Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

2006 Лондон. Я учу английский. Мои старые записи

27 февраля 2006
у меня новая соседка, если кто не знает. Ее зовут Катрин, ей двадцать четыре, она блондинка, она очень больших размеров и она из Германии. Ее родители - фермеры и папа часто ездит в Россию.
- Ты любишь пиво? - спрашиваю я ее.
- Нет, - отвечает.


- А может ты расскажешь мне о себе, - говорю я ей.
- Ничего интересного, - отвечает и натягивает наушники.
- Ты не пьешь пиво, бренди и вообще спиртные напитки?
- Да, - кивает она.
- Ты не куришь, и ничего интересного в твоей жизни не происходит?
- Да, - кивает она опять головой.
- Так ты ведь очень хорошая положительная девочка, - говорю я ей, таким же тоном, как вчера кричала Эми: Эми я люблю тебя. А я пью, курю и мои дни похожи на кино, велком в Льюишем. Меня зовут Лена.

Она легла спать в десять вечера и уверяла, что я ей не мешаю. Хорошо, что я не успела по дороге купить пива. Я обрабатывала фотографии на своем ноутбуке. А она тяжело ворочалась под одеялом и вздыхала, пришлось закрыть ноут и лечь спать. В такую рань-то.
Утром она встала рано. Вчера она спрашивала меня, во сколько я встаю и выхожу в колледж. В колледже надо быть в девять пятнадцать. Я встаю в восемь и выхожу в восемь пятнадцать.
Сегодня она решила меня не дожидаться, наверное она подумала, что я обязательно опоздаю. Я думаю, что она ждала минут сорок, пока колледж откроют. Хорошая, пунктуальная, немецкая девочка.

Выходные прошли под знаменем - собираем маньяков.
Еду в автобусе. Утро. Никого не трогаю. Подсаживается потертый китайский дяденька. И начинает на меня заваливаться. А здесь это вообще-то не принято. Сижу, смотрю в окно и думаю, что надо бы наверное встать, но как-то неудобно. Может быть мне показалось.
А дяденька все заваливается и заваливается, а потом так доверительно наклоняется ко мне и шепчет:
- У тебя проблемы?

Наверное, мне давно пора приклеить на лоб табличку - хочешь поговорить со мной - сделай это. Не отказывай себе в этом удовольствии.

Наверное, я должна ему ответить:
- Конечно же у меня нет проблем. И вообще, это окей, что вы на мне уже почти лежите.
Но я ничего не ответила, потому что мне стало впервые за много времени страшно.
Он вдруг выпрямился и стал открывать рот, как рыба глотает воздух и выпучил глаза, и что-то бормотал. А мне пришла нелепая мысль, что это он у меня энергию отсасывает.

Буквально накануне чернокожий малчик насильно впихивал листовку о вуди-практиках - хочешь оживить покойника - спроси у меня как, хочешь вернуть партнера - спроси у меня как.
А дяденька вдруг опять прижался и спросил еще более интимно:
- Так у тебя есть проблемы, я не понял?
- Я тебя не понимаю, - сказала я и при этом посмотрела в окно, как будто там Тарантино показывают.
- Ты откуда? - спросил дяденька.
- Я тебя не понимаю, сорри, - ответила я, продолжая смотреть в окно.

А потом мы приехали. И он все никак не хотел меня выпустить. А мне было страшно.
Сегодня утром, я никогда его не видела раньше, я езжу в этом автобусе каждый день в разное время, он заходит на следующей остановке и как ни в чем не бывало говорит мне:
- Привет.
А я смотрю в окно и отвечаю затылком:
- Сорри, я тебя не понимаю.

Я люблю здешнее метро. Вот так тащишься ночью по бесконечному облезлому переходу и прекрасная музыка, несется тебе навстречу, мягко окутывает, утешает, успокаивает, вселяет надежду и будит грусть.
В вагоне поздним вечером забавно.

Заходит совсем юный малчик с длинющими ресницами и в нелепой шапчонке. Трясет стаканчиком с мелочью и убеждает срочно ему пожертвовать, все смотрят заинтересованно, но никто ничего не достает из карманов. Но смотрят заинтересованно, как никак - шоу.
Малчик отворачивается от нас, поворачивается к другой половине вагона. Другая половина вступает в оживленную дискуссию на тему стоит ли поддерживать бездельников.
Все смеются. Малчик тыкая в нас пальцем говорит:
- Спасибо, что поддержали.
Поворачивается к нам спиной, приспускает штаны, показывает задницу и говорит:
- И вообще, mind the gap, - ласково улыбается и выходит.
Я люблю метро лондонское поздно вечером. Бывает застрянешь в туннеле, стоишь минут двадцать, а народ знай себе читает газетку и делает вид, что время вовсе не двенадцать ночи и что ничего такого не происходит.
Здешнее метро - это изба читальня. В здешнем метро разложены газеты по сиденьям, пока едешь, можешь почитать сам, а потом положить на место, чтобы другой прочитал.

В пятницу вечером Джун, моя квартирная хозяйка решила сообщить мне, что мне надо убраться в комнате, потому как в воскресенье приезжает новая соседка.
- Ты должна убрать свой чемодан под кровать, ты поняла меня? - говорит мне Джун.
- Я должна убрать свой чемодан под кровать, - повторяю я.
- Гуд, и вообще, скажи, тебе нравится Лондон.
- Да, нравится, - отвечаю я ей, - хочешь я тебе свои фотографии покажу.
Ночь, пьяная Джун смотрит мои фотографии:
- Это фантастика, - кричит Джун, еле держась на ногах, - это фантастика, ты должна здесь срочно искать работу, ты должна сделать портфолио моей Джорджине, мы заплатим тебе за это.

- Я как раз хотела спросить, могу ли я снять вашу Джорджину, - отвечаю я, - я сделаю это бесплатно.
- Нет, нет, - кричит пьяная Джун, - ты знаешь, что ты талант, когда ты будешь знаменитой, мы сможем продать твои фотографии.
- Джун, я обычный человек, - смеюсь я.
- Нет, нет, - повторяет упрямо Джун, я забыла, что она психолог, - вы русские, задолбали своим менталитетом, если не понимаешь, переспрашивай меня. Ты должна говорить, делай вот так, - и она вскидывает руку и кричит: "Yes". Ты должна вот так кричать всем миру, и все получится, ты понимаешь? Не смейся, я серьезно, может я чего-нибудь в этом не понимаю, но ты талантлива, у тебя люди живые, перестань надо мной смеяться.

- Дай я тебя, Джун лучше обниму, - говорю я ей и лезу обниматься по-русски.
Выходит Джорджина, смотрит на нас странно. На Джорджине крохотный розовый лифчик и маленький трусики. Гумберт отдыхает. Эти длинные ступни и точеные пальцы. Джун лезет под потолок. Она должна показать мне срочно ужасные фотографии, который им сделали в местной студии. Она показывает Джорджину и Ивена. А себя не показывает.
- Мама там очень безобразная, - смеется Джорджина.
- Твоя мама - прекрасная, - укоризненно говорю я ей.
Два часа ночи. Старая добрая Англия. Луна в дверном проеме. Две черокожие барышни, я и куча котов. И всю ночь сны на английском. А чемодан пришлось таки запихать под кровать.
Tags: 2006
Subscribe

  • (no subject)

    После двух вечеринок подряд, впервые в жизни провела целый день в постели с Вариным папой, с ноутом и сериалом Jane the Virgin. Не рекомендую. Such a…

  • (no subject)

    - ЭЭЭ, мы выпустились, - написала Алена, - давайте встречаться. - Я соскучился, давайте, - отозвался Даня. Аревик на какое-то время молчала. Алена с…

  • (no subject)

    Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments