Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Нечего надеть, - стонет Радек. Кухня. Утренний кофе. Два часа дня. Унылые бесплатные суши. Продолжаю их ненавидеть и любить за то, что они бесплатны. Радек, посмотрев на меня и Люсьена, спросил:
- Вот у вас сегодня нет работы, почему бы вам не сходить на раздачу бесплатных суши сегодня? Вечно я для всего дома несу этот тяжелый пакет.
- Я - слабая женщина, не могу носить такие тяжести, - ответила я ему.
- Ты? Слабая? - восхитился Радек.

Радеку только что позвонил менеджер и слезно просил выйти его на работу, обещал экстра деньги за это.
- У меня сегодня были такие планы, - говорит Радек, - мне столько всего надо сделать. И мы собирались сниматься с тобой. Все вокруг только и пользуются моей добротой.
- Да ладно, это же экстра деньги, деньги всегда нужны.
- Я просто не смог ему отказать. Нанимают странных людей, а потом удивляются, почему некоторые из них не выходят на работу. И абсолютно нечего надеть.

- Абсолютно нечего надеть, - передразниваю я его.
- Мне тоже нечего надеть, - подхватывает Люсьен
Они издеваются. Посмотрели бы на мой гардероб - пара черных джинсов, пара черных штанов для съемок, когда надо выглядеть официально и пара белых рубашек. Ну еще да, пара футболок. Когда ты все время живешь то там то тут, глупо обзаводиться большим гардеробом. По большому счету, он мне не особо-то и нужен.

- Представляю, - говорю я Радеку, - ты только родился, тебя завернули в пеленки. Ты осмотрел себя и подумал, ты же еще не мог тогда говорить: "О, боже, как скучно я одет. Абсолютно нечего надеть. Как жить дальше!"
- Ты не понимаешь, когда у меня хорошее настроение, мне нужно каждый день выглядеть по-новому. Когда я был маленьким, мама одевала меня очень модно. Я всегда выглядел отлично. Но потом подрос и она перестала это делать. Ну знаешь, я был тинейджером, носил эти ужасные тренировочные штаны, футболки, джинсы иногда, и выглядел абсолютным лузером. Хотя в школе все считали меня фриком. Внешне, я выглядел абсолютно как все. Те же джинсы, те же треники, но они считали меня фриком. Хотя я был просто лузером. Они дразнили меня. Знаешь, как дети чувствуют, что ты - не такой. Ты - чужой. Однажды я пошел гулять с собакой. Это был ужасный день. Мимо проехал автомобиль и убил мою собаку. Я держал в руке поводок. А она лежала на асфальте. На следующий день я просто пришел в школу, нацепив на себя этот ошейник в крови. И что-то случилось. После этого они просто отстали от меня. Я был фрик. А теперь я стал фрик в кубе . Из касты неприкасаемых. В этот день, мне было лет четырнадцать, я вдруг понял, что я могу управлять ситуацией. Какое-то ощущение власти над миром появилось. А еще в этих спортивных классах, когда все играли в футбол, я был абсолютно бесполезным игроком. Я мог случайно наткнуться на какую-нибудь сломанную ветку, взять ее в руки и рассматривать полчаса, пока все вокруг гоняли мяч. Я абсолютно терялся в пространстве.

- А я в школе носил длинные волосы, был таким хиппи. Выглядел абсолютным хиппи, - говорит Люсьен, - у меня были длинные волосы почти по пояс. Я курил марихуанну и прогуливал математику. Я был вполне популярен, но в своем кругу. Знаешь, в школе всегда существует несколько каст. Один популярный малчик из богатой семьи, который был более популярен чем я, он носил Маквина и разные прочие модные бренды, однажды подошел ко мне и спросил: "Ты одеваешься в секонд хенде?", при всех спросил, очень громко. Хотел надо мной посмеяться. До этого я как-то не задумывался, как я выгляжу. Мне нравилось так одеваться и все. Я посмотрел на него, не удержался и сказал: "Да, в секонд хенде", он так растерялся почему-то, что больше не приставал ко мне. Ну а потом директор школы позвонил моему отцу и сказал что я прогуливаю. Отец не поленился, приехал в школу, обошел школу по кругу и наткнулся на меня. Он дал мне пощечину и привез домой. Я помню этот ужасный день. Знаешь, он меня еще пару раз стукнул. Мать посадила меня в кресло, она была в таком гневе. Взяла и отрезала мои волосы. " Ты - мой, я создала тебя и только я могу решать, что тебе можно, а что нет", - сказала она.

- Интересно, - задумался Радек, - моя мама всегда говорила то же самое. Это, видимо, тот самый момент, когда они понимают, что больше не могут заворачивать тебя в пеленки, но они все еще пытаются тебя удержать.
- На следующий день я пошел в школу, был героем дня, - продолжил Люсьен, - учитель не узнал меня, у меня были короткие волосы и распухшее лицо от рыданий и от пощечин. Моя девушка потом несколько дней плакала: "О, Люсьен, где же твои роскошные волосы!" Но что волосы? Когда твоя мать совершает насилие над тобой. Просто пихнула меня в кресло и отрезала тебе волосы. Директор школы так волновался за меня, когда увидел меня, он даже звонил моим родителям, узнать, что случилось. Потом извинился передо мной за этот звонок. Он же не знал, что мои родители так отреагируют на это. Вот где-то с того момента моя жизнь совсем изменилась. Я даже по-другому стал одеваться.

В нашем крохотном саду под листом одного из комнатных растений пауки отложили кладки. И сегодня миллионы крошечных паучков вдруг расползлись в разные стороны.
- Радек, иди сюда, хочу тебе что-то показать. Смотри, паучки.
- Какие милые, - Радек присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть
Люсьен боится пауков. Поэтому его передернуло.

Недавно Конраду наша кошка сделала подарок. Притащила крысу и бросила ее посередине комнаты.
- Я так кричал, - сказал Конрад, - когда увидел это, что прибежал Люсьен, спросить что случилось. Я только и смог показать ему на крысу. И тут он начал кричать тоже.

Представляю, как удивилась наша кошка.

Что касается меня. С утра пытаюсь написать мастер пропозал. Типа манифест, на какую тему я буду делать финальный проект. Изначально я хотела взять тему про социальное сиротство в России. Но тут в нашем универе все тут же так озаботились этической стороной вопроса. Причем основной аргумент был следующий - вдруг у тебя потом в России из-за этого будут проблемы, что я передумала и решила сделать более сложный для меня, но зато более простой в этическом плане, и в конце концов я в колледже моды учусь, все на ту же тему, но более развернуто. Решила назвать поэтично - тот день, когда Бог покинул тебя.
Даже уже нашла подходящую цитату из проповеди: "Если крест твой навалился на тебя с такой тяжестью, что ты не в силах понести его, и если близкие твои не хотят разделить его с тобою, будь благодарен и тому, быть может, случайному прохожему, который поможет тебе нести его хотя бы какую-то часть пути".

Что касается этического момента. Они нынче еще спрашивают, а спрашивала ли я разрешения у всех фотографируемых размещать их в этом проекте. Мы еще тут намедни на выставку ходили. Почему-то, когда народ показывает фотографии из военных точек, пока этот вопрос не стоит так остро, стоит показать уличные фотографии благополучных городов и тут же они все начинают волноваться - а можно ли показывать незнакомых людей на улицах. Ну и да, если они и дальше будут продолжать в том же духе, фотожурналистика просто умрет, вместо этого будут показывать по ящику унылые ролики, в которых вместо лиц будут размытые квадратики, а все журналы заполонят волнующие селфи.

В общем, надо написать на две тысячи слов, чем я собираюсь заниматься в ближайшие полгода. Я этим занимаюсь сегодня уже часов пять. Слов пятьдесят уже написала. За эти пять часов. Столько всего вокруг прекрасного, чем еще можно заняться. Ветер гонит по небу облака, они спотыкаются друг об дружку. С третьего этажа Данниной комнаты, окна расположены под углом отлично получается наблюдать это, Еще самолеты один за другим уходят в небо. Дождь то тарабанит, то дают солнце. Внизу на кухне Радек с Люсьеном пьют чай. Тоже соблазн. Я сдерживаюсь. Уже пятьдесят слов написала. Ну и Вика позвонила, на ужин пригласила. И пятьдесят слов. Но время до пятницы еще есть. А Катрин обещала меня отредактировать в среду. Что значит, хорошо было бы это написать до среды. А ведь могла бы сегодня с камерой по Лондону бродить.
Subscribe

  • (no subject)

    Искала у Бродского одно стихотворение. Около часа искала. Не нашла. Завтра продолжу. Пробегала по первым строчкам и листала дальше. Такое все…

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments