Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

обычный такой лондонский день. Встретились с Викой на Боромаркете. Оказалось, что Вика, несмотря на свои восемь лет в Лондоне, никогда не была на Боромаркете. Я ей все показывала и рассказывала, перепробовали мильон разных оливковых масел и бальзминовых соусов. Знаете да, эти блюдечки, в которые масло налито и еще блюдечко с хлебом, разрезанном на кубики. Вот так берешь хлеб, макаешь в соус или масло. Пока весь рынок обойдешь, так и наешься. Ну и еще да, сыр, колбаса разная, кексы шоколадные, чаи всякие.
Потом еще Вику у Темзы фотографировала. Ветер с Темзы дул, завывал. В переходе около Тэйта азербайджанцы на гармонях что-то залихвастое играли. Вика у Эмбанкмента домой поехала, ужин готовить. У нас сегодня ужин намечался. А я на Ковент Гаден пошла. Толпа текла. Сержио и куча незнакомых малчиков-фокусников.
- Слушай, - говорил мне Сержио, - смотри, я сейчас мимо этого бронзового человека проходить буду, он мне подзатыльник влепит, а ты снимай реакцию толпы.


Человек, обмазанный бронзовой краской, стоял на пЬедестале. Сержио делал вид, что говорил по телефону, проходил мимо, знаете эти фигуры в европейских странах? Они начинают двигаться, когда вы им монетку кидаете или стоят неподвижно, а когда ты мимо идешь, задевают тебя. Вот так и бронзовый человек дал подзатыльника Сержио. Сержио изобразил крайнюю степень изумления. Толпа смеялась и показывала пальцами.
- Ну что, получилось? Не очень. Ничего, мы повторим это через пятнадцать минут, когда толпа поменяется, - сказал мне Сержио. И мы это сделали еще раз пять. И каждый раз толпа смеялась и показывала пальцами.

Еще мне писал Радек, трогательно просил заняться английским, чтобы наконец сдать этот гребанный IELTS.
Что касается меня, всю ночь мне снились картинки, которые мы должны будем сделать - ванна из молока с Радеком. Радек в разных шляпах. Порно на кладбище. И Вика говорит, что нас всех арестуют. Но мы такие смелые с Радеком.
Я ему рассказываю про порно на кладбище. Про арт-порно.
- Хм, - говорит Радек, - интересно. Но где мы возьмем столько людей?
- Я в тебя верю, - говорю я ему, - а еще у меня есть Шон. Только ему уже почти тридцатник и он в джим не ходит, у него фигура не очень.
- Откуда ты знаешь, какая у него фигура? - спрашивает Радек
- Видела, - отвечаю, - в обнаженном виде
- Как это могло случиться? - удивляется Радек
- Ну, Радек, - ну ты же меня не первый день видишь, - когда я говорю - раздевайся, они раздеваются. Все раздеваются. Ты же знаешь. Я всего лишь фотограф.
- Ну да, - отвечает Радек.

Мы стоим на узкой кухне. Приходит девушка-блондинка. Я протягиваю руку, говорю:
- Лена.
- А ты не помнишь меня? - спрашивает она, - ты же нас с Радеком снимала.
- Марта? Из Барселоны? - я так удивлена. Она такая, такая не Марта.
- Хорошая память, ты помнишь, как меня зовут. Молодец, - говорит она мне.
- Понимаешь, она однажды решила, что она - Вероника. И перекрасилась в блондинку. Просыпается и она - блондинка.
- Правда?
- Он шутит. Просто мне захотелось побыть блондинкой.
- И теперь она потеряла свое Я.
И Марта так нежно целует меня на прощание, уходя на работу. Мне потом всю ночь снится, кроме ванны с молоком и красной полосочки, а также арт-порно на кладбище, мне снится обнаженная Марта. Понятно, что в следующий раз надо будет спросить, не хочет ли она мне попозировать ню. Она точно не откажется и это будет красиво, несмотря на то, что она нынче блондинка. Но какая она была красотка, когда она была не блондинка. Когда она решит, что она больше не Вероника, она опять будет красотка.

- А еще я полтора месяца был в Израиле.
- Круто, да
- Я привез оттуда леопарда. Смотри, - и он показывает мне огромную ссохшуюся шкуру леопарда с кучей дырок, - Я купил это на рынке. Бедное животное. Но оно уже было мертвое. Так что ничего не поделаешь.
- Как ты это вез из Израиля?
- Я намочил шкуру и свернул в свиток.
- И что, у тебя не было проблем?
- Нет, не было. Они спросили у меня: "он что умер, да?" И я ответил: "я думаю, что да, уверен даже".
- То есть ты вез шкуру дохлого леопарда из Израиля в Англию и тебе ничего не сказали.
- Знаешь, у меня на голове было четыре шляпы, ну и я был одет, ну знаешь...
- Как последний фрик, да?
- Как обычно, им было не до леопарда, правда.

Пятница вечер. Толпы нетрезвых людей тащатся в клубы. Поют громко в метро. Я еду на ужин. У нас на ужин рыба и рис. Ну и вино. Они его почти выпили. Я опаздываю на ужин. В таверне напротив - народ. Пятница вечер.
- Может еще по бутылке? - спрашиваю я их и объясняю, - какой то слишком трезвый вечер.
- Только одну, - говорит Вика, - не больше
- Конечно одну.
Хорошо, когда под домом магазин. И бутылка красного вина. Пятница - вечер. Все еще Лондон. Не хочу читать новости из России. Сразу не хочется в нее возвращаться. Рассказывала сегодня Кристиану все про Россию. Потом сказала ему, что в России весело, нескучно, классно и жить можно, по-честному можно. Ну не так, конечно, спокойно как в России, и менты, ну не как в Англии много еще чего не как в Англии. Потом пришла Вика, сказала, что хватит этого вот, про Россию страшилок рассказывать. И они спать ушли.
Subscribe

  • (no subject)

    В феврале мы ходили в музей.

  • (no subject)

    Я вернулась в Москву. Кто хотел сниматься, пишите. Буду рада.

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment