на фоне всего и вся.
Какие-то ребятишки около меня, знаете, такие из какой-нибудь физматшколы, сказали друг другу:
- Пойдем что-ли телок снимем?

На Красной площади ко мне подошел гражданин и сказал:
- Разрешите посмотреть, что вы только что там сняли.
- А зачем вам? - спрашиваю, рассматривая его. Я его до этого не видела и точно не снимала. Неинтересный, непримечательный, короткостриженный с невыразительными глазами. Молодой, но уже животик и поплывшее тело.
- Я - сотрудник ФСБ, - говорит, - я - при исполнении. Мало ли вы сейчас меня сняли.
- Я вас не снимала, точно, - говорю
- Я хочу удостовериться.
- Покажите удостоверение, - говорю, на ФСБ у меня однозначная реакция. И потом, я его точно абсолютно не снимала.

Достает корочку, машет перед носом так, что кроме того, что он, да, сотрудник ФСБ, ничего не успеваю заметить.
- Я даже не успела разглядеть фамилию, - говорю я ему.
- Это неважно, покажите мне картинки.
Под напором уступаю, показываю. Он внимательно смотрит. Доходит до двух, где выпускники с флагом:
- Удалите эти две.
- С какой стати я буду их удалять? - спрашиваю. Причем подошел бы ко мне просто человек, не кричащий, что он сотрудник ФСБ. Сказал бы, что я только что сняла его сына или дочь, и что ему это неприятно. Ни малейшего возражения бы у меня это не вызвало. Но когда в такой вот манере. И без объяснений, почему я собственно должна удалить картинку, где даже его нет.

- Потому что я - сотрудник ФСБ, - говорит, - и вы обязаны мне подчиняться. Предъявите ваши документы.
- Предъявлять документы я имею право только полиции, это во-первых, - говорю, - во-вторых, для начала мне надо переписать данные с вашей корочки. В-третьих, у меня нет на вас времени, до свидания.
- Вы обязаны, - идет он за мной, достает трубку и демонстративно начинает звонить.
- Хорошо, - говорю, - вон стоит полиция, пройдемте, я хочу попросить их узнать у вас, на каком основании вы мне сейчас досаждаете, - и я направляюсь к полицейским, которые стоят около своей машины.
- Она отказывается стирать, - говорит он кому-то и тут же исчезает.
И, кстати, все эти агентишки, их и в лагере - огромное количество существуют на какие деньги?

На Красной площади и Манежке все выпускники были с родителями и учителями, поэтому пьяных среди них я не заметила.
Как раз шла к Манежке, как ко мне подошли четверо тинейджеров, пахнущих алкоголем, и хором сказали:
- А вы - фотограф? А сколько стоят ваши услуги? Нам надо, чтобы вместе и по одному и прямо сейчас.

У меня сегодня хорошее настроение. И я усаживаю их на ступеньках. Выстраиваю из них разные композиции, командую, и они подчиняются. И в течение десяти минут снимаю портретики. И командую:
- Что у тебя с лицом, расслабь мыщцы, улыбнись, ори громко, вот так, не ори, улыбайся, плачь, - сначала они сопротивляются, но в итоге, как миленькие, слушаются
Обмениваемся телефонами
- Ой, - кричат они хором, - какая киска!
Оглядываюсь. С великом наперерез идет миниатюрная блондинка. Коса заплетена вокруг головы.
И они уже несутся за ней.

А я иду к манежке. И жизнь таких как я - это вечная сплошная кортасаровщина. Это когда весь город вдруг заселен знакомыми тебе людьми. Проходишь мимо одного и думаешь: "А это известный режиссер такой-то, Тася рассказывала. И на митинге он шел за Пусси Райот." С половиной из них ты здороваешься. Оставшаяся половина здоровается с тобой.
- Опять ты, - говорит тебе знакомый малчик, с которым мы все время натыкаемся друг на друга, и который всегда говорит мне, что скукота, ничего не происходит.
- Видела такой коттедж в Англии, - говорю, - на углу которого на табличке было написано: "На этом углу уже двести восемьдесят лет ничего не случалось",

Он рассказывает мне, что скоро сессия, а потом сборы.
- О, ты - старшекур? - спрашиваю

И мы опять о фотографии и о жизни. У него хорошие фотографии. И интересно, как сквозь фотографии прорисовывается личность.

Но потом почему-то я оказываюсь в толпе малолетних фотографов-сочувствующих. А я так не умею снимать. Прощаюсь, хотя они и зовут с собой куда-то что-то есть и иду на Арбат в лагерь.

На Арбате полно абсолютно в нулину пьяных выпускников. У стены Цоя стоит магнитофон и орет что-то из Цоя.

В лагере сегодня многолюдно. Очень. Белковский читает лекцию "куда идти оппозиции". Вижу Алену Поповy и Пономарева.
Даша ушла ночевать домой. Она посменно нынче в лагере. Мила рассказывает, что у нее трещина в ребре, вчера в метро на нее напали лица кавказской национальности - четверо. И никто не вступился. Настя просит сфотографировать ее на корове от Му-Му с плакатом - что-то про - кто не идет на Арбат, того Путин любит. Руслан неуклюже помогает ей забраться на корову, рядом товарищи в татуировках, пьющие пиво, объясняют, что они старые панки.
Мне сегодня надо рано домой. Здороваюсь со всеми и тороплюсь к метро.
Subscribe

  • (no subject)

    Варя пару дней назад. Звонит: - А папа дома? - Нет. - Ну ладно, тогда тебе покажу, а папе потом. Сначала я думала, что это будет сюрприз, но кто…

  • (no subject)

    - Ты вчера поздно легла? - Вот не знаю, как так бездарно получилось. Пишет мне Филипп, спрашивает как дела. Я ему говорю, что у малчиков напротив…

  • (no subject)

    - Мне такой страшный сон приснился, что вы с папой разводитесь. До сих пор плохое настроение. - С чего это нам с ним второй раз разводиться? Папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments