Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
проснулась не знаю во-сколько. За окном - привычная серость. Даже подумала сначала - может снег дали. Варвара еще спала. Сколько времени, было непонятно. Сначала я хотела сразу отправиться варить суп. Все приличные матери, когда просыпаются, а их деточка дома, отправляются варить суп к обеду. Но тут же вспомнила, что Варвара еще спит, а картинки все, которые надо было отправить клиентам, я уже обработала. Поэтому с чистой совестью дочитала книжку.
Варвара вчера мне сказала:
- Да ты такую книжку за два часа легко прочитаешь.


Что правда, то правда. Впрочем, часов под рукой не было. И сколько я эту книжку дочитывала, я не знаю. Страниц четыреста, наверное, там было. А может быть и меньше.
В книжке один прекрасный малчик лет десяти бродил по Амстердаму. Однажды к ним в класс пришел другой прекрасный малчик лет десяти. Позже оказалось, что он - еврей и его родители были уничтожены по этой причине во время войны. Самого еврейского малчика прятали на чердаке знакомые. Всю войну прятали. А в доме этого малчика уже давно жили другие люди. На самом деле, хорошая книжка, ни разу не грустная. Если подумать.
Я только сразу начала вдруг вспоминать разные истории. Мне вот вдруг стало интересно, а кто нынче живет в домах, где жили мои расстрелянные прабабушка и многочисленные братья и сестры моего деда, а также его племянники и племянницы. И еще я вспомнила, как один знакомый мальчишка в моем детстве хвастался, как его мамаша во время войны, тогда еще лет пятнадцати-шестнадцати, ходила забирать вещи, а если называть это своими имена, ходила грабить еврейские дома, из которых евреев увели и убили. А он этим хвастал. Правда мамаша его спилась в итоге и он был самый нищий и несчастный мальчишка на улице, мне даже его иногда жалко было.

Дед почти ничего не рассказывал. И что бы он мне мог рассказать? Он умер, когда мне было десять лет. Таким мелким никто ничего не рассказывал. Впрочем, по тем временам было не принято рассказывать. И если вдуматься, уничтоженные миллионы людей, миллионы людей сидели в Гулаге, миллионы прошедших войну и у людей короткая память?
Я в детстве много читала. Нельзя сказать, что в наших Набережных Челнах много было книг, особенно хороших. Но тем не менее я перечитала все книги в детской библиотеке. В основном, это были книги про войну. Однажды досталась книжка, где рассказывали о людях с желтыми заплатками. Мне тогда было лет восемь. Я начала деду пересказывать эту книгу, а он мне рассказал про евреев и мимоходом, что да, евреев убивали за то, что евреи.
Когда тебе лет восемь, трудно поверить, что кто-то, кто выглядит ровно как ты, может называться другим словом, и что его могут убивать, только за то, что он не такой как ты. Да в общем-то, в любом возрасте в это трудно поверить. Поэтому до сих пор вызывают отторопь люди, которые с удовольствием кричат - ату его. Видимо, у них первобытные инстинкты так никуда и не выветрились.

Нынешние, которые с пеной у рта рассказывают, что и Холокоста не было, и в Гулаге сидели, исключительно, те, кто заслуживал там сидеть. И каких там минимумов двадцать миллионов уничтожил Сталин, не надо врать. Не было такого. И Сталин был молодец и герой, и эпоха героическая. И революционеры - молодцы. Читать никто так и не научился? Первый раз услышала странную историю от своего сокурсника, который вдруг мне рассказал, как его дед в возрасте чуть-чуть больше двадцати попал в плен во время войны, пять лет был в концлагере. Сокурсник еще рассказывал про газовые камеры, странные карусели, на которых сидели люди, карусели крутились, немцы стреляли, упражняясь в меткости. Потом дед вернулся с войны, его освободили и его тут же отправили на Дальний Восток уже в советский концлагерь, где он еще десять лет отсидел.
Не то, чтобы я ему не поверила или поверила. История была слишком странной, хотя уже тогда, то тут, то там кто-нибудь мне что-нибудь такое рассказывал. Чуть позже другая моя подруга рассказала мне, как ее семью крымских татар выселили из Крыма на все тот же самый Дальний Восток, где они чудом не умерли от голода.
Ну и все в таком духе.
И еще иногда я думаю, что мне, сильно повезло, если считать везением жизнь, что в свое время мой дед ушел на фронт и остался жив, благодаря этому, в то время как почти всех в его семье расстреляли. И Радеку повезло, что его еврейская семья в Польше каким-то чудом выжила.

Вот как бы этот мир был бы без Радека?
И все время, когда я думаю о людях, мне их немного жалко. Большинство из них живут какой-то странной жизнью насекомых, хотя что я знаю о насекомых, возможно они намного умнее, чем я о них думаю. Тем не менее, для меня - жизнь насекомых, это очень простая жизнь - все побежали, и я побежал, все стали убивать, и я туда же, ведь это зачем-то надо, они грабили, и я грабил, и занимал их дома потом, и не такой уж я и плохой, иногда я и пожалеть могу, но если все это делают, и я буду это делать.
И ничего не меняется в этом мире, ничего. Ведь куда как проще, открыть книгу, почитать, послушать живых свидетелей, подумать. Уроки истории - это ведь так много. Знать историю, чтобы никогда не повторять того, что уже было.
Впрочем, я это все ужасно наивно рассуждаю. Глупо требовать от людей большего, чем они могут тебе дать.
И я все думаю, возможно ли как-то изменить этот мир. Вот мой дед - он был историк. Детей учил. Его когда хоронили, весь город вышел его провожать. Хотя, думаю, что все равно кто-нибудь в этой толпе и говорил - еврея хороним. Впрочем, какая разница. Кто там что говорил и что думал. Думаю, что дед мой этот мир на самую малую толику все равно изменил.

В общем, это я так, с утра книжку прочитала. Теперь суп варю. Как допропорядочная мамашка, которая через четыре дня свалит обратно в Лондон.
Варвара вчера легла в десять вечера. Сегодня проснулась в час дня.
- Выспалась? - спрашиваю
- Трудно сказать, - отвечает.
Ходит сейчас по квартире, книжку ищет, которую вчера читала.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments