Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Лондон в ночи. Толпы бредущих людей. Смеющихся, ругающихся, рыдающих, усталых, смеющихся.
И эти надписи на футболках: wake, eat, rave, repeat.
И эти ночные огни несущихся наперегонки автобусов и велосипедистов. Охранники, высовывающиеся из ночных клубов, оценивающе осматривающие тебя.

- Не хотите показать, что у вас там в рюкзаке?
- А я вас не заметила, вы тут, как привидение стоите, - говорю одному. Он - чернокожий, притулился в арке в темноте. И весь в черном. В руках - черная кружка с кофе, - давайте я лучше вас сниму, только вы вот сюда выйдите под фонарь и на меня не смотрите. И не дышите, у меня выдержка одна десятая секунды.

Марта терпеливо ждет рядом.
Потом я еще снимаю большого пит-буля, высовывающегося из дверного проема.
- Дарлинг, - говорит Марта, - будь аккуратнее. Он выглядит страшно.
Мы чуть-чуть проходим. В дверном проеме около пит-буля, закутавшись в одеяло, сидит бездомный.
- Дарлинг, - охает Марта, - он себе героин вкалывает.
- Интересно, откуда у него деньги на героин? - удивляюсь я.
Ночь, одни сплошные пороки вокруг и мы через эту ночь движемся из паба в паб. Марта как всегда хочет найти что-то эдакое.
- Дарлинг, - вздыхает Марта в очередном клубе, - ты посмотри на этих людей, они абсолютно нормальные. Это так скучно. Пойдем дальше.
- Пойдем, - говорю я. Я развлекаюсь тем, что в каждом клубе снимаю интерьер. В ночи, без штатива, с этой самой выдержкой в одну десятую получается волшебство.

Мы ходили сегодня к Конраду на выставку. Конрад был в рубашке и шортах Радека.
- Мне нравится, как ты выглядишь, - сказала я ему
- Мне тоже, - ответил он.
Нас было достаточно много, тех, кто пришел его поддержать. Впрочем, все свои. Сфотографировала его со всеми его преподавателями. Они мне все рассказали, что Конрада ждет большое будущее. Сфотографировала его с его коллекцией одежды. Чего-то там выпили - пару бокалов шампанского, ненавижу шампанское и решили сходить к Радеку поужинать. Радек сегодня как раз работал.
Болтаться такими большими компания весьма смешно. Все внимание в метро было приковано к нам. Малчики старались вовсю, разливали в пластиковые стаканчики водку, пили за Конрада. Мы с Мартой сидели напротив и делали вид, что мы не причем. Впрочем, потом все-таки сделали селфи, на заднем фоне Люсьен прыгал.

В клуб к Радеку нас не пустили. Там была частная вечеринка. В итоге все разъехались, кто домой, кто в Сохо в клубешник поехал, а мы с Мартой по нашему Шордичу отправились клубы исследовать на предмет интересной публики.
Как всегда зарулили в Трой, где сегодня регги давали. Большая команда чернокожих певцов, междусобойчик, по очереди поют. Все вокруг танцуют. Взяли себе бесплатной воды из под крана. В местных кранах всегда можно взять просто воду и сидеть бесплатно хоть весь вечер.
Полумрак, красные фонари, почему-то в этом клубе всегда красные фонари и часто регги. На диванчике сидеть уютно и наблюдать всех вокруг.
На соседнем диване сидел подвыпивший клерк в очках. Одинокий, усталый и притопывающий ногами в такт, слегка нелепо выглядящий, но, видимо, ему совсем не хотелось домой. Рядом со мной пристроился чернокожий сильно в возрасте, костыль его был прислонен к стене. Пару раз, проходящие мимо, что-то засовывали ему в ладошку.
Потом еще одна из барышень, большая чернокожая барышня, пела регги, такой голос. За ней следом - смуглый парнишка, девушка которого сидела за столиком и смотрела на него во все глаза.

После того, как он закончил, он подошел к чернокожей певице, пытался ее поцеловать.
- Fuck you, - отшатнулась она.
Он вернулся за свой столик.
- Наверное, его бывшая, - сказала я Марте.

Понимаете, это совсем невозможно описать, вот это ощущение, когда сидишь где-то в Шордиче со своим стаканом воды на абсолютно чужом празднике жизни, все вокруг улыбаются и танцуют, и тебе в том числе улыбаются и такое счастье, регги в ночи.

Потом еще пришел один, поющий регги, под шестьдесят наверное. Я все пыталась их всех представить юными. Занятно, они стареют, меняются внешне, но судя по тому как они танцуют, как поют, внутри все те же, абсолютно все те же.
Он прошел мимо нас, пожал руку, сидящему рядом, тому, у которого костыль был прислонен к стене. Мельком оглядел нас с Мартой. Пошел обнимать всех тех, кто уже спел и кто собирался петь. Вернулся к нам и протянул мне руку. У него было такое точеное лицо и огромный намотанный тюрбан. Невозможно было удержаться, пожимая руку я притянула его к себе и на ухо сказала:
- Ты мне нравишься, you are so cool.
- Ты мне нравишься тоже, - ответил он. И протянул руку Марте.

Мы еще послушали, как он поет. И еще там была одна барышня. У меня в жизни несколько таких барышень случалось. Это знаете, когда невозможно оторваться. Как идиот последний все время рассматриваешь. Худенькая, длинная, с огромной копной мелких черных кучеряшек.
- Марта, это малчик или девочка? - спросила я Марту
- Конечно, девочка, - сказала Марта, - красивая. Хочешь ее поснимать?
- Не знаю, если в следующий раз встречу, спрошу про это, - говорю.

Когда мы уходили, этот, с точеным лицом, оторвался от своей юной подружки, подошел прощаться:
- Встретимся?
- Честно? У меня проект, мне нужно сделать ряд портретов людей в возрасте в интерьерах. Ты хочешь быть моей моделью?
- Давай, оставлю координаты, - говорит, - Я сейчас вернусь, - кивнул он своей подружке, - вышел с нами на улицу, оставил свой телефон.

Этот Лондон в ночи, возможно все крупные города мира такие, я не знаю, я только про Лондон знаю, когда усталый бредешь через этот вечный праздник, через это скопище "пороков", вечное веселье, вечное похмелье, вечная печаль - и это все пройдет.

Данни сегодня с нами не ходил. Вместо него был Деннис. Деннис иногда говорит по-русски. Чуть-чуть. Из Прибалтики. Я все время перехожу с ним на английский. Проще получается. С Денисом почему-то очень смешно болтаться по городу в обнимку. Он чуть выше меня ростом.
- Ну что, дама, - говорит Денис, - пойдем со мной в клубешник что-ли.
Забыла спросить, двадцатник ему уже исполнился или еще нет. Денис отказывается сниматься. Говорит, что ему надо сначала подкачаться для хороших фотографий.
- Мы тебя оденем в майку, - говорю я ему, - и я буду снимать твои татуировки и твою физиономию. Физиономия у тебя вполне себе, симпатичная. Все остальное меня в данный момент не интересует.
Но Денис все равно не хочет сниматься.

А еще один итальянский гламурный журнал, который год назад опубликовал мою историю и все никак не хотел платить денег, неожиданно перевел пятьсот евро. Сегодня обнаружила. Как только нужны деньги, они откуда-то появляются.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment