Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

из теплой постели удалось вылезти с трудом.
Добралась до книжного магазина на Пикадилли. Надо же было удостовериться, что никто меня не обманул, что книжка продается.
В книжном магазине сходу разыскать книжку не удалось. Спросила у продавца, она мне тут же и ткнула в раздел стиль в отделе ART. Сфотографировала и тут же отправила в Инстаграмм, всегда хочется похвастаться.
Заодно прочитала, что меня завтра ждут в отличные гости. И сразу все пошло как надо.
На Ковент Гадене встретила Шона. Его было видно издалека. Его красная шапка.
Подошла и наступила на шнурки развязанные. Шон важно курил электронную сигарету и не обращал на меня никакого внимания.


- Пока, пока, - вскричал, стоящий рядом, Сержио.
Шон поднял глаза и стал меня разглядывать. Ну да, конечно, я в шапке абсолютно не узнаваема. И Шон - тормоз. Минуту разглядывал, потом обниматься бросился.
- Так, Шон, ты когда выступаешь? - спросила я его, - ты мне очень нужен. Во-первых, я очень сильно скучала. Во-вторых, мы сейчас пойдем в парк фотографироваться.
- Я буду часа через два выступать, - ответил Шон
- Отлично, - сказала я, - тогда пошли в парк, мой малчик. И ты совсем не изменился.
- Изменился, - ответил Шон, приподняв шляпу, обнажив седые волосы, - видишь?
- Фигня, во-первых, ты в шляпе, во-вторых, их всегда можно закрасить.
- Можно я сначала посижу на яйце? - спросил Шон. На Ковент Гадене куча пасхальных яиц.
- Тебя арестуют, - сказала я
- Нет, - ответил Шон, - мы быстро.
- А почему ты собираешься снимать Шона, а меня нет? - спросил Эндрю.
- Потому что у тебя некрасивая куртка, если ты ее снимешь, я буду снимать тебя вместе с Шоном, что у тебя там под курткой?

- Холодно, - сказал Эндрю, - не буду раздеваться.
- Как хочешь, - ответила я, - дважды предлагать не буду
- Ты просто меня разлюбила, - сказал Эндрю, - раньше снимала. И больше не снимаешь
- Нет. Я снимаю только красивых, хорошо одетых людей. А у тебя куртка дурацкая. Раздевайся и будешь в кадре.

Тем временем Шон залез на яйцо и принимал важные позы. Все вокруг тут же бросились тоже Шона снимать. И его поснимала и мы пошли в парк.
По дороге Шон приставал ко всем артистам и прохожим тоже. Я говорила всем, что это - мой личный малчик. Шон тут же добавлял, что я его мама.
- Кстати, сколько тебе лет, мой малчик? - спрашивала я
- Тридцатник, - отвечал он
- Ну тогда в мамы я тебе гожусь с большим напрягом, чего уж там. Как твоя жизнь тут без меня?
- Нормально, новый любовник.
- А ты ставишь крестики? - спрашиваю, - какой по счету?
- Не, забываю, не до этого, они слишком часто меняются.
- Ставь крестики, как сбитые самолеты под крылом рисуют.

Наткнулись на ребят из South Africa. Полтора года назад Сержио втюхивал им, что я - агент ФСБ. А они верили.
- Сфотографируй меня с ними, - закричал Шон, заключив одного из них, самого мелкого в костюме леопарда, в объятия.
Шона все любят, хоть он абсолютно сумасшедший. Даже, когда отбиваются, пытаясь вырваться, все равно любят.
И еще ему можно сказать:
- Хочу тебя сфотографировать вон с той тетенькой. И вот уже Шон напал на тетеньку, заключил ее в объятия и тетенька, не успев опомниться, попала в мой объектив.
Парк около церкви был закрыт. Зашли в подвал, где все артисты с Ковент Гадена переодеваются. Шон меня познакомил еще с парочкой, сидящих в полумраке. Потом еще в один крохотный магазинчик, где работал его бойфренд. Вернулись обратно, встретили Эндрю с новым фокусником, я его не знаю.
- Зачем ты фотографируешь Шона, он - плохой, очень плохой, - сказал мне новый фокусник, - ну посмотри на него. Как, вообще, можно стоять около такого плохого человека? А ты знаешь, с кем он спит? А ты знаешь, как часто он их меняет?

- Знаешь, когда в мире так много хорошего, становится невыносимо скучно, так что пусть уж хотя бы Шон поработает злом для тебя.
Пообнимались на прощание с Шоном и я дальше пошла. У меня еще по плану были гости. Меня сегодня моя Мегами в гости приглашала.

С Мегами мы познакомились лет пять назад в какой-то очередной школе на Оксфорд стрит. Она была из Японии и соответственно, дизайнер из модного магазина. А я ей небрежно сказала, что я - фотограф из России и снимаю для глянцевых журналов. По тем временам я, действительно, еще снимала для глянцевых журналов. Она на следующее занятие принесла журнал ньюйоркский номер WWD с моими фотографиями и сказала, что думала, что я заливаю, а я, оказывается, вау-вау. И в самом деле в таких изданиях издаюсь.

Ее муж работал в одном издательстве. Шла выставка Лейбовиц и она бесплатно меня на эту выставку сводила, потому что у мужа в издательстве раздавали бесплатные билеты. А я ее водила на Ковент Гаден, знакомила с фокусниками и открыла чудесный дешевый мир Праймарка, так что муж потом чуть не убил, рассказав, что негодяи из Праймарка используют детский труд.
Ну вот, с тех пор у них родилась очаровательная деточка Лана, двух с половиной лет. Папа с ней разговаривает по-португальски, мама - по-японски. Между собой они разговаривают на английском. Ну и я сегодня до кучи с ней поиграла в сороку-белобоку, ку-ку и ладушки, а также футбол и еще какие-то разные штуки, так что к концу вечера Лана уже прекрасно общалась со мной на смеси англо-португальско-японско-русской и это было очень смешно, и абсолютно понятно.

А какой был ужин. Какой был ужин. Японский суп. На второе рис с курицей в кисло-сладком соусе. Салат прекрасный и вино. И Лана, выуживающая из тарелки руками мясо.
На обратном пути размышляла, как бы еще заехать к Брендану в гости. К издателю своему. Он живет в часе езды от Лондона. Где-то у океана. Он звал двенадцатого, когда его группа будет играть в местном пабе. Но двенадцатого ближе к ночи ехать к океану, даже не знаю. Занятны эти штуки. Вот так человек, когда-то бывший арт-директором русского Вога, нынче живет где-то у океана, воспитывает парочку очаровательных детишек, издает книги, почти не выходя из дома. Его жена ездит на работу в Лондон. А еще он играет в местной группе. И в последний раз, когда мы с ним выпивали в пабе у океана, детей надо было забирать через час, барменша крайне неодобрительно на меня смотрела, и родители потом в школе, куда мы пришли забирать детей, тоже осуждающе поглядывали. Но что делать. Он издатель. Мы нужны друг другу. И в конце концов, почему надо придумывать сразу совсем другие истории.

В вагоне наискосок напротив сидела абсолютно роскошная черная женщина в огромной серой искусственной шубе до пят и серебряных туфлях. Шикарная невероятно. Достала камеру и сфотографировала ее.
Сидящий рядом, малчик лет восемнадцати посмотрел на меня, на камеру, на чернокожую женщину, достал айфон и так втихаря, украдкой начал снимать. И это было так смешно, что я улыбнулась, он тоже улыбнулся.
- Если хочешь снимать, снимай, не делай это втихаря, не бойся. Просто снимай и все. Это будет проще для всех. Я - фотограф. Я все время снимаю людей. И если мне надо, я снимаю их не скрываясь.
Он посмотрел на меня с интересом.
- Кстати, - сказала я, внезапно увидев эту дурацкую рекламу с Варварой перед нами, - про я - фотограф, представляешь, как смешно вышло, еще пару дней назад я жила себе в Москве, тут приезжай в Лондон, и что я вижу, представляешь - смотри, - и я тыкаю в рекламу, - я вижу свою фотографию с собственным ребенком в лондонским метро. Смешно, да?
- Подожди, это твоя дочь? - спрашивает он меня.
- Ага, честно. Только она уже ругалась на меня, говорила, что на этой фотографии она - уродливая. А по-моему, так красотка. Звонит пожаловаться на своих родителей в России. А еще я сегодня свою книжку в магазине видела. Вот так живешь, живешь, и вдруг в один день понимаешь - вау, а я и вправду фотограф. Ну и еще, представляешь, я раньше снимала для разных журналов, а в этом году стала снимать протесты. Раньше моду и портреты, а теперь, как полиция бьет люди.
- Круто, - говорит он и глаза его загораются, - а здесь так скучно жить.
- Так вот, слышал про Пусси Райот? Девицы спели в церкви про Путина прогони, а теперь в тюрьме на два года их закрыли.
- Круто, - говорит. И мечтательно улыбается. И я ему, пока до Камден Тауна ехали, успела рассказать почти весь год про протесты, аресты, криминал и холодную зиму. Достает айфон и снимает рекламу с Варварой.
- Ты зачем ее снимаешь?
- Друзьям покажу, - говорит, -ты не понимаешь, ты первый человек, которого я встретил в своей жизни, такой невероятной крутости. Офигеть.

- А меня знаешь, что всегда забавляет, вот это вот кино - сидишь в метро и вдруг начинаешь кому-то свою жизнь рассказывать. Ни с того, ни с сего. Бац и рассказал. Случайному попутчику, которого никогда больше не увидишь. И еще иногда это какие-нибудь последствия вызывает.
- Круто, да, - говорит, - круто, что мы с тобой поговорили. Давай, пока.
А я дальше поехала. Мне еще Вика прислала смску, что она через час будет дома.
- Счастье, - пишу я ей. А потом еще Вика мне сказала, что ей всю ночь снились сны про протесты, митинги и полицию, которая всех забирала.
- Я больше не буду тебе ужасы рассказывать, - пообещала я Вике, вспомнив кому я только сегодня не рассказала про Россию и ситуацию в ней.
Tags: лондон, рассказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments