Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
В самолете оказался рядом с двумя тинейджерами, лет четырнадцати. Они летели в Лондон на две недели - учить английский и знакомиться с Лондоном. В составе группы. Вся группа была раскидана по самолету. Их учительница - большая пышная дама-блондинка - сидела впереди нас.
Сначала мы просто поболтали про жизнь. И как это бывает, граждане слушали меня, открыв рот, задавали разные вопросы, убирали мои грязные стаканчики из под сока, и в какой-то момент, незаметно, видимо, для себя перешли на ты. Вот этот момент меня всегда интересует, насколько граждан не волнует твоя оболочка и насколько они тебя принимают за свою.

Обсуждали - от профессии фотографа, до изучения иностранных языков. В какой-то момент, один малчик про другого снисходительно сказал: “А Костян у нас - патриот”.
- А я боюсь патриотов, - отозвалась я.
- Нет, ну я же не националист, - сказал Костян, - а патриот, просто люблю Россию.
И тут меня вдруг почему-то понесло и мы стали обсуждать Крым. Я, кстати, была мега терпеливая и очень спокойно все рассказывала.
- Нет, ну как же. - сказали они мне, - ну Крым - он же всегда наш был. Правильно его забрали.
И тут я им рассказала краткую историю Крыма, а потом задала вопрос, чем хорошо им лично, что Крым теперь наш? И кто за этот Крым будет платить теперь, их родители? И что ящик смотреть - себя не уважать. А журналисты нынешние - в большинстве своем мало чем отличаются от проституток. И что вот представляете, вдруг кто-нибудь из каких-нибудь стран, вдруг решит, что часть России - это их часть, придут и заберут. Подумаешь, делов-то. Было ваше, стало наше.

Где-то в этот момент учительница их, которая героически, видимо, все это терпела, начала выворачивать шею и кидать на меня гневные взгляды.
- А вот учительница ваша сейчас меня убивать начнет, - сказала я им шепотом.
- За что? - удивились они.
- За то, что Крым теперь наш, - ответила я им.
И тут они захихикали на пару. И тут им почему-то сразу стало очевидно, что я все правильно говорю. Потому что, видимо, учительнице своей они совсем не доверяли.
А она точно хотела меня убить. Но она была крепко пристегнута к своему креслу, даже повернуться толком не могла, мы шли на посадку. Мы летели в Лондон, поэтому чувство защищенности не оставляло меня

Лондон был солнечен и улыбчив.
Выхожу на нашем Боу Роуд. Как всегда играет классическая музыка при выходе из метро. И солнце падает так, что красная дверь играет бликами и через проем виден огромный каштан с цветущими метелками на фоне голубого неба. Так красиво, что дух захватывает.
Уезжала, на нем еще не было листьев.
В округе все цветет сумасшедше.
Дома сначала был только Люсьен. Рассказал о разных изменениях, происшедших с ним и со всеми в доме.
Позже появилась Марта, вернулась из Барсы. Была там четыре дня. У мамы Марты удалили опухоль и будет химия. Поэтому Марта на следующей неделе возвращается обратно. Мы с ней долго обнимались.
А в ночи заскочил Радек обниматься. И рассказал еще кучу ужасных историй - практически - “опасный секс” и жизнь полным ходом, но таких вписывающихся в наш общий концепт.
- Ну вот, наконец-то я чувствую себя дома, - сказала я ему.
Радек такой весь уютный был в рубашечке и черных брюках.
Ну они еще мне все пеняли, что я выложила это видео на ютуб. Все равно его уже забанили, за то, что граждане под Гагу танцевали. Вот если бы не под Гагу, тогда бы не забанили.

Варвара звонила, когда я болталась по Внуково. Варвара жаловалась, что Людмиле Борисовне вообще фиолетово, что Варваре в художку надо, что Людмила Борисовна требовала, чтобы к сочинению еще были три картинки пририсованы.
- Это же - русский, а не художка, - говорила Варвара обиженно.
- А я улетаю сейчас, - говорила я ей.
- Нет, ну ты представляешь, - возмущалась Варвара, - и я ее из-за нее сейчас в художку опоздаю.
- А я улетаю, - говорила я ей.
- Ага, - говорила мне Варвара.
Во Внуково тоже было красиво. Огромный пустынный зал и солнце, бьющее в окно,пляшущие на полу причудливые тени. И где-то далеко, у самого окна, силуэт молодого человека из Израиля в такой типичной шляпе - высокой и с огромными полями. На шляпной коробке он сидел. Я подошла поближе, рассмотреть его. Он был увлечен своим айпадом.
Subscribe

  • (no subject)

    И чтобы не забыть. Вчера мои барышни-сокамерницы в гости приходили. Все пытаюсь собрать сразу всех, с кем сидела. Но в этот раз опять несколько не…

  • (no subject)

    На сегодняшнем зум-английском, да, я все продолжаю это безобразие, аргентинский Пабло из Барселоны отвечает на вопрос - прошлая неделя, чем вы…

  • (no subject)

    - Левочка, - говорим по телефону, - ну что, ты там грустишь без нас? - мы выпили бутылку красного на двоих, и допиваем полбутылки белого, крайне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • (no subject)

    И чтобы не забыть. Вчера мои барышни-сокамерницы в гости приходили. Все пытаюсь собрать сразу всех, с кем сидела. Но в этот раз опять несколько не…

  • (no subject)

    На сегодняшнем зум-английском, да, я все продолжаю это безобразие, аргентинский Пабло из Барселоны отвечает на вопрос - прошлая неделя, чем вы…

  • (no subject)

    - Левочка, - говорим по телефону, - ну что, ты там грустишь без нас? - мы выпили бутылку красного на двоих, и допиваем полбутылки белого, крайне…