Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

длинный пост ни о чем

Сегодня было сложно проснуться. Но это только потому, что я не умею рано просыпаться. К десяти все-таки удалось себя вытащить из постели. До одиннадцати пила чай и серфила интернет. В одиннадцать выползла на улицу, было много планов, надо было поменять водительские права. Вчера обнаружила случайно, что они у меня уже месяц недействительны.


Дойдя до мусорных баков на улице, вспомнила, что забыла шнур от флешки, на котором мои фотографии меня на справку, а заодно на визу. Поднялась домой за шнуром, заодно вспомнила, что надо позвонить маме, сказать ей, что денег дома нет, чтобы она взяла деньги на такси - художка-хип-хоп-все-дела. Пока разговаривала с мамой, у нее умерла подруга от рака, мама спешила к ней домой, про деньги я ей сказала, шнур забыла взять. Поднялась в квартиру и спустилась обратно. На первом этаже вспомнила, что шнур так и не взяла, поднялась еще раз. Прямо вот посмотрела в зеркало. Потому что, ну да, если ты чего-то забыл, можешь сразу смело оставаться дома. Но если ты посмотришь в зеркало, возможно, да, возможно, удача таки улыбнется тебе.

На полпути к маршрутке можно было распечатать фотографии. Тем более, что шнур был со мной. Оказалось, что фотограф уволился, он же распечатывал фотографии, следующий будет через неделю. Заодно пропустила маршрутку, не беда, следующая через двадцать минут.

В Медведково около метро пошла распечатывать фотографии. Минут сорок стояла в очереди, очередь дошла, флешку подключили, минут через пять малчик, очень медленный малчик, объявил, что флешка не читается.
Вариантов не было, пришлось у него фотографироваться. И вместо красивой меня, сфотографированной собственной рукой, я получила шесть фотографий с унылой теткой с мертвенным цветом лица и так, что весь рельеф лица рельефен. Зато смело можно сказать, что на все свои года и выгляжу, так должны выглядеть тетки в свои годы. Утешила себя, что так хмуро я буду выглядеть в шестьдесят. Впрочем, еще семь лет назад в английском полицейском участке меня ровно также уныло запротоколировали.

Следующем маршрутом в квесте было получение справки для обмена водительских прав.
Два курящих врача на крылечке, где медкомиссия, подтвердили, что я не ошиблась адресом. Заплатила свои тысяча двести. Мне написали на карточке, какие пять кабинетов я должна посетить. И дальше с десятью прекрасными простыми шоферами, они проходили медкомиссию, мы ходили из кабинета в кабинет. Такие обычные нормальные простые работяги. Очень уважаю. Какие-то они настоящие. В кабинете, где проверяли зрение, сидела мегера. В остальных все были весьма дружелюбны. Почему-то в кабинете хирурга меня зачем-то раздели, и прекрасная женщина с противогриппозной маской на лице ловко прощупала мой живот и тут же объяснила, что мне срочно нужно вырезать очередную часть моего живота, чем ввела меня в некое замешательство. Видя это, в красках объяснила, что будет, если я решу этого не делать, чем привела меня в еще большее замешательство. Комон, детка, все мы знаем, как получаются водительские справки - заплатил бабло, прошел по кабинетам за пятнадцать минут, все проштамповали, и в последнем, самый главный врач, достав шесть печатей по очереди еще раз прошелся, для верности. А тут такая фигня. Сразу вдруг стало понятно, почему этот самый живот уже месяц ноет, несмотря на вырезанный аппендикс.

Потом еще был психиатр. Ну психиатры - это особенные люди. Сталкивалась дважды, когда сдавала свою соседку по коммуналке в психушку, по поводу светящихся зеленых человечеков и песен Богородицы, и еще один раз, когда делала портфолио для состоятельных господ.

Когда я вижу психиатра, я сразу понимаю, что пора сдаваться. У меня даже коленки подгибаются. Помнится, как они врывались к нам в коммуналку, люди в черном, огромных три мужчины, красивые еще, мрачной красотой, все в черных длинных пальто, идут на тебя и спрашивают с угрозой: "Что случилось?". И ты сразу теряешься, ноги подгибаются, хорошо соседка в этот момент выходит и сразу понятно, что есть еще пациенты в нашей квартире.

И у них еще анкета такая с разными вопросами, на которые ответы или - да, или - нет. Например: Богородица с Иисусом приходили? Песни пели? Огоньки горели? И соседка моя такая: "Да, да, да"

Ну так вот, сначала он на меня посмотрел исподлобья, как будто мы с ним сто лет знакомы, и так, негативно знакомы. Потом спросил:
- Кем работаете?
- Фотографом, - отвечаю
- Образование? - вот так вот прямо одним словом и все исподлобья.
- Физтех, - говорю, хотя, наверняка, надо было бы сказать МФТИ. Но, видимо, в курсе
- А, - говорит, - физтех, понятно, - и штамп, шлеп.
Все.

В общем, справку дали. И ощущение, что я теперь - драгоценный сосуд, который в любой момент может разбиться, даже как-то слегка жалко себя стало.

Дальше по плану было ГИБДД в центре. Но оказалось, по понедельникам у них выходной. А не выходной был только в ГИБДД где-то в Строгино, но мне туда лениво было ехать.
В общем, права отложились на завтра. Квест с ходу не решился. Позвонила Ударцевой. Она выгуливала двух малолетних испанцев по холодной Москве. Ударцева как раз шла с ними в Алмазный фонд. Что касается меня, я дошла с Третьяковской до Красной площади, несмотря на ощущение, хрупкого сосуда, у которого сейчас вот-вот разобьется, поднялась на третий этаж ГУМа в столовую номер пятьдесят семь, взяла картошку с тефтелями, салат оливье и зеленый чай, и стала их ждать.

Сначала ко мне пыталась подсесть старушка, она так и сказала:
- Приятного аппетита, - милая такая старушка в красной шляпе. Вокруг было полно пустых столов. Пришлось ей вежливо сообщить, что я жду, что нас четверо. Она сразу расстроилась, посмотрела с подозрением и ушла к другой девушке подсаживаться, к более молодой и красивой. Девушка оказалась более снисходительной.

Так вот, пока я ждала эту Ударцеву с испанцами, они обещались появиться через пару минут, старушка успела поесть и уйти. Мне даже совестно стало, что я не дала насладиться старушке своим обществом.
- Ну, и где вы? - звоню я Ударцевой. Я уже успела съесть все.
- Мы зашли в Собор Василия Блаженного, мы же - туууууристы. Ты меня ненавидишь?
- Да.

Потом они наконец-то пришли. Два малолетних испанца, хотя выглядели они не совсем малолетними, но некоторые сразу рождаются тридцатилетними, чего уж там, и Ударцева. Громко говорили по-английский. Взяли еды и сидели за столом, чуть-чуть болтали за жизнь. Больше жевали. Обсуждали селедку под шубой. Я гнала телегу, что это такой традиционный русский салат, обязательный для Нового года, также как и оливье. Пабло не понравился, Фредерику понравился.

Ударцева мне тут же сказала гадость, вот прямо сразу захотелось расстроиться:
- Ростунова, что у тебя за акцент? Срочно в Лондон исправлять!
И я ей потом сказала:
- Вот так вот, Ударцева, именно поэтому русские граждане при других русских гражданах стараются не говорить по-английски, чтобы не получить отрицательных эмоций. Представляешь, какой комплекс?
И Ударцева сразу почувствовала себя виноватой, и сказала, что, благодаря мне, она целых два новых слова вспомнила, и что это она так, не подумав.

Фредерико рассказал, что они к Ударцевой ехали с Китай города до Чистых прудов (одна остановка) целых два часа. Что они в метро пытались спросить у мента, как доехать. И мент был отличный парень, пытался помочь, не зная английского, и звонил Ударцевой, но она трубку не брала. В итоге, они пошли пешком и оказались на Таганской, восхитились высоткой. Пусть с Китай-города до Чистых прудов через Таганку занял два часа.

Потом они как-то встретились, и Ударцева показала им Москву и меня заодно или за два.
Еще мы доехали до Комсомольской, купили Пабло самый дешевый - около десяти евро - билет в Питер. Пабло рассказал, что вчера ночью, когда он ехал из Питера в Москву в плацкарте, его разбудили граждане русские, сказали - эй, Спаниш, пойдем бухать. Ну, это он сразу понял, несмотря на то, что никто из них не говорил ни по-английски, ни по-испански.
- А что пили? - спрашиваю
- Водку и коньяк, - отвечает
- Что было вначале?
- Слушай, понижения градуса не было, - говорит мне Ударцева.
- Так что было вначале? - настаиваю я.
- Сначала водка, потом коньяк. Было весело. Они совсем не говорили на других языках, но все пытались со мной разговаривать.

Потом Ударцева захотела им еще Воробьевы горы показать. Я не понимаю прелести Воробьевых гор в темноте и холоде. Проводила их до метро. Стоим у входа. И Федерик говорит:
- А где здесь можно купить drink and food?
Время - около восьми. Комсомольская площадь, вокзалов созведие.
- А ты знаешь, что бухло в Москве продается только до десяти? - говорю я ему.
- До одиннадцати, - поправляет меня Ударцева.
- До десяти, - спорю я, хотя не уверена.
Они, эти малолетние испанцы, смотрят на нас с удивлением.
- Я хотел просто drink, не алкоголь, и какой-нибудь еды, мы же едем на смотровую площадку. Это было бы здорово, что-нибудь есть, пить и смотреть на Москву ночную.
- Попкорн что-ли? - спрашиваю я.
- Они говорили про алкоголь, - говорит Фредерик Пабло, - представляешь?
- Ну, они же русские! - отвечает Пабло, улыбаясь.
Как-то так.
Subscribe

  • (no subject)

    Деточка Варя два дня подряд занималась шоппингом. Вчера наконец-то купили себе чемодан. Пару дней уговаривали. Нехорошо ездить с чужим чемоданом и…

  • (no subject)

    И чтобы не забыть. Вчера мои барышни-сокамерницы в гости приходили. Все пытаюсь собрать сразу всех, с кем сидела. Но в этот раз опять несколько не…

  • (no subject)

    На сегодняшнем зум-английском, да, я все продолжаю это безобразие, аргентинский Пабло из Барселоны отвечает на вопрос - прошлая неделя, чем вы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments