Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Завтра у Марты день рождения. Она попросила меня проверить, высвечивается ли это в ее фейсбучном профиле. На всякий случай. Она не хотела бы, чтобы кто-нибудь ее с этим самым днем рождения поздравлял. Перед сном, она зашла ко мне в Даннину комнату пожелать спокойной ночи, поцеловала два раза, как это здесь принято и сказала:
- Вот сегодня мне вот столько-то, а завтра мне будет уже на год больше, здорово, да?
Постучалась в комнату к Конраду, спросить, что будем делать с этим всем?
- Я могу купить вина и торт, - говорю ему.

- Давай купим какую-нибудь прекрасную книжку про моду, - говорит мне Конрад, - давай завтра встретимся в Сохо и пойдем в тот самый магазин, ну знаешь.
- А Радек обещал ей купить розовые туфли, - говорю я Конраду, - только он наверняка про это забудет. И давай ты с утра на нашей доске напишешь: "Happy birthday Marta!
- Нет, ты что, - говорит Конрад, - пусть она даже не подозревает, что мы что-нибудь готовим такое.

Меня еще очень волнует, кроме дня рождения Марты, пара историй.
- Представляешь, - говорю я Конраду, - вот вчера, если я не ошибаюсь, из тюрьмы был освобожден один гражданин. Он провел в тюрьме семнадцать лет. Был такой вполне себе club kid, клубный ребенок, party animal, ни дня без вечеринок, с не очень-то богатыми родителями, которого приглашали в разные тв-шоу. Проблема с наркотой. В итоге, убил на пару со своим бойфрендом, драгдиллера, которому задолжал изрядно. Получил срок на двадцать лет. Сейчас модные журналы постят эти самые TV-show с ним. И он такой прехорошенький. И так одет. Я бы мимо не прошла. И ты вот это вот смотришь, все эти клубные детишки, такие милые, такие остроумные и ты уже знаешь, что вскоре он убьет и сядет за убийство. А потом выйдет на свободу, напишет в твиттер: "первый буррито на свободе"! И эта кола лучше кокаина. И кто ждет меня сегодня в гости?" Ну как просто ничего и не было. И как ему нынче с этим будет житься, со всем этим? Что у него там внутри? Как с этим жить.
- Поверь мне, - говорит мне Конрад, - там ничего внутри нет. Он просто хочет вернуться в шоу-бизнес и вернется.
Я, конечно, ему не верю. Мне все кажется, что там такой ад внутри должен быть.

И эта вторая история про Пичес Гелдоф, которая в двадцать пять умерла от передоза героина, оставшись наедине с одиннадцатимесячной крошкой. Пичес Гелдоф, у которой, когда она сама была крошкой, мама умерла от передоза героина. Как это. Красотка, успешная, колумнистка, муж, двое крошечек. Ну как это, как это, в голове не укладывается. И внутри нее был ад, которому она не смогла сопротивляться?
Это мы уже обсуждаем с Радеком.
- Понимаешь, есть вещи, которым невозможно сопротивляться. Все эти зависимости. Это такой божок, который сидит внутри тебя и подчиняет тебя себе. Сопротивление невозможно.

- Представляешь, - говорит Марта, которая стоит и слушает это все, - я вчера смотрела короткое видео, которое смонтировал папа одной девочки. Видео девочки, где можно видеть как год за годом она меняется. От рождения до четырнадцати лет. Это так мило. А Елена сказала, что это очень грустное видео.
- Конечно грустное, - говорю я, - думать о том, как скоротечна жизнь и потом ее можно будет уложить в две минуты короткого ролика, выложенного в соцсеть.
- Доживи до сорока, - говорит Конрад Марте, - а потом спорь с Еленой.

Что касается меня, у меня была ужасная ночь. Ужасная. До четырех Радек громко болтал с Рисом.
- Надо было отправить ему смс,- сказал мне Конрад, - я всегда так делаю.
В четыре ночи Данни собрал свой чемодан и с грохотом побежал по лестнице. Я взяла одеяло и пошла спать в даннину комнату. В шесть мне совсем не спалось. Данни умудрился использовать какой-то парфюм, но возвращаться к Марте в постель не хотелось. Так приятно спать в одиночку на огромной кровати. В восемь я пошла вниз, съесть таблетку от головы и посетить туалет. Вернувшись, обнаружила Конрада, который сушил голову в Данниной комнате.
- Бейб, что ты тут делаешь? - сказала я ему, - вали отсюда, я здесь сплю.
Он хихикнул и продолжил сушить голову.
- Конрад, я ненавижу тебя, вали отсюда.
Вечером он мне сказал:
- Ну понимаешь, мы с Данни встаем в одно и то же время, он идет в душ, я иду в душ после него, потом он убегает на работу, а я иду в его комнату досушивать голову. Потому что в моей комнате спит Катрин, делать это в ванне я не могу, Радек будет вопить. Ну и где мне сушить голову? Я же не знал, что ты спишь в комнате Данни.

- А еще знаешь, - говорю я Радеку, - с моим отличным знанием английского языка, я все еще где-то в начале, чтение газет по утрам и вечерам в метро, бесплатных газет - утром Метро, вечером Evening standart, превращается в увлекательное занятие. Какие-то только картины не дорисовывает мой мозг, когда я читаю простые заметки о том, что где-то кого-то убили, сквотеры заняли очередной дом, а иностранных владельцев, которые покупают недвижимость в Лондоне, а потом эта недвижимость стоит пустая, нужно обязать платить тройные налоги, где-то наводнение, лисы опять атакуют, теннисистка номер один умерла от рака, а известный медиамагнат разводится со своей женой. Если читать это в ряд, быстро, потому что надо успеть прочитать газету до того момента, как ты выйдешь из метро, больше ты никогда с этой газетой не встретишься, все это превращается в увлекательный роман, продолжение которого ты прочитаешь завтра в утренней или вечерней газете.

Вечером мы с Данни идем в торговый центр. От нашего Боу в Стратфорд пешком минут сорок.
Мы договариваемся, что идем пешком. То есть Данни делает мне одолжение, выгуливая меня, я делаю одолжение, что потом болтаюсь по торговому центру за ним, пока он делает шоппинг. Ненавижу шоппинг, ужасно скучная штука. Одно развлечение - в торговых центрах на окраинах такой разноцветный и увлекательный народ, что есть чем заняться, есть кого поразглядывать.

Мы опять выходим в каналу, где-то на полпути и я снимаю деревянные мостки, нависающие над водой и отражения.
- Зачем ты это снимаешь? - спрашивает Данни, - разве это красиво?
- Это очень графично, - говорю я ему, - обычно такие картинки хорошо покупают на стоках.
А еще через сотню метров мы натыкаемся на мертвую лису. Лиса лежит под забором.
- Ой, какая миленькая, - говорит Данни, - сфотографируй ее.
- Зачем? - удивляюсь я.
- Ну ты что, мертвая лиса, - говорит мне Данни. И я послушно фотографирую ее на смартфон и пощу на фейсбук. Дохлую лису. И еще минут через пять Данни вдруг истерично смеется, он залез на фейсбук и увидел мою картинку. На ней под знаком "Нет входа" где-то далеко внизу лежит лиса.
- Это ты так сфотографировала, что стало понятно, что она вошла и ее убило, да?
- Это как мы - фотографы видим мир, - говорю я ему.
- А я даже не заметил этот знак, я только на лису смотрел, - говорит мне Данни
- Правильное кадрирование вносит абсолютно другой смысл, - отвечаю я, - это как мы - фотографы рассказываем свои истории, зачастую манипулируя миром.

На обратном пути я соглашаюсь поехать в автобусе. Ноги болят. Что-то с ними иногда бывает не так, ступня перестает сгибаться. В автобусе милая крошка громко кричит и ее сестра все пытается ее развеселить, но как-то неудачно. Данни ловит мой взгяд.
- Ты хочешь еще детей?
- У меня уже много их, - говорю я ему, - двое в Москве и в Лондоне - вон, целый дом, только успевай воспитывать.
И тут мы с ним на пару смеемся, потому что это и вправду ужасно смешно
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Я же сегодня с утра написала Аваду, малчику, которого я встретила пару недель назад в Москве. Спросила, в Питере ли он и не хочет ли поболтаться…

  • (без темы)

    - Что-то меня накрыло опять сегодня. Вчера все было неплохо. Но в какой-то момент этот очередной знакомый почему-то вдруг решил сделать какие-то…

  • (без темы)

    - Слушай, вот если у него такая аватарка в инстаграме, инстаграм закрыт, как ты думаешь, у него девушка есть? - на фотографии молодой человек нежно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments