Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
они сказали мне, что они устали. И завтра у нас будет ленивый день - один раз на море, а потом отвисать в отеле под апельсиновыми деревьями.
Сегодня много плавали в море. Потом взяли велики и поехали к Химере. Недалеко до Химеры, минут сорок на велике, если не останавливаться в море купаться. Я на велике лет двадцать не ездила. Правда. Последний раз на раздолбанном велике из Мытищ в Вешки пилили с Вариной бабушкой по трассе.
Здесь тоже велики раздолбанные, может потому что бесплатные. Но зато они хотя бы есть. Когда у тебя в наличии противный-почти-подросток-постоянно-ноющий-что-он-она-устала, тебе приходится брать велик, чтобы только побыстрее доехать. Нет, конечно, всегда возможен вариант никуда не ехать, торчать у бассейна в отеле или на крайняк один раз в сутки добраться до моря и лежать там целый день, но это так скучно. Что делать, если я не умею долго находиться на одном месте. Ну да, я им все время говорю, что надо было родителей-постоянных-спутниц-жизни более аккуратно выбирать, теперь чего уж там, обратного пути нет. Поэтому, когда у тебя такой вот постоянно-ноющий-почти-подросток ты берешь велик, потому что на нем куда как быстрее добраться. Хорошо, что тело помнит, как это оно на велике ехать. Ненавижу все эти велики и велосипедную езду. Но пешком мы бы шли часа два. Люблю ходить пешком.


Еще этот Варин папа:
- А ты так ничего, лихо крутила педали.
- Ты хочешь сказать, что я слишком стара для велика?
- Тебе уже даже комплимент страшно делать, вдруг обидишься.

На Химере вечером почти безлюдно. Восемьсот метров в горку. Вечный огонь из под земли. Сосиски забыли. Навстречу спускалась группа турецких граждан, плохо стоящих на ногах. Видимо, отлично жарили сосиски и запивали вином. Варвара пыталась разжечь большой костер. Мы же искали выход на ликийскую тропу. Такие невинные развлечения.

В отеле весь день блондинистые брат и сестра гонялись за петухом.
Варвара вернулась из бассейна:
- За этими мальчишками следить надо. Старший, Джереми, бежал, навернулся и долбанулся лбом об ступеньку.
- До крови? - спрашиваю
- Вроде нет.

Чуть позже прохожу мимо оставшихся братьев. Один из них, потеряв из виду родителей, радостно нахлобучивает на панаму младшего свою кепку. Младший срывает кепку и кидает ее на дорогу. Тэд поднимает ее и швыряет в небо. И она тут же повисает на апельсиновом дереве. Он подпрыгивает, пытается достать. Младший снимает свою панаму и швыряет ее туда же.
Возвращаюсь, спрашиваю нужна ли им помощь. Но чего можно хотеть от пятилетнего и двухлетнего канадских граждан?
Замирают в ужасе.
Достаю кепку, отдаю. Они так ножкой шаркают.

Сегодня пытались подсчитать какой день мы тут в отеле. Оказалось, всего четвертый. А как обычно целая жизнь.
Отловила Кэрри, сообщила ей, что она обещала рассказать о ситуации с турецкими протестами.
Кэрри начала рассказывать. Практически, про Россию.
- Подожди, - говорю, - но хотя бы Эдорган был законно избран?
- Ха, - говорит Кэрри, - это же большая политика. Подкуп избирателей. Покупка голосов. Какая честность?

Еще в отеле ночевала семья чернокожих граждан из Америки. Сегодня они отправились в Аланью, где ждет их большой круизный лайнер, на котором они отправятся в свою далекую Америку. Так странно мы все соприкасаемся.

Сижу вечером у бассейна. В нем одиноко плавает Варвара. А я сижу в ресторанчике около бассейна. В ресторанчике только я со своим компом и чаем, и Варвара в бассейне. Все. Где-то там у бара - одинокий бармен.
Тут кто-то сзади что-то нашептывает. Страшно ужасно. Поворачиваюсь. Пожилая, очень поджарая пара, улыбаясь мне, шепотом спрашивает, не хочу ли я покупаться. И какой у них английский. Английский-английский. Я от восхищения и неожиданности теряю все слова.

Потом они гребут в бассейне. В темноте им было все семьдесят, правда. Но как они плывут. Бассейн выходит из берегов. Какой стиль. Они обгоняют друг друга, они плывут кролем. И это так красиво.
И тут еще Кэрри спрашивает как у меня дела. И тут же мне по скайпу звонит Торгашев, срочно узнать какой телефон у Саши, который сегодня жег файеры и разворачивал плакат у Госдумы, а нынче арестован и где-то в ОВД. Я говорю Торгашеву, что Саша у нас несовершеннолетний и его выдадут только на руки родителям. Так что можно расслабиться. А телефон его я стерла недавно по ошибке.

А еще потом я тащусь в свой самый крайний домик в глубине сада. На тропинке мелкий лет четырех светит на дорожку фонариком. Присаживаюсь, там куча каких-то сороконожек. Мелкий говорит на смеси немецко-английского. Мы с ним только улыбаемся друг другу отлично. Но не понимаем. А тут эти сороконожки. Куча и муравьи. Такая жизнь.
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment