Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
а сегодня я встретила Ошеану. Когда входила в метро на Тотенхеме. Случайно. Осталось только Мануэло встретить и круг замкнется.

Вчера Радек просил снять его вещи на Марте, те, которые он собирается продать на ебэе или где там их продают.
Позавчера одногруппник просил помочь поассистировать на съемке.
Радеку пришлось отказать, поехала в универ.
В очередной раз удивлялась западным мужчинам. Искренне верю, что не все такие. Впрочем, наш Хосе бы так точно не поступил. Кари - исландец, важно командовал, руководил процессом, поглядывая в айфон.
Под его руководством четыре барышни разобрали елку, поставили свет, в какой-то момент он сообщил мне, что надо бы помочь принести чего-то там.
Выхожу в коридор. Тора и Бианка, две хрупкие девушки тащат гигантские кресла. В буквальном смысле - подняли и тащат.
- Вы что, с ума сошли? - спрашиваю
- Почему? - говорят.
- Поставьте, - говорю, - если их по полу тащить, куда как легче. И вообще, почему Кари сам их не притащил? Он же мужчина. Я со своей спиной в жизни ничего такого поднимать не буду.
И тут они на меня так удивленно посмотрели, как будто я что-то неприличное сказала. Они, вправду, считают, что женщина может наравне с мужчинами таскать разные тяжести. Кресла были массивные и очень тяжелые. И даже если наравне с мужчинами, мужчина может оторвать задницу от стула и пойти помочь, тем более, это была его съемка. В этом месте я ушла, мне такие вещи не нравятся.

Заехала на Ковент Гаден. В углу грустили фокусники.
- Поздравляю с днем рождения, - сказала я Эндрю.
- Спасибо, - сказал он, - обними меня, мне плохо.
- Почему тебе плохо? Ты стал старым?
- У меня похмелье, - сказал Эндрю.
- Подожди, день рождения сегодня, а у тебя уже похмелье.
- Да, - ответил Эндрю.
- Пей воду
Эндрю повернулся и пошел в ближайший магазин просить, чтобы ему налили воды.

В общем, в итоге оказалось, что похмелье у всех. Ко всему прочему - ветер, никто не выступал в итоге.
Забавно, что ни разу за эти лет пять, когда я периодически появляюсь на Ковент Гадене ни у кого не возникает вопроса - а что я там делаю. Почему я регулярно, когда вся страна работает, болтаюсь со своей камерой, часами стою с ними на углу, слушаю их разговоры, пью с ними чай.
Меня иногда занимает вопрос, как я сама отношусь к подобным персонажам. Видимо, воспринимаю это как должное.

Пошел дождь. Ветер сегодня гонял последние листья с платанов. Листья нападали на бредущих сквозь ветер людей. Листья кружили в хороводах. Очень романтичный сегодня ветер был.
Еще сидела в Макдональдсе, смотрела как засыпает в коляске молодой человек лет двух и почти роняет свою бутылку с молоком на пол. Его мама увлеченно заполняет банковскую бумажку, а трехлетняя сестра с совершенно жутким дерматитом, жует вредную макдональдскую еду и с сочувствием смотрит на старую женщину, которую уносят медики. Малчик из Макдональдса нес за ними палочку женщину. Женщину заботливо укрыли, прежде чем положить на носилки.
Сегодня все вокруг падали, и все вокруг бросались всем вокруг на помощь. Сквозь ветер.
И эти елки везде. Рождество на носу. И стареющая женщина в магазине, примеряющая кофточку, вдруг начала подпевать радио.
И дети на улице, поющие рождественские гимны.
Мне надо было к Аки. У меня сегодня была стрижка.
Я дошла до метро, размышляя, как мне лучше добраться до Аки, традиционно взяла бесплатную газету на входе в метро и стала спускаться по лестнице вниз. На улице были сумерки. И это было такое погружение в туннель, в конце которого свет. И в самом конце, я в своей этой самой задумчивости, вдруг хрупкая женщина вскрикивает:
- Елена!
Мне ее почти не видно, но я совершенно уверена, что я ее не знаю. Впрочем, может быть когда-то мы с ней учились в какой-нибудь школе здесь. Я здесь за короткий период успела столько разных школ посетить, в том числе и на халяву.
- Это я - Ошеана, - улыбается она

Я обхватываю ее руками и поворачиваю к свету.
Это - Ошеана, повзрослевшая, черные кудри перекрашены в что-то сильно более светлое. Юношеские черты исчезли насовсем.
И такая у нас тридцатисекундная пауза. Все так нелепо, случайно, странно и непонятно, как реагировать. И она так радуется. И в эту тридцатисекундную паузу она меня обнимает и целует в обе щеки. Как это здесь принято.

- Странно, да, я бы тебя не узнала, - говорю я ей, - я тебя почти не видела. И тот самый момент, когда я совсем не рассматривала никого вокруг.
- Зато ты совсем не изменилась, - говорит мне Ошеана, - сколько лет мы с тобой не виделись? Семь, восемь.

У нас с ней пара общих друзей на фейсбуке. Мы с ней обе живем на исте сейчас. А когда-то, сто лет назад, учились в одной из школ где-то в Гринвиче. И я ее снимала. Только ее и снимала.
- Давай что-нибудь сделаем вместе, - тормошит она меня. А я думаю, что я выгляжу нелепо. И что да, совсем не изменилась. Куртка только другого цвета, но все тот же фасон, чтобы удобнее было по улицам болтаться. И вместо кепки - смешная вязанная шапка. Рюкзак и камера внутри. Все то же самое. Только говорю, слегка получше. Теперь мы можем понимать друг друга.

- Ты чем сейчас занимаешься? - спрашиваю я
- Работаю на одного дизайнера, - говорит она мне, - и продвигаю свою дизайнерскую фирму.
- Мы можем вместе что-нибудь поснимать, - говорю я ей.
- Посидим вместе где-нибудь?
- Я скоро в Москву на месяц уезжаю
- Но ты же вернешься? Чай или в бар сходим?
- Я завтра абсолютно свободна.
- Отлично, - говорит она, - у моего бойфренда завтра день рождения, приходи, да?
- У тебя теперь есть бой-френд?
- Ну да, ну понимаешь
- Что? Он прекрасен?
- Он, ну знаешь. На самом деле, он - отличный парень. Просто, ну знаешь.
- Понятно.
- Приходи, ладно?
- Я не знаю моего номера телефона
- А я моего.
- Зато ты знаешь, как меня найти, - говорю я ей
И она кивает головой.
- Можно я тебя обниму? - спрашиваю я
- Конечно

Она спешит к друзьям. Я к Аки.
Как-то так. Я даже набираю Дарлинг, чтобы срочно ей про это рассказать, но Дарлинг не берет трубку.

Аки живет - тоже ист Лондон, но такая задница. Я все еду и еду к нему. Конечно же, если бы от Ливерпуль стрит можно было бы сесть на электричку, я бы доехала за пять минут. Но с электричками какая-то проблема, поэтому приходится выбирать автобус. Вечер, пробки. Но я почему-то приезжаю вовремя.

Звоню, Аки открывает дверь.
Традиционные объятия. Поднимаемся на второй этаж, на Акиной кровати валяется подстриженный Радек.
- А ты тут что делаешь? - спрашиваю я
- Это ты тут что делаешь? - спрашивает он
- ты же уже должен был уйти, - говорю я, - приличные люди уважают прайваси друг друга.

Через час мы с Радеком на пару уговариваем Аки мне попозировать. У Аки такие татуировки.
- Нет, - говорит нам Аки, - я ненавижу это. Ты же знаешь, - говорит он мне, - я ненавижу фотографироваться.
- Но ты такой прекрасный, как можно мне отказывать, если ты такой прекрасный?

Договариваемся, что обязательно, когда я вернусь, обязательно он мне попозирует. Но я то знаю, что он опять откажет.
- Ну дорогой, у меня нет ни одной фотографии вместе с тобой, - уговаривает его Радек.
И потом они на пару меряют разные одежды. Где все эти люди берут такие вещи? И как все эти вещи на них сидят! И как они чувствуют стиль.

Потом мы берем автобус номер двести семьдесят шесть и едем домой.
Меня так забавляет это. Такой вот Радек в маквиновском полушубке-бурке и смешных-стильных штанах, важно читающий свою книжку, подчеркивающий незнакомые слова, я рядом в своей дурацкой шапке. И он, периодически, отрывающийся от своей книжки, чмокающий меня в щеку. И я:
- Смотри, смотри, как дом украсили. Аааа, смотри какая елка!

И он:
- Дарлинг, ты не видишь, я читаю.

Дома все были в сборе. И мы даже решили было быстро сделать традиционный для этого дома рождественский фотошут, чтобы потом распечатать календари. Марта даже успела одеться для съемки. Но опять все отложили на завтра.

Данни выдал всем водку, которую он уже неделю всем предлагает. У всех было какое-то печальное настроение.
Это, конечно, гордо звучит - все пили водку. Все пили - один коктейл - двадцать грамм водки и стакан тоника.
Такой очередной семейный вечер.
Интересно, пойду ли я завтра на день рождения к бойфренду Ошеаны.
Свой фейсбучный аккаунт, оказалось, она давно уже удалила.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments