Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Завтра придет лендлорд, - говорит Радек, оттирая крошечным кусочком туалетной бумаги нашу плиту, - надеюсь, что он решит, что мы не угробили его дом.
Он смотрит на потолок, на котором огромное желтое пятно. Батарея потекла.
- Ну это же не наша вина, что батарея протекла, - говорю я.
- Ага, когда в этой комнате жила Ага, это было еще до тебя и до Конью, она занималась сексом со своим партнером. Знаешь, у нее с фантазией, видимо, все в порядке. Ну там наручники, к батарее, секс и все такое. Оторвали батарею от стены.
- Ну она хотя бы кончила? - спрашиваю я, в нашем доме все задают такие вот глупые вопросы.
- Не помню. Я забыл.
- И что, когда придет лендлорд, мы должны притвориться, что мы у тебя в гостях? - в нашем доме только у Радека и Конрада контракт. Все остальные живут здесь нелегально, если так можно выразиться.
- Ну, не знаю. Надеюсь, они не пойдут смотреть, кто там в комнатах в данный момент.
Марта устроила глобальную уборку в доме.
- Елена, - говорит Марта, - ты убираешь кухню и коридор на первом этаже.
- Да ладно тебе, - говорит мне Радек, - Марте и Конраду нравится убираться, пусть они и убираются.
В итоге я пылесошу коридор, Радек чистит кухню


Радек смотрит какой-то там сериал, очередную серию. Кухня, утро, утренний кофе. Катрин входит внезапно. Я ей ужасно радуюсь. С Радеком совершенно невозможно общаться, он весь в сериале.
- Как твои отношения со спиртным? - спрашиваю я ее
Радек ставит на паузу свой сериал и выразительно смотрит на меня. Что подразумевает, что я мешаю ему смотреть его сериал.
- Эй, комон, - говорю я ему, - у нас нет living room, мы же должны хоть где-то общаться.
- Ну да, - говорит ему Катрин, - возьми наушники или иди в свою комнату. Не надо на нас смотреть с укоризной. Это единственное место, где мы можем общаться все вместе.

Что касается всего остального. Ничего не меняется в нашем доме. Только Люсьен заболел. Выдала ему сегодня лекарство. Все остальные как всегда. Данни пьет пиво, ест пиццу и танцует под русскую музыку вместе с Мартой, которая иногда все-таки морщит нос, потому что русская попса ей не нравится. Конрад работает над новой коллекцией. Радек думает о смысле жизни, Катрин много работает в своем пабе и думает о Кэмбридже, кошка бегает из сада в дом и обратно, апельсиновое дерево опять думает не расцвести ли ему, весна на улице.

Что касается меня, я думала уехать в следующий понедельник в Москву, но наш куратор сообщил, что до двадцать первого надо бы еще быть в Лондоне. Думаю над этим.
Варин папа заболел. Сказал сегодня мне по скайпу, что теперь он хорошо понимает, как умирали от гриппа в средние века. Ужасно его жалко. Варвара вся в весне, малчиках и подружках.
- У меня весна, понимаешь, папа? - говорит Варвара.
Я купила ей крутецких шмоток, но Варин папа сказал, что она сильно выросла. Но ничего, если что у нас еще есть девочка Соня. Если что, она будет это носить.
- А еще, - говорит Варвара, - мы шли в "Перекресток", встретили одноклассников и они нас довезли на тележке.
- На какой тележке?
- Ну, тележке из супермаркета, - говорит Варвара, - они катались на тележке. Ну и нас покатали.
- Можешь себе это представить? - спрашивает меня Варин папа. А я сокрушаюсь, что меня не было рядом с камерой. У деточки весна в полный рост. Тинейджерство. Мама в Лондоне. Страна накануне гражданской войны. Влюбленности и все такой. Даже урок с Филом, урок английского по скайпу, пропустила. Весна, малчики - какой английский?

- Знаешь, Марта, - говорит Данни, - она пишет в своем блоге, что теперь она делит свою кровать с испанской барышней, которая непрерывно говорит по-испански во сне.
- Интересно, говорю ли я по-русски во сне? - спрашиваю я его.
Мы делаем с ним домашнее задание по-русскому. Надо задать вопросы к предложениям. Предложения следующие: В большой комнате стоят: стенка, мягкая мебель, четыре стула, стол и телевизор.
Я пытаюсь объяснить ему, что такое стенка. Он спорит со мной. Он мне говорит, что это сервант или по-крайней мере шкаф. Он все время спорит со мной, как сын Лева, хочется его убить.
Еще, когда он поднимается на наш третий этаж, теперь я живу на третьем этаже, а Люсьен живет в моей комнате на втором этаже, он поднимается на третий этаж и кричит громко и с дурацким акцентом:
- Ростунова! Хочу вина.
Я пью вино. И даже Марта пьет вино. Чтобы дышать друг на друга во сне вином.
Я прихожу домой и Марта все еще сидит за компом, она делает дизайн для одной перуанской фирмы и они не платят ей деньги. А она все равно делает.
- Давай обнимемся, - говорит Марта
- Давай, - говорю я ей.
Мы все одиноки и мы все вместе.
Я пишу очередное эссе об очередной фотосессии, подбирая умные слова. У нас, у русских такой мощный бэкграунд и я так банально пишу об одиночестве, поиске себя, смерти, Босхе и Седьмой печати Бергмана, о Брейгеле и Гете. Картинки были сделаны, теперь надо объяснить, почему я их сделала. Теперь я пишу про поиски нас в этом мире, лузерстве, неудачах и утреннем кофе, когда каждый свободен. Абсолютно свободен. Без денег. Но зато утренний кофе и свежий ветер в саду под сенью апельсинового дерева. И по вечерам бесплатные суши из одного кафе, которые нам приносит Конрад. В общем, что-то такое, как я это умею.

На Ковент Гадене вдруг Шон и Джек. Они давно завязали с Ковент Гаденом и вдруг опять там.
Шон показывает новый фокус с появлением галстука на нем. Я ловлюсь на этот фокус. Прошу повторить его еще раз. Он повзрослел, обзавелся животом и все такой же балбес.
- Смотри, - говорит Шон, - Сержио с богатыми чуваками в кафе сидит, пойдем поздороваемся.
- Хочешь кофе? - спрашивает меня Сержио, подставляя стул. Но я как-то неправильно устроена. Понятно, что надо срочно сесть с ними за столик и рассказать, какая я замечательная. Но так лениво и так скучно это все.
- В другой раз, - говорю я Сержио и иду домой к своим дурацким-прекрасным соседям
Subscribe

  • (no subject)

    Ну и напоследок. Мы пошли на Чистые пруды. Народа осталось мало. Все разошлись по кафешкам греться. Встретила знакомых ребят. Стоим под Абаем,…

  • 15 декабря. Вторая часть

    Первая часть здесь http://iogannsb.livejournal.com/2428004.html?nc=21#comments…

  • (no subject)

    - Левочка, - говорим по телефону, - ну что, ты там грустишь без нас? - мы выпили бутылку красного на двоих, и допиваем полбутылки белого, крайне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments