Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Рауль - настоящий испанский мужчина. Захожу сегодня на кухню, стоит, готовит. Говорю ему:
- Ванна!
- Курица, - отвечает.
Ну никак не хочет в ванну лезть. Сидит сейчас с Мартой в своей комнате, смотрит испанский сериал, хохочет и курицу ест.
А Данни ест пиццу. Конрад - равиолли. А я думаю, не допить ли вина. Вина грамм сто осталось со вчера. И у Конрада еще виски есть, после вчера. Такой у нас интеллектуальный вечер получается


Все проснулись ужас во-сколько. В двенадцать, когда моя совесть окончательно меня замучила - солнце в Лондоне, проснись давай, вперед за солнцем на улицу, я делала себе сендвичи с сыром, спустилась Марта. Денни все еще валялся в постели, Рауль готовился к строительному экзамену, Конрад в своей комнате хохотал со своей любовью, а мы с Мартой пили чай. Кошка стояла у двери в сад и всем своим видом говорила нам, что ей срочно нужно в этот самый сад.

Мне надо было добраться до дарлинг к Тауэру, засунуть ее в ванну, снять, как она умело погружается в воду, вернуться домой и обсудить с Мартой и Конрадом как мы снимем одну штуковину, которую сделал Радек и которую надо срочно отснять для одного немецкого журнала. Желательно, креативно отснять. Без штатива и света. Но креативно и качественно.

Автобус номер восемь довез меня до Бриклейна. Зашла на цветочный рынок. Colambia flower market. Мороз и солнце. Толпа, но почти нет музыкантов. У паба на углу красивый рыжий малчик играл на аккардеоне, хорошо играл, но уныло очень. Арт и музыка - это всегда вокруг энергии. Нет энергии - нет арта, нет музыки. Толпа равнодушно текла мимо. Нет энергии, никто не слышит музыку.

Кто-то опять снимал кино, в наших кварталах вечно все кино снимают. Кино было странное, про девушку в очках, которая пробирается сквозь толпу.
Чуть было не купила себе соус песто за углом. Но оказалось нет налички. Сэкономила целых четыре фунта.
Кто-то ткнул пальцем в надпись, когда я снимала букет на витрине. Надпись гласила: "Снимать нельзя".
- Ага, - кивнула я головой, продолжив снимать.
Фотографов вокруг мильон. Рассматриваю всегда их. Тех, кто, действительно, работает на улице, в смысле не так, тех, кто, действительно, снимает - единицы. Их видно сразу. Забавны граждане, которые так сильно шифруются, так старательно делают вид, что они совсем просто так тут с камерой стоят, что каждый видит их. Так много суеты и важности. И это отдельное кино про фотографов, которые вдруг решили снимать на улице, страшно боятся того, что сейчас кто-нибудь разобьет им камеру, и от этого суетятся еще больше и даже их как-то жалко.

Вернулась на Бриклейн. Толпа огромная. За последние шесть лет людей, которые одеваются стильно, на бриклейне уменьшилось в разы. Бриклейн заполонили туристы. Модные магазинчики и лавки почти вытеснили уличную торговлю - неизбежный процесс и так интересно это наблюдать.
Пока пробиралась сквозь толпу, опять наткнулась на чернокожего гражданина. Однажды, когда мы стояли с Радеком, Радек торговался, покупая одно платье, сбил цену процентов на шестьдесят, гражданин подошел к нам и спросил можно ли Радека сфотографировать.

Он выглядит так, как будто работает для Вога. А может быть он просто работает на какого-нибудь известного дизайнера, который черпает вдохновение из уличной моды.
Вряд ли он меня тогда запомнил. На прошлой неделе, когда мы столкнулись, буквально, лбами на Бриклейне, он выразительно посмотрел на меня. Слегка позабавило. Такие граждане никогда не обращают внимания на таких как я. Они - охотники за стильно-одетыми.
Сегодня, когда он проходил мимо меня, улыбнулся, чуть-чуть, одними глазами и прошептал:
- Хеллоу
Почему-то подумалось, что свои своих в толпе узнают всегда, по каким-то странным-непонятным признакам.
В следующий раз спрошу у него, на кого он работает и не хочет ли он быть моей моделью.

Чуть позже, когда я стояла около одного музыканта, который мне очень-очень нужен, чернокожий еще раз медленно прошел мимо. Он так по воскресеньям взад-вперед по Бриклейну ходит.

Музыкант - прехорошенький. Энергии - хоть отбавляй. Я как раз тормознула, когда он на аккордеоне вдруг выдал римейк Катюши плавно переходящий в "Подмосковный вечера". Тощий, длинный с кучей татуировок. Тут же толпа остановилась. Тут же налетело человек десять фотографов.
Я как раз размышляла, как лучше к нему подъехать и спросить, не хочет ли он посниматься в интерьере его собственного дома. И тут эта толпа фотографов. И он такой милый. Я его снимаю, он улыбается мне в камеру, той самой улыбкой в которой все:
- Да, да, я знаю, я не отразим, и ты можешь это запечатлеть, мне не жалко.
И еще эта щедрость - улыбаюсь вам всем, мне не жалко. И даже если вам жалко отсыпать ваших денежек, я все равно буду играть и улыбаться, потому что мне просто очень нравится это делать.
Отложила знакомство с ним на следующие выходные тоже. Сегодня, я вдруг неожиданно вспомнила, я спешила.

В доках яхты болтались в заливе. Дарлинг сделала вкусный чай. Накрасилась. Я люблю, когда женщины красятся для меня. Когда они спрашивают у меня:
- Так нормально? А помаду какую?

А потом был заплыв. Я стояла на бортиках ванны, думая, как было бы круто свалиться вниз и командовала:
- Сгибаешь ноги, двигаешься так, чтобы голова была где-то вот здесь, зажимаешь нос, опускаешься под воду, открываешь нос, открываешь глаза и начинаешь двигаться, так, чтобы шла волна и я видела изгиб твоего тела. Представь, что ты танцуешь?
Задач очень много и еще платок, который должен был закрывать все разные части тела, взял и окрасил воду в синий цвет. Дарлинг вначале справлялась плохо, хотя и в сто раз лучше предыдущих участников моего заплыва. Ее хватало секунд на десять - опуститься под воду. Она забывала открывать глаза, она забывала мне улыбаться и двигаться в так. И еще, когда она выныривала, она ругалась и говорила - вот ради кого бы еще я вот пошла на эти мучения?
- Я из вас всех сделаю отличных ныряльщиков, - кричала я ей сверху, давай, давай ныряй скорее, у меня объектив запотевает.
Испанская Марта, польский Конрад и английский Данни не ругались на меня. Они терпели. Конрад и Данни даже сказали мне, что это был неожиданно-суровый, но интересный эксперимент. Но мы - русские, мы не такие. Мы сразу сообщаем все, что думаем, но продолжаем все равно.
Впрочем, Марта вчера полвечера пыталась извлечь воду из носа.

В общем, проболтались мы в ванной целый час. Потом съели по котлете и выпили чай. Тут как раз Девид с японкой пришли.
- Ну как ваш день? - спросил Девид.
- Она меня, буквально, чуть не утопила, - сказала Дарлинг, - ну что ты смеешься, она засунула меня в ванну, заставляла нырять и снимала это.
- Девид, мне как раз не хватает еще двух моделей, не хочешь понырять в ванне?
- Нет, - сказал настоящий шотландский мужчина, - у тебя и без меня хватает моделей.
- Но у меня еще не было страховых агентов в очках под водой и абсолютно обнаженных, впрочем, ты можешь остаться в трусах. У тебя ведь, наверняка, найдутся какие-нибудь прекрасные трусы?

- Данни, у тебя есть танго? - спрашивала вчера Марта.
- Чего у меня есть? - удивлялся Данни
- Танго, ну такое маленькое?
- Это она про крохотные трусы спрашивает, - говорила я Данни, - такие еще стиптизеры, бывает, носят.
- Ты что? - удивлялся Данни, - нет у меня никаких танго.

Вот и Девид сказал, что он не полезет в ванну. У него есть дела и поинтереснее.

Сначала я еще думала, дойти пешком до Ливерпуль стрит, но потом вспомнила, что обещала Конраду и Марте - мозговой штурм, и что у Радека скоро дедлайн. И все-таки поехала на метро.

Сидели на кровати у Конрада, у Конрада не такая большая и красивая кровать, как у Данни, но мы все равно втроем поместились, и обсуждали, как будем снимать и какой концепт.
Сначала я спросила у Конрада, как оно вчера прошло с его любовью.
- Хорошо, - сказал Конрад, - только у меня похмелье и я очень устал. Мы вчера обошли пять пабов и клубов, пили везде текилу. Ну а потом ты видела.

И они такие все были креативные, что хотелось их сразу убить. Сразу было видно, что никто не представляет, как это работать для журнала. И одна идея была креативнее другой.
- Так, граждане, во-первых, - сказала я им, - у меня нет здесь штатива, у меня нет здесь света, а журнальная съемка подразумевает качество. Нет, мы не будем снимать историю, которая стоит за этой вещью, мы будем снимать красивую картинку, к тому же все равно у нас очень мало времени, поэтому надо быстро, красиво, качественно. Нет, Конрад, никакого сырого мяса в кадре, никаких священников, никаких голых женщин не будет. В любом случае, неужели ты думаешЬ, что ты найдешь кого-нибудь, кто захочет сниматься в голом виде так, как ты это видишь?
- Мы попросим Катрин, - сказал Конрад.
- Позови меня, пожалуйста, когда ты будешь ее просить, - мне очень хочется посмотреть на ее реакцию.
И тут кто-то постучал в дверь.
- Кто там? - спросил Конрад. За дверью абсолютное молчание, - тогда я не буду открывать дверь, - сказал Конрад, но выглянул в окно, - о, это разносчик пиццы, - сказал он, - видимо, Данни опять заказал пиццу.

В общем, ничего не придумали. В итоге. Как всегда. Оказались на кухне. Марта ушла к Данни, потому что там пиццу давали.
- Я собираюсь в магазин, - сказал Конрад, - пойду куплю себе равиолли.
- А я не знаю, чего я хочу, - сказала я.
- Пойдем со мной в магазин?
Сходили в магазин за углом. Вернулись. Они там чего-то съели, я выпила чай и съела кекс.

Данни вчера, когда смотрел "Маленькую Веру", страшно удивлялся:
- Она его только что встретила и уже пошла с ним в постель?
- Да, Данни, это бывает сплошь и рядом, - говорю
И у него такие круглые глаза. Они такие смешные, такие мелкие, а все время кажется - такие взрослые.
Марта завтра опять работает у своего певца, одежду ему будет подбирать.
- Он крейзанутый, - говорит она, - и главный его стилист - крейзанутый. Но они такие прекрасные в то же самое время. Они такие понятные, ну как мы все, ну понимаешь, да? Я тебя с ними обязательно познакомлю.
За эти полтора месяца я встретила такое огромное количество людей - от министров и торговцев оружием, до музыкантов, живущих на лодках, фокусников, бездомных и мильон еще кого. И это, Лондон, всего лишь Лондон. Виноград почти полностью растерял свои листья. Каждый день рассматриваю наш сад, думаю, что зима уже скоро.
Спать пора. Пришла смска от дарлинг: "Злодеище, у меня вода до сих пор из носа и башка болит. Утопленник". Написала в ответ: "I am so so sorry, love you!" . Подумалось, как это они меня все терпят. Нужно еще двух граждан найти, кто желает в ванне бесплатно поплавать. У кого есть ванна.
Subscribe

  • (no subject)

    Варя пару дней назад. Звонит: - А папа дома? - Нет. - Ну ладно, тогда тебе покажу, а папе потом. Сначала я думала, что это будет сюрприз, но кто…

  • (no subject)

    - Ты вчера поздно легла? - Вот не знаю, как так бездарно получилось. Пишет мне Филипп, спрашивает как дела. Я ему говорю, что у малчиков напротив…

  • (no subject)

    - Мне такой страшный сон приснился, что вы с папой разводитесь. До сих пор плохое настроение. - С чего это нам с ним второй раз разводиться? Папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments