Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Все говорят - ты должен быть креативным, ты должен придумывать истории, никому не нужны просто хорошие картинки, на которых жизнь. Все эти мертвые позы, застывшие красивые малчики и девочки, ну разве это интересно? Разве это есть креативность? И вообще, почему надо быть креативным? Почему нельзя просто снимать, ну так как я снимаю, то, что ты вечно у меня критикуешь, - говорю-жалуюсь я Радеку. Зная, что он скажет, что все сейчас снимают более-менее технично, мега-качественно и мега-круто и чтобы прыгнуть выше всех, нужно сделать что-то эдакое. Он мне постоянно это говорит. А Конрад ему на это замечает, что он подавляет нашу энергию и желание творить.
- Потому что у тебя есть потенциал, - говорит Радек, - потому что ты - ленивая задница, не используешь свой потенциал на полную катушку.


Четыре ночи, мы сидим у Конрада в комнате. Радек с Конрадом делают эти пластиковые крохотные калы для костюма, который надо в пятницу сдать на выставку. Финальная работа, выпускная работа Конрада. Я сижу рядом и болтаю.
- Елена, ты почему не спишь еще? - спрашивает Конрад.
- Не знаю, - пожимаю я плечами, - может я буду спать в твоей комнате. Все равно вы работаете. А я буду тут рядом спать.
- Feel free, - говорит мне Конрад, я закрываю глаза. Но тут же говорю Радеку:
- Было бы смешно, если бы у нас у всех были костюмы кроликов, ну знаете, такие розовые с ушами. И мы бы в них ходили по дому. Это было бы вместо пижамы. Мы бы выглядели великолепно.
- О, да,- саркастически улыбается Радек, - сейчас я вижу, что ты очень креативна, очень!

Конрад возвращается с универа. Мы торчим на кухне, обсуждая надо ли готовить сегодня ужин по поводу дня рождения Конрада.
У него на плече - белая нитка. Ненавижу такие штуки, сразу хочется немедленно их снять. Что и делаю.
- Елена, - качает головой Конрад, - все видишь.
- Ну я же фотограф. Любая подобная небрежность шокирует меня.
Ужин в саду. На самом деле ужасно холодно в саду, градусов пятнадцать. Катрин зажигает свечи. Катрин приготовила картофельное пюре и курицу с овощами запекла в духовке. Ужасно вкусно. Мы рассаживаемся чинно за столом. Данни в Нью Касле, Радек работает. Я начинаю есть первая.
- Елена, - говорит Марта, - надо подождать всех.
- Ну ладно, когда ты голодный и у себя дома, можно стартовать первым. И это еще спасибо, мы не должны молиться перед едой.
- Да, можешь есть, Елена, - говорит Конрад. И тут же все начинают стучать вилками по блюду. Чуть позже, когда в желудке все так плотно утрамбовано, но хочется еще, суши всех окончательно достали и тут дело даже не в том, что спасибо - суши, мы отлично экономим деньги, но еще и вот это вот - приготовить еду, после помыть посуду - ужасная шутка, после мы лениво сидим на наших табуреточках вокруг все еще почти круглого стола. Катрин слегка прислоняется к забору, забор пытается упасть. А забор в нашем саду, я уже как-то говорила - фанерный, буквально. Как в России. Когда забор собирают из разного мусора. И чтобы перегородка между нашим домом и соседним не упала, она поддерживается ужасной веревкой. Мы как-то пытались веревку перерезать, он мешает моим съемкам, забор чуть не упал. Легче в фотошопе веревку убрать, чем привыкать к новым соседям.

- Представляете, - говорю я, - как было бы здорово, если бы было все тоже самое, наш дом, мы сад, Лондон, но чтобы погода была как в Барселоне и чтобы море вместо каналов.
- Может проще тогда перебраться в Барселону? - спрашивает Катрин.
- Нет, - отвечаем мы хором, - мы любим Лондон.

Как-то в очень дождливую холодную погоду мы с Мартой гуляли. В Барселоне в это время было за двадцать пять.
- Да, хотелось бы тепла, - сказала Марта мечтательно
- Ты всегда можешь вернуться в Барселону, - говорю я ей.
- Нет, ты что, я Лондон ни на что не променяю.
- То есть ты будешь сидеть в этом промозглом Лондоне, жаловаться на погоду, зная, что в Барселоне у тебя квартира рядом с морем, да?
- Да, дарлинг. Почему мы уезжаем из своих городов? Пытаемся повзрослеть? Понимаешь, это бегство от рутины и приобретение взамен такого опыта. Ну и куда я от этого дома и от всех вас. Из Лондона никуда не убежишь.
- А если бы тебе предложили работу в Барселоне? Интересную.
- Может быть и вернулась. Но в Барселоне все равно нет работы.

Марта рассматривает забор в задумчивости:
- Катрин, может ты на него все-таки облокотишься, он упадет, случайность, пока его починят. А наш сад увеличится. У нас даже может быть свой бассейн.
- Какой бассейн, Марта, - удивляюсь я, - посмотри на эту погоду. Это не Барселона
- Нет, ну почему же, - Катрин поддерживает разговор, - неделю в году мы сможем его использовать.. Надувной.
- Может все-таки уроним забор? Наши соседи все равно их сад не используют. А у нас будет отличный большой сад.
- Не, - говорю я, - я не хочу общий сад с соседями. Мне нравится наша обособленность.
- Да ладно, новые люди - это так прекрасно, - отвечает Марта.
- Я тоже против общего сада с соседями, - поддерживает меня Конрад. - Это наши восточно-европейские штучки, - улыбается он Марте
- А если бы у меня когда-нибудь еще кто-нибудь родился, - говорю я Марте, - ну просто так, я иногда думаю об этом, сейчас уже, конечно , слишком поздно, но чисто гипотетически, если бы у меня еще кто-нибудь родился, я бы назвала ее Марта. Мне нравится это имя.
- Ты что, дарлинг, - ужас звучит у Марты в голосе, - это такое скучное имя, такое типичное для Испании. Все вокруг - Марты. Я когда знакомлюсь с кем-нибудь в Барселоне и они меня спрашивают - как тебя зовут? А я отвечаю - yes. И они говорят - что, тебя зовут Марта?

Мы сидим в темноте, съели все. Допили вино. Время для торта. Я всячески подмигиваю Марте, иногда встаю, захожу за спину к Конраду и машу ей рукой, изображая, что время для торта.
Марта хихикает и делает вид, что не понимает. Я уже близка к тому, чтобы подумать, что Марта втихаря вчера в ночи, когда у нее было плохое настроение, съела торт.
Вот вчера Конрад с Катрин под руководством Радека доели три моих шоколадных печенья. И мерзко хихикали, когда я пришла на кухню. За это я съела полбанки радековского малинового варенья.
Еще минут через пять, Марта уходит в туалет. Я иду за ней. Она возится в темной конрадовской комнате. Втыкает свечи в торт. Свечей в коробке почти не осталось. Такое ощущение, что в нашем доме все время - дни рождения. Втыкает четыре свечи. Прекрасный возраст. Торт слегка покоцан. В темноте видно плохо, но есть ощущение, что полбока куда-то делись. Впрочем, мы вчера купили этот торт, положили коробку в пакет и еще полвечера гуляли с Мартой по Лондону. В итоге зашли в паб "Ten bells" . Катрин уверяет, что это лучший паб в округе. Я не уверена, я знаю и получше пабы. Но в этом Джек Потрошитель обдумывал свои темные делишки. В общем, судя по всему где-то по дороге мы эту коробку уронили, потом в саду при свете свечей стало понятно, что торту нанесен огромный ущерб.
- Что вы делали с этим тортом? Вы отгрызли кусок? - спросил Конрад, после того, как мы пропели ему хеппи бездей.
- Не капризничай, - ответили мы с Мартой, - это лучший торт на свете. Просто, видимо, мы уронили коробку.
- Этот торт из Кооператива? - спросила Катрин
- Ты что, мы вчера в Вайтроуз специально ходили.
- Отличный день рождения получился, - сказал после Конрад, - я всегда мечтал о таком дне рождения, чтобы было много еды и все свои вокруг.
На Конраде был серый банный халат и парик, который не помню, Марта ему как-то подарила, такой отличный парик - длинные-длинные волосы.
Катрин скоро съезжает от нас. Конрад собирается искать кого-нибудь на ее место.
- Отлично было бы, если бы в таком виде встречал потенциальных наших жильцов. Они бы сразу все понимали бы про наш дом и неправильные кандидаты быстро бы отсеивались, - сказала я.
- А помнишь, Катрин, как ты пришла к нам в дом первый раз, - сказал ей Конрад, - кошка тогда родила шесть котят. Накануне буквально.
- Ага, мне еще сначала Радек сказал, что у вас семь котов, а я не поверила.
- Радек всегда говорит: "когда я говорю правду, мне никто не верит", - вставила я.
- Катрин, а если бы, когда ты тогда первый раз пришла, вот Конрад бы выглядел, как он выглядит сейчас, ты бы захотела бы жить в нашем доме?
Катрин думает минутку:
- Да, - отвечает она, - я бы все равно подумала, что это мега дружелюбный дом. Тогда еще София и Конрад были абсолютно обдолбанные, когда я пришла, они мне показывали кухню и это длилось вечность. Ну знаешь: "А это у нас - холодильник, а это у нас плита, а это у нас второй холодильник, а это - микроволновка, а здесь мы стираем, разве она не прекрасна, наша стиральная машинка?" И я еще им сказала - какой у вас отличный сад. "Нет, - тут же закричала София, - нет, у нас так себе сад, маленький слишком". И это было ужасно смешно.

Два дня подряд беседую с Варварой. Варвара рисует, красит ногти, смотрит кино. Иногда Варин папа говорит, что Варвара совсем отбилась от рук. Варвара нынче спит на нашей кровати, Варин папа спит на диванчике.
- Почему ты не спишь в своей комнате? - спрашиваю я ее.
- Сначала приехала тетя Алла, - отвечает Варвара, - и я перебралась в вашу комнату. Потом тетя Алла уехала. А в моей комнате случился большой бардак. Я бы уже перебралась в свою комнату, но мне так лениво убираться.
- Да, а теперь в нашей комнате тоже бардак, - говорит Варин папа.
- Нет, но я уже собираюсь убрать все, - говорит Варвара, - только надо на плэнер еще картинок двадцать нарисовать.

Еще смешно рассказывали, как Варвара пошла встречать Вариного папу на станцию. Варин папа звонит ей, спрашивает где она. Варвара встретила одноклассницу, единственную , с которой она общается. Одноклассница сидела в супермаркетовской тележке, курила. Тележку катила ее подружка, с бешеной скоростью катила. Тут как раз позвонил Варин папа. Варя с ним поговорила.
- Сейчас мой папа придет, - сказала Варвара.
- Поехали отсюда, - сказала одноклассница подружке.
- Почему? - удивилась Варвара.
- Ну я не хочу, - сказала одноклассница, - чтобы твой папа видел меня в таком дурацком виде, в тележке, с сигаретой, и с этой наркоманкой, - и она кивнула на свою подружку.

Собственно, намедни моя мама застала эту самую одноклассницу курящей. Варвара сказала, что моя мама трогательно пыталась объяснить, как вредно курить.
И мы все дружно представили, как одноклассница качала головой и говорила:
- Да, да, да, я знаю, знаю, я никогда больше этого не буду делать, - а позже с удовольствием затягивается.

А еще я сегодня общалась с одним мелким, лет двадцати наверное, дизайнером из Гонконга. Он заканчивает бакалавриат в нашем универе. У него занятная коллекция, кстати, была.
- Что будешь делать, когда закончишь? - спрашиваю
- Поеду домой, - отвечает, - я уже четыре года в Лондоне. Надо сделать паузу.
- Останешься в индустрии?
- Нет, - отвечает, - мне надо сделать паузу. Буду концерты устраивать. Я этим иногда здесь занимался. Сейчас займусь этим серьезно, - А у него такая сильная коллекция одежды, - просто я пока не понял, чем я хочу заниматься дальше, - говорит.
- Знаешь, - говорю я ему, - просто получай удовольствие от того, что живешь. Делай то, что нравится. Не думай, что ты должен чего-то достичь, кому-то доказать. Если вдруг поймаешь это ощущение свободы внутри себя, когда ты можешь позволить себе жить так, как хочется тебе, тогда все будет. И еще, знаешь, это часто бывает со мной, иногда бросаешься делать то, что хотел, о чем мечтал, занимаешься абсолютно другим, но однажды вдруг ветер меняется, и ты возвращаешься в ту самую точку, про которую уже забыл. Или не возвращаешься, но просто двигаешься дальше. Понимаешь? Главное ничего не бойся и получай удовольствие от того, что ты делаешь и как живешь.
- Спасибо за совет , - говорит, - очень своевременно.
Хотя я вроде ничего такого и не сказала.

- Одна моя подруга ходила к предсказательнице, - говорит сегодня Конрад, - и она ей рассказала всю правду про нее, а потом сказала, что она скоро расстанется со своим бойфрендом. И это случилось.
- Я была бы зашибенским предсказателем, - говорю я им, - если бы у меня было бы поменьше совести. И деньги бы гребла лопатой. Люди ужасно доверчивы.
- Да ладно, ну и что бы ты смогла предсказать? - спрашивает Марта.
- Все. Главное быть убедительной.
- А можешь мне про меня предсказать, - говорит Катрин
- Позже, в приватной беседе, - говорю, - кстати, Марта, почему ты так долго не несла торт? Я уже устала ждать.
- Ты так смешно мне жестикулировала, что хотелось продлить удовольствие. Ты такой ребенок, Елена, самый большой ребенок в нашем доме.
- Да, Елена, я счастлив, что ты живешь в нашем доме, - говорит Конрад.
- И я тоже, - вторит Катрин.
А Данни из Нью Кассл пишет, даже не смешно, что он ужасно голоден, он всегда ужасно голоден, и что завтра рано вставать, в целых семь часов утра. Потому что работать на концерте. Данни, детка, если ты все еще не спишь и читаешь меня, я тебя очень даже сильно люблю. Возвращайся скорее, у нас в воскресенье будет много гостей и веселье.
Subscribe

  • (no subject)

    Я же сегодня с утра написала Аваду, малчику, которого я встретила пару недель назад в Москве. Спросила, в Питере ли он и не хочет ли поболтаться…

  • (no subject)

    - Что-то меня накрыло опять сегодня. Вчера все было неплохо. Но в какой-то момент этот очередной знакомый почему-то вдруг решил сделать какие-то…

  • (no subject)

    - Слушай, вот если у него такая аватарка в инстаграме, инстаграм закрыт, как ты думаешь, у него девушка есть? - на фотографии молодой человек нежно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments