Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
За что я люблю Лондон? Иногда идешь по Лондону, а навстречу тебе мэр города БОрис. Улыбается и говорит: "привет". А ты его фотографируешь.
Стоит сразу представить мэра города Москвы, без охраны, которая расчищает-зачищает огромную площадь вокруг этого самого мэра. А чтобы он еще и тебе улыбался? Нет, было один раз, когда я сидела в театре, вернее в фойе театра, мне тогда не удалось снять Лужкова, я сидела в фойе и скучала. Думала, что делать дальше. И тут вдруг неожиданно выходит Лужков с охраной. Видимо ему стало скучно на этом самом награждении. И я сразу: "Юрий Михайлович, неужели мне не удастся вас снять для Офисиеля? И охрана на меня так злобно сразу смотрит. А он улыбается и говорит: "Ну почему же нет, конечно можно!".
Но это я такая миленькая была в тот момент, что он не смог отказать. Только охрана чуть не убила. А здесь идешь себе по Лондону. И вот тебе БОрис навстречу и улыбается. Потом он еще со всеми продавцами фотографировался. А я бутерброды ела и одной рукой все это фотографировала. В другой - бутеры были.
Сегодня полдня по ботаническому саду прогуливалась. Такая весна. Все в футболках. Улыбаются. Все цветет. Магнолии, вишни, нарциссы и куча каких-то мелких крокусов. Фазаны бегают. Они все время забывают, что они умеют летать. Белки возятся в кустах. Такая жизнь. И эти запахи. И жужжание насекомых. И влюбленные парочки в кустах. Запах земли. Весна-весна. Для меня это такой возврат в детство, когда сидишь на корточках полдня и рассматриваешь как муравьи что-то тащат, как пожарники суетятся. Помните таких жуков - пожарников? Они еще отлично в сцепке бегают.

Магнолии сегодня на фоне синего неба поднимали настроение. Огромные лепестки, небрежно торчащие в разные стороны, как рваные куски нежного шелка - бесстыдство и невинность. Девушка фотограф, лежащая под магнолией и снимающая прямо в небо. Мамы с младенцами на руках, делающие автопортреты на фоне магнолий.
Вчера после полбутылки вина на троих - Данни, Марта и я, все пришли в такое отличное расположение духа, что Данни сразу ушел спать. Ему все-таки на работу. Я пошла Радеку картинки показывать, и тут же Марта пришла. И как-то неожиданно все вдруг решили, что надо срочно снять порно. Ну это только звучит гордо. На самом деле, это были просто местами обнаженные части тела. В почти полной темноте. Кстати, красиво получилось. Так в итоге мы хорошо веселились с этим самым порно, что Радек, который где-то там на вечеринке до этого был, выскочил в коридор в набедренной повязке, сначала пылесосил - это называлось немецкое порно, а потом спустился на первый этаж. Не помню уж зачем. Наверное, проголодался. В этот момент Катрин с работы вернулась.
Открыла дверь и велосипед свой затаскивала. У которого фонарик мигал. Потому что в квартире темно, надо же путь освещать. А тут Радек в набедренной повязке.
- И что ты тут делаешь? - спрашивает Катрин. Катрин в велосипедном шлеме.
И тут еще сразу я появилась с разъяснениями, что мы тут горячее порно снимаем.
- А, - сказала устало Катрин, с фингалом на глазу и слегка выпившая, все-таки трудно сказать алкоголю - нет, - вот меня когда на работе иной раз спрашивают, где я живу. А я все пытаюсь объяснить, что я живу в доме с абсолютно сумасшедшими людьми. И я никак не могу объяснить, почему эти люди - сумасшедшие. А теперь мне будет проще это объяснить. Это как если бы сказать: вот представьте, вы возвращаетесь домой в ночи с работы, в ужасно усталом состоянии. Открываете дверь, и ваш фонарик высвечивает почти полностью голое мужское тело. И ты понимаешь сразу - вот он дом, родной дом. Все как всегда, ничего не меняется. Ты вкалываешь, как папа Карло, а они порно снимают. Потому что они придурки.
- Ну ты можешь говорить, - влезаю я, - что, к примеру, у тебя в доме живет гражданка сорока шести лет и ей в этом доме очень кофмортно. Тоже сразу понятно будет, что это за дом.
- Ну да, - говорит Катрин, - обычно я говорю, что одной из них сорок шесть, и что у нас два фотографа, парочка дизайнеров, стилист, и человек работающий в музыкальной индустрии. И тогда все сразу говорят: аааа, у вас там одни сплошные художники живут, тогда понятно, почему у тебя такой веселый дом!
Часа в три ночи я захожу к Радеку в комнату, он просматривает ленту новостей.
- Знаешь, - говорит он, - Россия установила ракетные установки на границе с Польшей.
- Что за жизнь, - говорю я ему, - это значит, что теперь мы враги? - Он улыбается, - это мы как в кино "Мечтатели" да? На фоне предчувствия гражданской войны, империи рушатся, судьбы ломаются, тревога и психозы, как неизменные спутники жизни многих прямо сейчас, и где-то вот на фоне всего этого, мы снимаем свои истории, мы танцуем в ночи под светомузыку, мы улыбаемся, любим, рассказываем и чувствуем. Одним словом, фрики, в полной своей красе. Таких первых ставят к стенке, когда вдруг рушатся империи.
- Ага.
- Как прошел твой день? - спрашивает Данни.
- Встретила БОриса, - отвечаю, - сфотографировала его. Он - смешной.
- Да ладно, я тебе не верю, покажи картинки.
- А потом я ехала домой в метро, рассматривала всех и понимала, что мне абсолютно никто в этом вагоне не интересен.
- Ты в какое время ехала домой?
- В час пик, - говорю.
- Это когда клерки с работы возвращаются? Тогда понятно, почему они тебе были не интересны. Я каждый день еду с ними на работу, а потом с работы. Смотрю на них и думаю - ну, как можно жить такой скучной жизнью, изо дня в день - одно и то же. Офис, работа, дом. Больше ничего. Такая пустота. Конечно, они были тебе скучны.
- Данни, конечно, куда как интереснее рассматривать таких как мы, формально бездельников-фриков, которые просыпаются, когда им вздумается, целый день что-то такое делают - рисуют, снимают, шляются по улицам, создают и никаких денег в их жизни. А по ночам снимают порно. Что за жизнь! Что за реальная жизнь!
- Знаешь, - говорит Данни, - лучше такая жизнь, чем жизнь людей в офисе.
- Ну, во-первых, они зарабатывают деньги. Во-вторых, ты один из них. И мы тебя любим. И мы не можем сказать, что ты пустой внутри.
- Ненавижу ходить на работу каждый день, - говорит Данни, - представляешь, убить свою жизнь на эту фигню? На офис. И больше ничего в этой жизни?
С моего нынешнего третьего этажа слышно, как Марта хохочет на кухне и что-то обсуждает. Это невозможно пропустить. Вспоминаю, что забыла выпить чай. Спускаюсь. Марта и Люсьен обсуждают новую тему. Новая тема, это на фейсбуке нынче ты можешь вступить в сообщество, где можно найти себе кого-нибудь для свидания. Выставляешь свою кандидатуру, и те, кому ты нравишься, шлют тебе свои картинки. А дальше ты или отвергаешь их, или болтаешь с ними. Там какое-то нереальное множество людей, желающих познакомиться. Одиночество завладело миром, или все хотят играть в эту прекрасную игру? Мы обсуждаем кандидатуры, мы отвергаем одну за другой.
- Люсьен, это мог бы быть отличный бизнес, делать фотографии для сайтов знакомств. Большинство из этих граждан постит такие уродливые фотографии, что понять, как они выглядят на самом деле, нет никакой возможности.
В Лондоне весна и почти двадцать. В Лондоне теплый ветер и в ночи так приятно идти домой. Марта выключает радиатор. Зачем нам сейчас теплые батареи? В комнате летают комары. Весна. Настоящая весна. Мы обсуждаем по скайпу с другом из России, что судя по всему сейчас два сценария: плохой и очень плохой. Плохой - это когда через год экономическая ситуация будет настолько хреновой, что революция произойдет сама собой. И очень плохой - это когда нас всех закроют, тех кто в меньшинстве, тех, кто пытался бороться, поставят к стенке и еще следующих двадцать лет Северной Кореи.
- Ну, почему нельзя просто вот так жить. Вот я сегодня целый день по ботаническому саду гуляла, всем улыбалась. Так было спокойно.
А знаешь ли ты, - говорит он, - что большинство граждан этой вселенной живут в очень тяжких условиях? Это некоторые счастливчики, живущие в Англии, могут наслаждаться жизнью, если умеют. Большинству - это недоступно. Просто некоторым повезло. И их не так много.
Потом мы обсуждаем с другим моим другом по скайпу, вот это вот самое, что происходит в России. "А я просто пью каждый вечер, - говорит он, - в конце концов, ну, ничего совсем страшного не случится. Мы же уже были там, будем сидеть на кухнях, самиздат, читать книжки, воспитывать детей, рассказывать им, как оно было, когда мы были относительно свободны. И про путешествия. Зато не скучно. У нас в России не соскучишься".
Ни в то, ни в другое не верится пока. Хотя нам не дано предугадать. Никто не знает, как оно повернет. И Крошка Цахес, написанный много лет назад, вдруг опять живой и правит страной. И голый король внушает страх и уважение. История своей спиралью никого ничему не учит. Все идет по плану. Зачем-то родились, должны пройти весь этот жизненный цикл. Только вот так не хочется вот про это вот слышать - где родился, там и пригодился.
- Сопротивляйся, - говорила одна моя знакомая своей двухлетней барышне, - сопротивляйся, - говорила она ей, когда у этой двухлетней барышни пытались отнять игрушки. Сама моя знакомая чуть позже зачем-то покончила жизнь самоубийством.
Не всегда удается сопротивляться. А вот советы давать все-таки куда легче.
- Ты говорила сегодня с Борисом? - спрашивает меня Данни.
- О чем? Должна ли я была кинуться к нему в ноги и говорить: "Борис, возьми меня срочно в Лондон, разреши мне здесь жить, дай мне право на работу, ведь я такая прекрасная!"
- Ну, например, - говорит Данни.
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments