Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Малчик Саша сегодня был не в духе.
- Я сегодня в плохом настроении, - говорил мне малчик Саша, - потому что они катаются слишком быстро. А мне надо медленно.
- Ну пусть они покатаются быстро, - говорила я ему, - а потом мы с тобой будем кататься так, как тебе хочется.
- Нет, - кричал мне малчик Саша, - я хочу кататься с ними, - это было вполне логично - хочу, чтобы катались со мной и так, как я хочу.
Позже малчик Саша демонстративно рыдал, очень громко. И на мое замечание, что даже не знаю, смогу ли я в следующий раз его забрать, чтобы он не ходил в садик, малчик Саша громко кричал:
- Заберешь, я буду с тобой тут жить.


Потом мы с ним помирились. Но еще позже у него опять было плохое настроение. Он не хотел мороженное, выбрал печенье, когда мы стояли у ларька и все чего-то хотели - Соня - мороженное, Варвара - пряники, а Саша - печенье.
Но через пять минут он понял свой промах, захотел мороженное, стал требовать, чтобы Соня делилась с ним поровну. Вчера Соне Саша не давал свою колу, поэтому сегодня Соня не хотела давать мороженное Саше. Я же пыталась плестись сзади и не участвовать в жаркой дискуссии.
- Я сегодня в очень плохом настроении, - кричал Саша, - потому что мне надо мороженное!

Я, кстати, тоже сегодня не в духе. Жалко только, что в отличии от Саши я не знаю, почему я не в духе. У меня сегодня синдром тетеньки-неудачницы. У меня сегодня все валится из рук.
Вчера, забрав четверых детей, четвертая была Млада, которая тоже сидела одна дома и решила, что ей надо со мной в Пирогово, мы двинули к нашей палатке.

Сначала мы позвонили Младиной маме, сказали, что мы едем в Пирогово и возможно, вернемся в шесть, а может быть в восемь.
Младина мама была непротив. Даже непротив, что Младе придется сидеть на переднем пассажирском сидении. Млада выше всех намного и вполне сойдет за двенадцатилетнюю. Остальные трое сидели сзади.
Но четверо детей в машине - нехилый удар по нервам. Особенно, когда сидящие сзади, знающие друг друга с рождения, непрерывно ругаются, спорят, толкаются и орут. Ну и еще у меня смешные очки, такие очки, с моей точки зрения, обычного грузинского таксиста, и орава детей. Все вокруг, проезжающие мимо, смотрели на меня с уважением и сочувствием.

В Пирогово, неожиданно, оказалось весьма неплохо. Настолько неплохо, что девицы, забыв о теплой компании во дворе, дружно решили остаться ночевать. Саша сказал, что на закате он планирует поджигать шишку, которую тут же и продемонстрировал. Млада тут же стала звонить маме, спросить, нельзя ли ей переночевать с нами.
Все собирались ночью сидеть при свечах и рассказывать разные романтические истории.
Что касается меня, я успела на вечер прикупить бутылку красного сухого испанского.
Тут же перезвонила Младина мама. Оказалось, что Младе в шесть утра надо просыпаться и двигать в лагерь.
Пришлось везти Младу домой, оставив остальных. Заодно и подушки привезла. Спальники у нас в Пирогово были, а подушки я так еще и не привезла.
Вечером орава детей прыгала на пятой поляне. В одиннадцать все разошлись. И мои недисциплинированные дети сообщили мне, что спать еще рано. Что хотелось бы чай выпить при свечах.

Пришел сосед Рома. Его трое детей были кто где, кто в лагере, кто у бабушки.
- Есть что? - спросил сосед Рома
- Ага, - ответила я, выдала ему бутылку и отправила открывать ее к другим соседям, - вот уж они о нас языки почешут, - сказала ему.

Саша уснул быстро. Девицы пили с нами чай, потом еще болтали в палатке, вместо того, чтобы спать. А утром должна была быть зарядка. И они на нее собирались, чем страшно меня расстраивали, я надеялась утром поспать.

Рассказывала Роме про митинги, и почему я теперь хожу на разные мероприятия и чего я хотела бы добиться.

- Понимаешь, - говорил Рома, - я боюсь, что если я пойду, меня же затянет, я не умею по-другому. А у меня - трое детей. И меня точно первого загребут.
- Не, не ходи, - говорила я ему. Все-таки трое детей - это аргумент. Тем более тебя точно загребут. И можно ведь чем-нибудь другим помогать. К тому же, одно то, что ты не считаешь, что все - зашибись в стране, уже немало.
- Вот я теперь и думаю, - продолжал Рома, - получается единственный возможный вариант для таких как я - Шереметьево 2.

И еще год назад Рома говорил, что ему абсолютно никогда не захочется уезжать из нашей страны.

В ночи, когда Рома уже ушел спать, дошла до воды. Сто лет назад в каком-то таком же подвыпившем состоянии была отловлена Димкой, впрочем, мы тогда все были юны, холодная вода еще не смущала, мы ходили купаться ночью, и Димка мне сказал:
- Пойдем, покажу красоту, тебе точно захочется это снять, - мы с ним дошли до воды - пару шагов от нашей поляны, и он ткнул пальцем в звездочки на том берегу. Четыре звезды где-то с той стороны водохранилища. Темень и звезды. И шорохи и звуки в ночи
- И? - спросила я, - где красота-то?
- Ты что не видишь? - удивился Димка, - смотри, как красиво. Ночь, звезды на том берегу.

И теперь так вот спускаешься к воде в этом, уже давно не любимом, Пирогово и смотришь на звезды, после того, как определенное количество спиртного оказывается в тебе.

И еще думаешь, как лет пятнадцать назад также в ночи тащились на "Орбиту", некогда бывшую первой поляной, которая стала коммерческой, на ней незаконно выстроили дома, образовалось сообщество богатых людей, и они дружно стали приглашать разные музыкальные группы. А мы к ним ходили по воде, чтобы забор миновать.
И так вот в ночи пошли на какой-то концерт у воды. Давали отличный рок-н-рол. Дима был мастером спорта по спортивному рок-н-ролу. Хотя это было абсолютно неважно. Отплясывали мы с юной Ленкой Соколовой. Серф-чемпионка-юность-красота, хотя я даже не помню как она выглядит. Но мы с ней круто отплясывали и она еще потом сказала:
- Хотела бы я в такие годы вот так вот отпясывать рок-н-ролл. И потом обратно в ночи по воде, минуя забор. И такая бешеная любов с Вариным папой. И утром димкины вопли:
- Подъем, манная каша. Все на кашу.

Пирогово. Утро. Хмурое слегка. Эти гадкие дети, просыпающиеся по будильникам в мобильных телефонах.
- Вау, - шепот Варвары, - похоже проспали.
- Сколько времени? - вопли Сони, - ааааааааа, шестнадцать минут десятого, проспали! Мы проспали зарядку!
- И я тоже хочу на зарядку, - голос Саши
- А я хочу спать! Валите все отсюда, - мой собственный.

Ну и потом они все одеваются. Вернее Соня собирается минут пять и усвистывает. Ее брат Саша долго сидит около меня в своем спальном мешке и вопрошает:
- А где мои шорты?
- Не пойду на зарядку, - голос Варвары, - буду спать.
Еще минут через десять голос Ромы из соседней палатки. Какие-то бизнес дела решает. И понятно, что Рома собирается на зарядку. Саша уже выполз из палатки и задумчиво ищет шорты и футболки, сообщает, что носки одевать не будет. Так побежит в сандалиях. Тут же вдруг Варвара говорит:
- Ладно, схожу я все-таки на зарядку.

- Я хочу спать, - воплю я, и они все затихают.

Минут через пять слышно, как Варвара бежит на пятую поляну. Саша все еще чего-то бормочет. Во мне просыпается совесть и я спрашиваю, куда он собрался.

Минут через двадцать Саша говорит, что пошел на пятую поляну. Еще минут через десять мое воображение рисует страшные картины, как Саша не дошел до пятой и заблудился в зарослях крапивы. Приходится выползать из спальника и идти на поиски Саши, который тут же и попадается на пути.
- А где проводится зарядка? - спрашивает Саша. Мимо пробегает Варвара с трагическим воплем:
- Я их не смогла найти.

В общем, минут через десять они все собираются там, где всегда проводится зарядка. Я разбужена, несчастна, хочется спать. Они все идут купаться в холодном водохранилище и я тащу полотенце Александру. И еще они потом все уходят на пятую, где дают овсянку сегодня.
- Александр, будь любезен, - говорю я, - съешь всю кашу.
- Хорошо, - отвечает он

День начался. Ну и дальше как обычно, ссоры и примирения, чай с лимоном, заросли крапивы и комары, жаждущие крови, обед и прогулка на тот берег. И даже мелкое событие становится громким мероприятием.

И еще купания в холодной воде. Александр, как это обычно, зуб на зуб не попадает:
- Круто я искупался.

Позже едем домой. Завтра девицы уезжают в лагерь. Александр едет домой и с утра садик. Мне надо купить Варваре обувь срочно. В машине Александр засыпает. Оставляю их с Соней в машине на платной стоянке под торговым центром и бегом с Варварой покупать ей обувь.

Возвращаемся таким же бегом. Все вокруг нервные. Об, вывернувшую в другую сторону шею, Варвару спотыкается какой-то мелкий ребенок, усаживается на попу и начинает орать. Мы извиняемся, нас матерят. В машине Александр все еще спит. Ко мне в окно засовывается какой-то мужик и сообщает трагическим шепотом, посматривая на Александра, что у меня все четыре колеса спущены, и моим дискам не поздоровится. Я пожимаю плечами:
- Спасибо, но прямо сейчас я ничего не могу с этим поделать.
- Надеюсь, вам удастся доехать до дома, - говорит он мне.

Слегка нервничаю. Девицы начинают ссориться, выворачиваю с парковки, и тут вдруг сзади мне начинают сигналить. Не пропустила большой джип. Он был далеко, его не было видно. Просто оскорбился, что я его не пропустила. Но я его по-честному не заметила.

Девицы продолжают спорить, Саша спит. Подъезжаю к шлагбауму, пытаюсь понять, куда надо запихнуть жетон. К другому шлагбауму подъезжает тот самый джип. Гудит, негодуя. Огромный бритый парниша показывает мне жестами, кто я такая и чего бы он со мной хотел бы сделать. Я так удивляюсь, правда. Нет, ну да, мы все бываем неправы. И я его не видела. И я, судя по всему, ничего такого не сделала. Ну просто ему было обидно, что я на своей не самой дорогой-обшарпанной машинке не уступила такому герою дорогу. Пожимаю плечами и думаю, что надо бы заблокировать двери. Ума хватит пойти физиономию мне бить.

Но хорошенько обматерив меня, герой уезжает.
Сегодня такой не очень-то адекватный день. На дороге все ведут себя странно. Оттормаживают. Мечутся, всех заносит. Тот самый день.
Варвара вдруг вспоминает, что ей срочно надо покрасить волосы в голубой цвет. И у нее еще есть несколько часов для этого события. Когда она мне это сообщает, в этот же самый момент впереди идущая машина вспоминает, что она чуть не проехала поворот и резко тормозит. Хорошо, что между нами достаточное расстояние, я успеваю оттормозиться.

Потом мы все дружно будим Александра, поднимаемся домой, и начинаем собирать вещи в лагерь.

Приезжает мама за Александром. Обнимаемся с ним на прощание. Он очень рад маме, но хотел бы остаться.
- Я ненавижу ходить в садик! - говорит он.
Еще Александр сегодня сказал, долго выясняя перед этим, кем я работаю:
- Я буду работать фотографом!
- Это почему еще? - спрашиваю
- Потому что я не хочу ходить на работу каждый день!

Еще в программе сегодняшнего вечера был маникюр зеленого цвета с блесками и рыдания после, что маникюр не удался, лагерь завтра и надо же быть в форме. И в первом часу ночи я оттирала лак с варвариных ногтей, а она трагично вопрошала, успеет ли она завтра сделать себе маникюр.

И все на самом деле, так отлично. Но отчего эти частые приступы вот этих вот - а я - тетенька-неудачница. И отчего только с детьми и чувствуешь себя спокойно
Subscribe

  • (no subject)

    - Мне сегодня приснился ужасный сон. Такое плохое настроение было после. - Все умерли опять? - думаю про себя участливо. - Вы с папой были такими…

  • (no subject)

    После двух вечеринок подряд, впервые в жизни провела целый день в постели с Вариным папой, с ноутом и сериалом Jane the Virgin. Не рекомендую. Such a…

  • (no subject)

    - ЭЭЭ, мы выпустились, - написала Алена, - давайте встречаться. - Я соскучился, давайте, - отозвался Даня. Аревик на какое-то время молчала. Алена с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments