Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Мигрень удалось слегка приглушить. Но в итоге пока ехала в универ, раза три не в том направлении уезжала. Вернее так, сначала ехала в правильном направлении, но решила, что в неправильном. Вылезла, вернулась, села на неправильный поезд, уехала в неправильную сторону, вернулась еще раз и с третьей попытки удалось доехать. Минут тридцать потеряла.

Сегодня показывали как снимать дагерротипы на металлической подложке. Очень увлекательный процесс оказался. Хрупкая девушка, пальцы все в реактивах, выстраивала композиции из нас всех, просила замереть на сорок секунд, нажимала на кнопку и отсчитывала. Оказалось, сорок секунд не моргать и не двигаться - это невыносимо. Я везде получилась отличным зомби с прекрасными глазами без зрачков, фактически.

- Русская? - спросила у меня девушка
- Акцент? - спросила я в ответ.
- Да, очень милый мягкий русский акцент, - сказала девушка.

Потом из нас еще композиции строил исландский малчик. Делал он это так, как это бы делала я. Так что в какой момент я ему сказала, когда он опять попросил поднять чуть-чуть подбородок и повернуться в сторону окна:
- Ненавижу тебя
- Спасибо, - улыбнулся он в ответ.
В соседней комнате Хосе объяснял Хорхе как снимать со светом. Я периодически заходила их проконтролировать. В итоге, поставила свет, как он должен был бы стоять и стала объяснять о том, зачем свет, что такое объем, как его воссоздать, рисунок и все-такое прочее.
Хосе даже вздумал похлопать меня по плечу, автоматически получил сдачи.
- Да, с вами русскими страшно дело иметь. Не завидую тому, кто вздумает с тобой бороться, - сказал он мне.
- Да ладно тебе, - говорю
- Ты мне нравишься, - сказал Хосе, - у тебя, в отличии от многих здесь, есть свой взгляд на вещи, очень сильный, это видно.
У меня даже челюсть отвалилась. Я особо ничего не говорю, работ шедевральных не показываю в виду полного отсутствия, ну и вообще. И я даже зачем-то добавила:
- Понимаешь, я уже двенадцать лет этим на жизнь зарабатываю, может быть дело только в этом. Ты когда фотографией увлекся? Год назад? В двадцать лет, да?

А потом у меня опять голова начала болеть, про то, как снимать я уже все поняла и за час до окончания мастер-класса, а он сегодня был с десяти до пяти, потащилась в город. Лил дождь как из ведра.
Доехала до Ковент Гадена.
На углу стояли Эндрю с Ником и размышляли в какой паб пойти.
- Пойдешь с нами? - спросил Эндрю.
- Не, - говорю, - голова болит.
Дошла посмотреть, работает ли она. Сидит печально.
- Представляешь, сегодня первый раз вышла этими картинками торговать и ни одной за целый день. Вечно всякая фигня достается, которая плохо продается.
Мы чуть-чуть поболтали. Народа было много, но как-то он весь мимо спешил. Не торопился ничего покупать.
- Ладно, поеду домой, - говорю, - голова раскалывается.
- Ну постой еще со мной, мне так скучно и грустно. Сходили бы куда-нибудь. Пятница, вечер. А я уже рассчитала, что сейчас денег заработаю и куплю себе чего-нибудь вкусного.

- Короче, давай настраивайся, - говорю, - надо, чтобы три картинки продались. Вот прямо сейчас про себя попроси, чтобы три продались.
- Да я уже заканчиваю через час, за целый день ничего не продала, шансов никаких.
- Настраивайся, три картинки, - говорю я ей.

Дошла до угла противоположного. А Ковент Гаден уже весь к Рождеству украшен - огромные красные шары, и промельки от гигантских зеркал. Красота.

Встретила Сержио. И там же Ник опять.
- Елена, - сказал Сержио, - пойдем с нами пить кофе!
Дождь как из ведра. Сержио опять цепляется ко всем вокруг, достает монетки из волос, проходящих мимо, беседует за жизнь. Я снимаю.
Дошли к знакомым пакистанцам, он ушел брать кофе-чай. Возвращается:
- Они тебя знают, - говорит с удивлением.
- Ну да, мы иногда за жизнь беседуем, - говорю, - в прошлый раз они вздумали Путина хвалить и рассказывать, что в России демократия, а я их в Россию стала звать и рассказывать, как они со своим цветом кожи в России себя будут чувствовать. Больше ничего про это не говорят.

- Да, кстати, меня Ник зовут, - говорит мне неожиданно Ник и руку протягивает.
- Я знаю, - говорю я.
- Ну мы просто так и не были друг другу представлены.
А потом еще Ник рассказал, как легко с человека снять разные вещи, если обнять его, к примеру.
- О, я знаю, - говорю я, - Сержио с Эндрю при встрече мне потом всегда демонстрируют содержимое моих карманов. А у тебя никогда не было соблазна воровать?
- Ты что, - говорит, - это же очень, очень плохо. Я всегда все возвращаю. Просто я работаю фокусником. Одно дело показывать фокусы, другое дело использовать это в плохих целях.
- А ты новенький на Ковент Гадене? - спрашиваю, - я тебя раньше не встречала. Сержио я уже года четыре знаю.
- Ну я года четыре работал, потом перестал, а сейчас уже месяца два как опять начал.
Он уходит в туалет. Сержио задумчиво говорит:
- Поехать домой, подарить жене еще одного ребенка.
- Отличная идея, - говорю, - все равно дождь.
- Ты себе не представляешь, как это дорого, когда у тебя двое детей. Если бы я был в Бразилии, я бы так не парился.
- Слушай, ну у меня двое, нормально все получается.
Я ему уже как-то говорила про это, но он опять все забыл.
- И сколько у тебя старшему? - спрашивает.
- Двадцать четыре, - говорю
Как раз в этом месте возвращается Ник, дослушивает окончание разговора:
- Сколько, сколько? - говорит он, - мне двадцать четыре.
- Ага, я могла бы быть твоей мамой, - говорю
- Да ладно, этого просто не может быть, - говорит он, - ты не выглядишь так.
- Бывает, - говорю, - некоторым иногда везет.

Дождь так и не прекратился. Вернулись обратно. Сегодня куча новых актеров была. Один из них бросился знакомиться:
- Кстати, мы уже встречались?
- Вряд ли, - говорю.
Тут еще подошел знакомый гражданин из South Africa, акробат, год назад Сержио рассказывал, ему, что я - агент КГБ, с тех пор он меня нежно любит.
Подумала, что можно для универа еще снять про жизнь этих всех граждан.

Собралась домой, прошла мимо нее.
- О, - говорит, - а я тебе как раз хотела смску писать. Ровно три картинки продала. Ты почему не сказала, чтобы пять было?
- Не жадничай, - говорю.

Дома было темно и тихо. Чуть позже оказалось, все сидели в своих комнатах и занимались своими делами. Потом чего-то там ели, смотрели у Рауля в комнате дурацкий сериал "Маленькая Британия". Пришла София, она жила когда-то в моей комнате, но сто лет назад и я ее никогда не встречала. Это она должна была ехать в Йорк, но потом передумала, и поехала я.
София посмотрела на нас всех, она живет за углом теперь, сказала Конраду, что сегодня они идут аут, потому что пятница вечер и чтобы через час он был готов.
Конрад сначала пел, потом еще слегка потанцевал, потом сгонял в магазин за маленьким пузырьком водки:
- Ну не покупать же спиртное в клубе, - сказал он, выпил пятьдесят грамм и решил, что хватит.
Тут пришел Данни. Мы с Мартой валялись на Данниной кровати у Данни в комнате, пока он жевал пиццу и ставил нам дурацкие российские попсовые песни.
- А ты с Конрадом и Софией в клубешник пойдешь? - спрашиваю
- Не знаю, - говорит, - я устал ужасно. Хотя, если я попаду в клуб, наверняка мне захочется танцевать. Мои родители приезжают в следующую субботу, они соскучились, мама очень расстроилась, что она меня тогда не увидела и они решили приехать сами.
-Это значит, что мы должны все быть прилично одеты, никаких пижам, дресс-код - белое и черное, и хлеб и соль? - спрашиваю
- Нет, может быть я поведу их в театр, - говорит Данни, - я не уверен, что хочу, чтобы они видели, как я живу.
- Они бы тобой гордились, - говорю я ему, - твоя комната - самая крутая в нашем доме.

Потом пришла София, всех застроила и увела их очень быстро.
- Комон, бойс, мне надоело вас ждать, - кричала энергично София. В этот момент я думала, как она будет выглядеть в раздетом виде в ванне под водой с широко-открытыми глазами.

А я посмотрела "Зима уходи". Про протесты и как оно было. Освежила память. Как-то даже слегка грустно стало. Столько надежд у всех у нас тогда было. И куда-то все растворилось. Сегодня болтали с польской девушкой фотографом, которая у нас мастер-класс проводила. И она мне сказала:
- Знаешь, так интересно, когда здесь людям рассказываешь о том, что происходит, они не верят. Ну вот про то, что невиновные люди при Путине сидят в тюрьмах, к примеру. Или сколько политиков у нас в Польше исчезло в никуда, умерло неожиданно странной смертью, кто-то вдруг подсел на наркотики и умер и все это произошло в этот период, после того, как самолет под Смоленском разбился. Понимаешь, они все на меня смотрят и говорят: "Ну такого же не может быть", ну не может быть и все тут. Мы живем в каких-то параллельных с ними мирах.
Subscribe

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments