Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Она звонит мне. Звонит по скайпу. Я только что загрузила себе в тарелку гору, хорошо, небольшую горку - вдруг Варваре не хватит, жареной картошки - мама приходила, сверху сметаны, чего уж там, почти русское дитя с неправильными для России корнями, и перед компьютером. У меня есть ровно двадцать минут, чтобы запихнуть в себя картошку, проверить почту и посмотреть новости на CNN, потом я пойду встречать Варвару, я все еще питаю надежды на собственную организованность и что мне быстро удастся сдать IELTS. C организованностью никак, мысль о том, что не надо себя напрягать, делать все в удовольствие собственное никак не сочетается с тем, что когда, просыпаясь, долго смотреть в окно, обдумывая очередной сон-ужастик, делать лениво чай после и еще иногда думать: ну и разве ты кому-то чего-то должен? К чему вся эта суета? Конец предсказуем. Давай уж, расслабься наконец.

Опять отвлеклась. Мысль всегда растекается не в том месте. Так вот, картошка жаренная, вкусная. Экран ноута. Таша звонит из Лондона. По скайпу. И из моего ноута - Лондон, несущиеся мимо автобусы, смеющиеся прохожие. И я такая вся вежливая со своей картошкой:
- Чего звонишь?
И вся такая трепетная Таша:
- Ну просто, и это ты так, эээ, ты так
- Опять не соблюла пиитеты? Ну,Таша, не делай вид, что я - это не я, звонишь чего?
- Почему я не могу позвонить просто так, - и в трубке такой Лондон, такой Лондон, такие звуки - Ты как всегда, просто мне захотелось позвонить, - отвечает Таша
- Просто ты никогда не звонишь. Опять все плохо? Или неужели, неужели соскучилась?
- Ну, эээ, ну нет, все по-другому.

Таша едет на своем очередном, еще не украденном, велике из Хакни, ценой в пятьдесят фунтов, зуб даю, в свой колледж на КингКросс, если мне не изменяет память, звонит мне по скайпу, Слава Прогрессу - Таша в теплом Лондоне, проносясь на велике где-то там, звонит мне, сидящей перед ноутом, жующей свою картошку, в морозные и серые Мытищи, где жизнь застыла, успев сто раз поменяться и теперь я из человека, который постоянно торчит в Лондоне, превратилась в человека, который, по какой-то странной случайности, не смог остаться в стороне и нынче снимает протесты. И которого бесят, когда старые друзья, старые по еще гламурным всяким делам, иногда пишут - ну что, как твои протесты, все еще по митингам ходишь? Романтическая художница Таша, несущаяся на велике, звонящая прозаическому фотографу Елене в Мытищах, прозаически жующей картошку.

Она едет в свой колледж. Связь плохая, где-то около колледжа обрывается и она почти успевает мне рассказать события последних пару месяцев.
Я вот уже полвечера размышляю про срочно заработать денег, успешно проставить визу, кто знает, вдруг они мне ее опять не поставят, англичане - они такие непредсказуемые, и смотаться в цветущий Лондон, раз уж так все получается. Как раз к концу марта успеть.

Еще и Вика. Ох уж эта Вика. Вешает картинку, где она ну такая, такая, я даже пишу - спасибо Варваре за сленг - Вика, ты здесь такая няша. И еще там читаю комменты и кто-то пишет: - Отличная фотка, кто снимал? А там на фотографии Вика с таким смешным лицом, я сразу вспоминаю, какой это был длинный похмельный день, закончившийся нашим с Викой походом по пабам, неудачным походом. Было скучно. День был запротоколирован здесь http://iogannsb.livejournal.com/1934313.html . В него не попала ни Вика, ни Дарлинг. Но теперь я вдруг вижу Викину картинку на фейсбуке, она еще запретила мне ее засовывать в "Один мой день". Пять минут славы Вику не прельщали никогда, спрашиваю, не моя ли эта картинка. Столько картинок мной сделано, все и не упомнишь, иногда стиль мне кажется знакомым, хотя кому еще бы Вика так улыбалась. Вот ровно так. И у нее еще в комментах кто-то спрашивает - кто снимал и она отвечает: "да пили как-то с мастером этого дела". Ну да, с мастером этого дела много раз пили в разных местах, как-то даже в Макдональдсе на Охфорд стрит, ужас-ужас, один не очень успешный фотограф с одним не очень успешным будущим профессором. Так вот, и Вика мне отвечает - твоя, конечно, фотка-то. Уже очень нужны новые. А уже полтора года не была в Лондоне. Ужас просто, как всем моим друзьям нужны новые мои фотки. И это таки-да, аргумент.

И я сегодня Таше рассказывала про ужасы последнего года, и радости последнего года. И про серость за окном.
Она вежливо, перед тем, как толкнуть речь, собственно, по поводу чего она звонит, спрашивает:
- Как дела?
И я, как истинно поданный нашего государства российского, отвечаю:
- Какие могут быть дела у человека, у которого за окном серость? Которому солнца уже несколько дней не давали.
Серость за окном, серость в душе. И куда уж там отвечать на хау ду ю ду, отвечать - найс, чего уж там. Мы - почти русские, мы не такие. Мы - честные в таких делах.

И тут еще брат Саша прислал ссылку - нужен фотограф в Доминикане. И там такие картинки. И фотограф нужен женского пола. И там небо синее, и вода лазурная, и песок. И еще пишут, что контракт на семь месяцев и оплата достойная, работы много. За свадьбу платят семьдесят, иногда сто пятьдесят долларов. А свадеб целых двадцать, а может даже сорок в месяц. А еще за жилье компенсация в двести долларов. Вот.

А я как раз сегодня с утра в очередной раз хандрила. Каждый раз, когда я думаю о будущем, я начинаю бояться, что денег не заработаю, в какой-то момент больше не сможешь снимать, и все, бац - и нищета. Или клиенты покинут. Они же такие, сегодня с тобой, а завтра без тебя. Клиенты.

Или просто не сложится. И я все утро думала, что я еще умею в этой жизни делать?
Я много чего умею бестолкового. К примеру, я умею учиться. На физтехе научили. Я умею очень быстро печатать, я могу работать няней, у меня с детьми хорошо получается общаться, я даже продавщицей могу, работала как-то после окончания физтеха. Перестройка, и даже выпускник физтеха мог работать продавцом. Потому что высшее образование, оно у нас самое лучшее. Даже ночью будили, когда за водкой приходили. Потому что ночью иногда тоже водки хочется.

Но я не могу, когда мне не нравится. У меня не получается работать, если мне не нравится.
В общем, все утро я расстраивалась и боялась ужасной нищей старости. А вечером мне Торгашев говорит - ну и что, ну если и умрем под забором, ну и что? И прямо успокоил. Правда.
Но вот за семьдесять долларов за свадьбу, даже в Доминикане я пока не готова работать. Впрочем, просто у меня сейчас все еще пока другие планы на жизнь. Иначе я бы поехала. Правда. Если бы взяли. У них там кастинг.

А еще звонила Соня. И мы с ней беседовали. И я ей рассказывала об этих самых планах, а она все удивлялась. И говорила, что не зная меня, можно было бы подумать, что человек с головой не дружит. Но это не зная меня. А зная меня и так понятно, что с головой человек не дружит. Если он - отклонение от нормы.

А так, я так героически держусь, не езжу в Лондон, слушаю CNN, вчера, к примеру, весь вечер Джоди Фостер наслаждалась, ее речью на Золотом Глобусе. Боже, какая женщина. А сегодня тоже много всего было. И я все еще надеюсь, что все идет по плану. Но если бы вы знали, каких усилий стоит иногда жить. И этот ветер перемен, он, иной раз, столь стремительный.
Subscribe

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…