Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Про нашу поездку в Йорк - предыдущие части здесь http://iogannsb.livejournal.com/2756371.html

Позавтракали в какой-то забегаловке, выпили кофе, в смысле они опять выпили кофе, а мы с Мартой немного чая. Марта полюбовалась на каштаны, сказала, что в Барселоне отличные каштаны на улице жарят.
А потом мы поехали. Денни врубил музыку и мы поехали. Искали долго заправку, объехали какой-то городишко по кругу мильон раз.
- Ну заткните же у же эту crazy bitch, - говорила Кэтрин про навигатор, - он все равно только путает.
Никто, конечно же, не сообщил навигатору, что мы поменяли маршрут, потому что срочно нужно заправиться. Тут еще дождь ливанул. Конрад мне потом шепнул, что это было очень нервно, очень, когда Денни вел машину.
- Ты бы глаза закрывал, - советовала я ему.


- Так мы что, домой едем? К родителям Дениным заезжать не будем? - спрашивала я Марту.
Марта пожимала плечами.
И тут Денни покосился на Кэтрин и сказал:
- Ты не будешь возражать, если мы минут на двадцать заедем к моим родителям?
- Не буду, - сказала Кэтрин. Ее шансы попасть на работу вовремя стремительно уменьшались.
Дождь усиливался. Денни вышел из машины и пошел в свой дом. Вернулся, сказал, что в доме никого нет, дверь открыта и мы все равно минут двадцать побудем у него дома.

У Денниных родителей был прекрасный дом.
- Денни, позвони своей маме, - говорили мы ему, - представляешь, как она расстроится, что не увидит тебя?
У меня батарейка почти разрядилась, - сказал Денни, - и потом, она же не перезвонила вчера, когда я ей звонил.

Конрад ловил рыжего кота, который забрался на кухне на шкафчики под потолок и с опаской выглядывал сверху.
- Кис, кис, кис, - говорил Конрад, забравшись с коленями на столы.
- Как зовут кота? - спросила я Денни.
- Не знаю, - сказал Дении, - он появился, когда я уехал.
По всему дому были развешаны фотографии. И везде Денины братья и сестры с родителями. И одна большая, где Денни с братом и сестрой улыбаются в камеру.
Денни выглядел слегка потерянно, Марта читала журнал, Кэтрин нервничала, Конрад ловил кота, я снимала.
- И сейчас дверь откроется, - сказала я Конраду, - и Денина мама увидит тебя. Представляешь, как она испугается?

Денни сделал всем чай. Мы еще чуть-чуть посидели.
- Ну что, поехали, - сказал Денни и включил телевизор, - оставим телевизор включенным и чашки от чая на столе. Пусть это будет сюрприз.
- И еще заправим кровати, передвинем мебель, поменяем местами картины, вот мама удивится, - саркастично заметила Марта.
- У нас нет времени, - сказал Денни.
- Мы вышлем Дениным родителям фотографии, как Денни пьет чай в их квартире, - сказал Конрад.

И мы поехали. Сначала все молчали. Это как-то было неожиданно грустно. И Денни такой потерянный.
- А еще я работал в этом Макдональдсе, - сказал Денни, ткнув пальцем в окно, - а потом вон в том пабе. А когда я стал вегетарианцем, моя мама стала готовить еще больше мясных блюд. Она никак не могла принять, что я больше не хочу есть мясо. И я не мог ей объяснить, что не надо так больше делать.

И тут он врубил музыку, Конрад стал подпевать, дождь тарабанил по крыше. И поездка к Дэнниным родителям почти закончилась.
- Это просто Дэни нас всех собрал, чтобы мы помогли ему восстановить навыки вождения, - сказала Кэтрин.

Собственно, как-то так. Кэтрин опоздала на работу часа на полтора. В доме стоял дубак, потому что Рауль открыл все окна и двери, проветривал.
Марта быстро погладила мне блузку. Потому что я ненавижу это делать. А она сказала, что ей нетрудно.
Конрад вовсю убирался, когда я уходила.
- В твою комнату можно заходить в твое отсутствие? - спросил Конрад.
- Конечно, - сказала я.
У меня была вечеринка у министра одной далекой страны.
И это был такой сильный-сильный контраст - вечеринка у министра с разными консулами и министрами и их женщинами. Кормили хорошо, но было ужасно скучно. Было просто невыносимо скучно. Я старалась вести себя хорошо, не говорить глупости, но в итоге облила министра красным вином. Он сам виноват, повернулся неожиданно. Но все равно был не самый ловкий момент. В какой-то момент было так скучно, что поинтересовалась у одного товарища, который был весь в черном и всячески пытался ухаживать за моей подругой про цвет его трусов.
Он кивнул утвердительно головой, сказав, что да, трусы тоже черные.

В общем-то, когда мы уходили, все мужчинки бросили своих женщин и пошли с нами прощаться. Думаю, что мы были самыми странными и веселыми на этом унылом вечере. И еще это был такой сильный контраст - Йорк и мои flatmates и можно быть самим собой и этот странный мир людей, которые даже на вечеринке говорят про бизнес и представляясь, первым делом говорят, чем они занимаются, в смысле профессия какая и каковы успехи.
Дома было хорошо. Открыла дверь в свою комнату и ужасно умилилась - они сделали перестановку, починил шкаф, принесенный с улицы и почти собрали стол. Стол лежал на боку, на нем была бумажка: "Не трогать".
А сегодня, вернувшись домой, обнаружила, что моя тряпочка, заменяющая мне штору, купленная на развалах за пять фунтов у Марты в комнате.
- Конрад попросил меня сшить тебе нормальную занавеску, - сказала Марта. И это так все трогательно. У меня теперь есть стол, шкаф и собственная занавеска.
- За сколько, за сколько ты ее купила? - строго спросил Конрад, - за пять фунтов? Ты ужасно расточительная, Елена.

Сегодня я еще все время думаю о картинке, которую намедни видела в твитере. На картинке коротко-стриженный молодой человек в коротком зеленом платье и в оранжевых туфлях на больших каблуках, сидел, плача, прислонившись к могиле. Рядом стояли двое в костюмах, видимо, пытаясь утешить его. Подпись гласила: "На похоронах английского сержанта, погибшего в Афганистане". И короткое пояснение. Два друга лет двадцати плюс чуть-чуть, еще в школе договорились, что когда один из них умрет, второй придет к нему на похороны в зеленом платье и на каблуках.
Жизнь она сильнее любого кино и такие причудливые повороты. Хотя кино - это всего лишь имитация жизни.
Рассказывала сегодня Конраду, как сто лет назад болталась по Лондону в компании немого молодого человека, которому срочно надо было найти гей-клуб для немых.
- Вот ты говоришь, Елена, - сказал Конрад, - ты так часто говоришь о ком-нибудь - и он был такой странный, и это было так странно. Ты ведь тоже такая странная, как каждый из нас, живущий в этом доме.
Subscribe

  • (no subject)

    Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня.…

  • (no subject)

    C утра отвезла упаковки, которые снимала. Хотела доехать до Мосгорсуда, где была апелляция на лето по делу Доксы, но что-то не хватило сил, стыдно.…

  • (no subject)

    Когда тебе пятьдесят три, ты набрала лишний вес - ужасно раздражает, больше чем морщины, ты с некоторым недоверием относишься к собственной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments