Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Вчера отправила письмо Варваре в Америку. Деточка месяц без телефона - правила лагеря. Поэтому позвонить, узнать как дела, возможности нет. Говорят, что раз в неделю можно будет звонить в сам лагерь и просить деточку к телефону. Но это когда сама деточка скажет вожатому, что ей надо позвонить родителям. Тогда они напишут родителям письмо, когда звонить и родители позвонят. Месяц в лагере, где никто говорит по-русски, думаю, что это вполне себе опыт. Зато у лагеря есть блог, в котором каждый день пишут чем граждане в лагере занимались. И фотографии выкладывают.

Только фотографию Варвары всего один раз выложили. Даже вот думаю, написать что-ли Мелани письмо, попросить, деточку сфотографировать. С этими лагерями что хорошо, всегда можно написать и они всегда ответят.
Даже Варин папа сегодня грустил:
- Почему они нашу деточку не фотографируют? И их отряд тоже?
Так вот, написала я вчера письмо. Минут двадцать писала. Лева мне потом говорит:
- А что, письмо должно быть от руки написано?
- Ага, - говорю, - ну или распечатать и в конверт вложить.
- А почему по мылу нельзя? - спрашивает.
Сегодня с утра Люсьен мне принес письмо. Мое письмо, написанное мной Варваре.
Вчера я на почте три раза спросила, как надо все заполнить, чтобы в Америку письмо ушло. Мне все рассказали, марки наклеили, бросили письмо в мешок. Хорошо, почта за углом. Пошла на почту. Малчик почтовый разулыбался. Выслушал. Потом они немножко посовещались с другим малчиком. И перечеркнули мой обратный адрес. Сказали, что так скорее всего дойдет. И опять в мешок бросили. Посмотрим, не доставят ли они мне его завтра опять.

Катрин уехала.
- У меня даже слезы на глазах были, - сказал Конрад, - мне грустно без Катрин.
Конрад с Катрин делили комнату. Часть - Конрада, часть - Катрин. Теперь вместо Катрин будет жить Люсьен. Люсьен после двух недель странствий опять вернулся к нам.
- Цыганская жизнь закончилась, - сказал Люсьен, - ты знаешь, оказалось, действительно, без вас всех жить грустно.
- И как же ты собираешься в сентябре от нас съезжать?
- А я буду приходить к вам на утренний кофе.

На нашей доске, где каждый может писать, что хочет, Катрин оставила сообщение, она уезжала в семь утра:
- Прощай Bow-house, я буду по вам скучать, - ну и много поцелуев пририсованных.
Конрад взял и стер все.
- Ты что? Я даже не успела это сфотографировать.
- Мне грустно видеть подобное, - сказал Конрад.

Конрад пришел с работы и потащил меня в бассейн. Сегодня он не так энергично бежал. Читал по дорожке книгу про шаманизм, зачитывал мне вслух некоторые, особенно волнительные, с его точки зрения моменты, про души понимающие и еще чего-то такое.
- Ты уверен, что это не вредно идти по дороге и читать? - спросила я его.
- Почему вредно? Дорога ровная.
- Вредно для глаз, изображение скачет.
- У меня не скачет.
По дороге он вдруг вспомнил, что забыл очки для плавания. А наш студенческий дискаунт работает только до пяти часов.
- Ничего страшного, - сказал Конрад, - возьму очки в ящике потерянных вещей.
Пришли за десять минут до пяти. Я купила свой билет за два фунта. Конрад же сразу сходу стал выяснять, где тут ящик для потерянных вещей.
- А ты не собираешься билет покупать? - спросила я
- Тссс, - ответил он.

Конечно же его пропустили в бассейн посмотреть в ящик утерянных вещей бесплатно.
- Bloody bastard, - улыбнулась я ему. И он так очаровательно улыбнулся в ответ. Вытащил из ящика чьи-то утерянные очки. После плавания положил их обратно.

В саду на нашем мандариновом дереве висят два мандаринчика. Радек уверяет, что они не съедобные. Дерево опять все в цветах. К августу у нас будет опять много-много несъедобных мандаринов. Шмели летают, работают во всю.
И сейчас такое счастье, светильники, которые от солнца заряжаются, по всему саду горят. Как напоминание, что сегодня опять было много-много солнца. Я разговариваю в своей комнате по скайпу с Вариным папой. По-русски разговариваю. В соседнем саду соседи-испанцы ужинают, переговариваются по-испански. На кухне подо мной Люсьен разговаривает по скайпу со своей французской подружкой по-французски. Она мне даже помахала рукой. А я ей в ответ. Только она не говорит по-английски. Люсьен пьет красное вино и курит косячину.
- Можно вина?
- Конечно, хочешь косяк?
- Нет, спасибо, - в этот момент он что-то говорит обо мне своей подружке.
- Что ты там обо мне говоришь?
Рассказываю, как я храпел и ты громко говорила: "Люсьен, перестань храпеть, поменяй положение тела!".
Как-то, когда у Люсьена кончились деньги, он пару дней спал у меня на полу в комнате и ужасно храпел. Утром, когда я ему это все пересказывала, он страшно смущался.
- Да, - сказал он, - а вот Сэм, когда я храплю, пихает меня и кричит: Заткнись, твою мать.
- Фу, как грубо,
- Вот-вот.
- Ничего, а сейчас, когда ты будешь спать в одной комнате с Конрадом и начнешь храпеть, он будет вскрикивать. Он всегда так делает. Пугает.
Марта что-то никак не доедет. Безобразие. Уже ночь на дворе, а она отсутствует. И главное, что с ней никакой связи. У нее в Барселоне нет интернета.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments