Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:

2006 Лондон. Я учу английский. Мои старые записи

13 февраля 2006
Почти у самого дома на фонарном столбе букеты приделаны скотчем. Всяк подходит почитать.
На записочках: "О, дорогая, мы скучаем по тебе. Надеемся, увидимся еще, позже. До встречи"
Идешь мимо и задумываешься о бренности существования. Все время учу, где право, где лево.
и думаю, что про меня была бы записка:
- Она так и не смогла выучить, где право, где лево



В нашей группе есть девочка из Турции. Все как положено - платочек, глухое пальто до пят.
В Москве бы и двух шагов не сделала, арестовали бы как шахидку.
Зато какие глаза. Вы бы видели, как они восточные женщины красят свои глаза. Полжизни за такие глаза.
Сегодня писали чудесные фразы - когда-то я любил играть с игрушечным мишкой или "когда-то я боялся монстров".
Все писали, загораживаясь друг от друга. Потом сложили в большую коробку и стали угадывать, кто написал.
И вот вытаскивают фразу: "Когда-то я боялся моря". И вся группа пытается угадать, кто это написал.

Лили смотрит на Гюльхан и говорит:
- Я думаю, это Гюльхан.
- Почему? - спрашивает учительница.
- Потому что Гюльхан никогда не снимает платка, как же она может плавать в море. Она же не будет плавать в море в платке. Вот она и не любит море с самого детства.
- Нет, нет, - говорит Гюльхан, она явно нас всех любит, несмотря на наши глупости, - я плаваю, я люблю плавать. Только я могу плавать в специальном женском бассейне.
- О, отличная идея! - оживляется Джил, - никто не будет смотреть на твою задницу и хватать тебя за твою задницу.

Гюльхан слегка морщится. Ну и как после этого любить весь этот мир, да, грубо лезущий в твою душу.

На другом занятии мы обсуждали темы - "как ты думаешь, каким будет мир в будущем?"
Мне досталась Гюльхан в напарницы. Я задаю ей этот вопрос, и как это обычно со мной бывает, а Гюльхан жутко тормозит, сама же ей подсказываю ответ:
- Ты думаешь, что мир будет, ну, ну исламским?
Гюльхан улыбается мне и говорит:
- Я думаю, мир будет более дружелюбным и удобным. Все будут улыбаться друг другу. И все будут сидеть дома, на дом будут доставлять еду, одежду и все остальное, так что не надо будет париться. Можно будет заняться чем-нибудь еще.
- О, это будет ужасно скучный мир! - говорю я ей.
Она пожимает плечами.

Сегодня же кто-то написал: "В детстве я ненавидел автобусы".
- О, это написала Лили, - сказал Джонгил.
- Почему? - спросила Джил.
- Потому что Лили хочет купить себе Тойоту и работает не покладая рук каждый день, зарабатывает на мечту. А ездить ей приходится на автобусе.
Но он опять не угадал.
Автобусы ненавидела Миуки, у которой каждый раз в автобусе случался приступ тошноты.

Лили у нас парикмахер. Она стрижет всех в моей группе. И берет за это деньги. Эрик, впрочем. решил не стричься у Лили, он подстригся у Малазийского мастера. Когда я увидела, что Эрик подстригся, я как вежливая барышня на него выразительно посмотрела, промолчав. Эрик не дожидаясь вопроса сказал:
- Спасибо Лена.


Встретила сегодня свою любимую итальянскую девушку. Кстати, это очень удобно, она сейчас сидит рядом, а я, как порядочная свинья, пишу об этом и она даже не подозревает.
Девушку зовут, практически, Океан. Прекрасное имя. Сегодня у нее красные глаза.
- Ты вчера много пила, много курила? - спрашиваю я ее.
- Нет, мне всю ночь снились кошмары. Да еще этот гребаный Валентинов день. Я ненавижу его. Ты должен быть в этот день столь романтичен и прекрасен.
Я ей рассказываю о том, как хорошо я пила виски в воскресенье. И как я тащилась через полгорода в таком состоянии.
Она смеется и хлопает меня по коленке:
- Как я тебя понимаю!
Родная душа, практически.

А то некоторые говорят мне, тяжело вздыхая:
- Когда же ты наконец повзрослеешь? Когда же ты наконец перестанешь гордиться своими пьяными подвигами.
А я им говорю:
- О, я так сильно сорри, я растеряла на своем пути кучу винтиков из моей головы. И мне никогда не удастся повзрослеть.

Мне же сегодня снились прекрасные сны. Во сне я снимала полколеджа. Я запросто подходила к японским малчикам и девочкам, говорила им фразу - давай поснимаемся. И никто не отказывал мне.
Я снимала тоскливых малчиков пасмурных днем в подтяжках, сидящих одиноко на кровати. Я снимала девочек в красных платьях в тусклых лучах солнца падающих из соборных окон. И лица напоминали иконы. Над нами кружили чайки и лилась протяжная музыка. Потом пришла смска.
Я прислушалась к боли в спине. И мне вот подумалось, тело разрушается, а мозги пытаются сопротивляться - смешная история, вечно-смешная история.

Сегодня же такой прогон устроила на уроке и сама себя страшно зауважала.
Джил спросила, почему люди в тринадцатом веке умирали как мухи.
Все молчали.
И сказала, что не хватало знаний, медицина была на другом уровне и еще не всегда была возможность сделать операцию, потому как церковь не поощряла медицинское вмешательство и, что-то про Леонардо де Винчи. Вся группа молчала. Они меня уже перестали понимать к тому моменту. Только Джил хихикала и говорила:
- Ладно, ладно, хватит уже. Дай другим сказать.

Сегодня с утра решила, что надо экономить деньги на автобусах. В принципе, по моим расчетам до станции пешком тридцать минут - сущая ерунда. Но я шла все пятьдесят. Я тормозила на своем пути всех встречных и спрашивала, как мне дойти до станции. Встречные указывали на близжайшую автобусную остановку. А я сообщала им, что сегодня я экономлю мои деньги и поэтому мне надо дать правильное направление в сторону станции.
И тогда они улыбались и показывали рукой. Хорошая практика английского.

А еще мне рассказали, что это не спускают воду в доках, а это всего лишь отливы и приливы, потому как до моря здесь рукой подать. А я вводила народ в заблуждении.

Когда меня спрашивают, скучаю ли я. Я долго думаю.
У нас под окнами здесь яблоня зацвела, не знаю в который раз за этот год. И пролески пробиваются очень трогательно. Такие упругие стрелы из земли.
Я скучаю иногда по Украине, по бабушкиному дому, по воротам, где я сидела, глядя на дорогу, когда было особенно скучно, по хаосу в саду, где столь бурно росла растительность и пыльному чердаку со старыми трофейными чемоданами и столь особенному запаху. Там сушили яблоки и абрикосы, хранили лук. И жарким полуднем я ковырялась в чемодане. Мне хотелось бы, чтобы у меня был такой вот дом, и чтобы такой вот хаосный сад и никакого строгого порядка и дурацких подстриженных газонов..
И чтобы детский ржавый велосипед валялся под абрикосом. И стоял мешок грецких орехов.

Я смотрела прекрасный фильм про один из возможных вариантов моей старости.
Одинокая старушенция. Большой пустой дом. Изредка приезжают дети. Дочь - бизнес-леди или сын-клерк. Она готовит прекрасный ужин. Она суетится. А они объясняют ей, что это невыносимо вот так вот жить одиноко в доме, мало ли что случится, что дом надо продать и срочно в дом престарелых. Там будет прекрасно и не одиноко.
Она тяжело вздыхает и молчит.
В один прекрасный вечер она идет на службу в церковь и в церкви говорят, что неплохо было бы о ком-нибудь заботиться, тогда жизнь станет намного лучше и для Бога это такое вот себе богоугодное дело.
Она возвращается домой, а под дверью собаченция. Бабушка кормит собаченцию и вызывает перевозку из собачьего приюта.
Мен, который забирает собаку, случайно забывает в доме бабушки кошелек из которого торчит бумажка. Любопытная старушка читает эту записку и выясняет, что племянник лет шестнадцати отроду, этого гражданина ныне в тюрьме для несовершеннолетних.
И вот тут-тот начинается самое интересное.
Бабушка готовит кекс и чай в термосе и тащится в тюрьму навещать малчика.
Выходит трогательный малчик, спрашивает агрессивно:
- Ты моя, грэндма? А хрена ты тогда приперлась?
Старушенция разворачивается, собираясь уходить, а он выдирает у нее кекс и говорит:
- Ладно, ладно, я пошутил.

Ну так она к нему и ходит, а у него сложные отношения с сокамерниками. И в один прекрасный момент он бежит из тюрьмы и заваливается к этой старушенции. Ну и далее, как она делает из него человека. Ее сын и дочь приезжают каждый день и кричат:
- Ты что, с ума сошла?
Они переживают за дом.
А соседи звонят в полицию и сообщают, что у них по соседству беглый малчик.
Вот такая вот трагичная история. Ничего да, что я вам это все пересказала? Это я просто о рецептах от одиночества.
Tags: 2006
Subscribe

  • (no subject)

    Искала у Бродского одно стихотворение. Около часа искала. Не нашла. Завтра продолжу. Пробегала по первым строчкам и листала дальше. Такое все…

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments