Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Неужели мы едем к нему с пустыми руками, - вдруг сказала Марта, повернувшись к нам, - мы едем на день рождения и ничего-совершенно-ничего ему не купили, - пояснила она таксисту.
- Это ничего, главное, что вы сами до него доедете, - отозвался он, - гораздо хуже, если никто не приезжает на твой день рождения.
- Да, как мы могли забыть про это. Ни открытки, ни вина, ничего, бедный Люсьен, - Радек вдруг тоже вспомнил куда мы едем.


Они собирались три часа. Реально. Сначала Марта перешивала, доделывала пиджак Радеку. Красила ему волосы, обесцвечивала. Радек скакал по дому в трусах с краской на голове, эдакий молодой фавн и интересовался, в чем я собираюсь пойти.
- Ты что, это же Люсьен, он же просил всех быть хорошо одетыми. И вообще, - говорил он.
Данни с Драгошом устали ждать и уселись смотреть какое-то кино. Мне пришлось раз двадцать переодеться. Помереть заодно леггинсы и платье Радека, которые мы два года назад выторговали на Бриклейне. Радек тогда цену раза в два понизил. Продавец был неграмотен и не знал, что он продает.

Потом еще мои ботинки и носки не устраивали. Как раз перед этим Люсьен, покидая наш дом, сказал мне, выразительно глядя в глаза:
- Елена, в восемь, пожалуйста, я жду вас в восемь!
Джай еще в четыре часа сообщил, что он уже начал выбирать, что одеть.
Когда Радек наконец оделся, посмотрел во все зеркала, Марта отправилась мыть голову. Было около семи.
Было абсолютно понятно, что если очень повезет, нам удастся выйти в полдевятого. Марта сушила голову у Данни, выбирала что надеть. Мое любимое черное макквиновское платье с большими фейковыми бедрами Марта в итоге отвергла. То есть одела вначале и даже туфли под него нашла. Но переоделась в платье в красный цветочек, которое сама же и сшила. В общем, когда я тоже решила что-нибудь посмотреть, Марта все-таки спустилась к нам в белых узких брюках и коротком желтом толпе. Розовая сумочка под Шанель из пластика. И большие очки. Мне пришлось взять шляпу у Люсьена, он же хотел, чтобы мы все выглядели очень. Радек в шляпу воткнул синее перо. Вечеринка должна была пройти под знаком Уорхола.
- А кто такой Уорхол? - спросил Данни, который никогда не снизойдет до того, чтобы посмотреть в гугле.

В последний момент, когда стрелки неумолимо приближались к девяти, было решено вызвать такси. Нам не удалось порадовать своим видом граждан в метро. Такси стояло во дворе. Я кричала снизу, как примерная мамашка:
- Такси ждет, быстрее, Люсьен уже плачет. Данни, Драгош, вперед.
- Мы вас всех ждем уже часа три, - сказал Данни, спускаясь по лестнице.

Остановились у магазина, купили открытку и две бутылки вина. Каждый что-то написал, я, как всегда с ошибками. Впрочем, Марта тоже с ошибками пишет. На открытке была белая овечка с черной мордой.
- Как раз как наш Люсьен, - сказал Радек выбирая.

Вечеринка была у Сэма. Сэм снимает большую двухэтажную студию с выходом на крыше. Когда-то это, судя по всему, была большая фабрика. Нынче сдается под аренду разному нищеброду-художнику. Мы дружно решили, что квартира, конечно, отличная и мега-фотогеничная, одна крыша чего стоит. Но зимой там точно не прожить. - Стеклянная крыша, как в теплице. С большими щелями.

- Как прошла вечеринка? - спрашивает Конрад, который вчера радостно просидел дома без всех нас.
- Нормально, - говорю, - ужин был вкусен. Только почему-то вместо восьми вечера, он готов был к десяти. А мы приехали как раз к полдесятому. Пока еще у зеркальных ворот сфотографировались. Потом еще какой-то странный человек пришел, зашел в туалет, не закрыв за собой дверь, затем поднялся на второй этаж, упал на софу и уснул. Люсьен его взялся выгонять, оказалось, сосед Сэма, живет через дверь. Пока этот пьяный человек спускался, уронил два, прислоненных к стене, огромных деревянных щита. В общем-то, повезло, что случайно никто не стоял под ними. Скорее всего, это было бы смертельно. Еще была одна дамочка, мега-раздражающая, которая полезла обниматься и сказала, что от меня неплохо пахнет. Потом все стало мега-скучно. И очень сильно захотелось домой.

- Да ладно тебе, Елена, - поддержала разговор Марта, - было весело, пока были все свои. Потом, когда начали подтягиваться соседи, стало уныло. Но вначале было весело. И дамочка, может она нормальная была, просто мы ее еще не знаем.
- Ага, и Радек сказал, что он больше никогда с нами не пойдет ни на какие вечеринки, потому что в какой-то момент мы решили с Мартой отвалить домой. Он считает - вместе пришли, вместе ушли. К тому же такси вместе оплачивать легче. "Не могу же я в таком виде ехать на автобусе?" . Когда я спросила дамочку, кем она хотела бы быть, потом, не всю же жизнь работать официанткой, она сказала, что актрисой или писателем. Какие-то детские желания, не находишь:
- Ох, Елена, you are so bitch sometimes, - вздохнул Данни, - хотя я с тобой соглашусь, она еще и глупая была. Они, кстати, марихуану у себя на крыше выращивают.
- О, - оживляется Конрад, - это, между прочим, отличная штука. Помогает оказываться между небом и землей. Правда.
- Прекрати, - отмахивается Радек, - какие глупости.
- Почему это? Это, правда, отличная штука. Я теперь шаман и все знаю. Они ее, кстати, курят? Которую выращивают.
- Для хорошей марихуаны солнце нужно, - встреваю я.
- Солнце всегда можно заменить лампами, - Конрад у нас тоже все хорошо знает.

Джай в итоге тоже не доехал. Отправился в клуб, писал регулярно какие-то глупые сообщения, как он скучает, какое на нем прекрасное платье и что вряд ли он к нам доедет.

Я в итоге так никуда и не выбралась. Сходила только к Таше на лодку. Она теперь за углом у нас стоит. На Роман-роуд был какой-то местный праздник. Установили большой экран, все смотрели Уимблдон. Кто на креслах сидел, кто на асфальте. Пиво, кофе, дети вокруг гоняют. Киоски вокруг установили с разной ручной работой и всякой вкусной едой за три копейки. А в конце дороге на небольшой сцене разные группы пели разные песни - от рэпа, до джаза. За углом мальчишки гоняли на велосипедах. Маленький Джек-Рассел восторженно подпрыгивал и лаял от счастья. В кафе, которое в конце Роман роуд, новенькое хорошенькое кафе, в Москве в таком все стоило бы миллионы, один из официантов - крохотный человек ростом с пятилетнего ребенка. Хорошенький. Радек сказал, что он давно хотел бы с ним сфотографироваться. Думаю, что Радеку он не откажет с ним сфотографироваться.

Шли обратно с Ташей к моему дому:
- Люблю Лондон, - сказала Таша, - это вот просто мой дом. Правда, Лена?
- А я в декабре обратно потащусь, на Родину, - сказала я, - мне лучше не усугубляться в подобные настроения.
- Никогда не будешь, что будет дальше.

От Варвары в ночи пришла записка: "Мама-папа, позвоните мне (подчеркнуто), у меня есть две маленькие проблемки.
Сегодня Варин папа звонил. Лагерь присылает в какое время можно звонить. У каждого, желающего позвонить, родителя - свое расписание. У Варвары все неплохо. По вечерам иногда бывает грустно, когда сильно устает. Но в целом целый день такая суета, что ни до чего. Лошади, плавание, хип-хоп, лепка и много еще чего. На хип-хоп всего три человека ходит, но там страшно весело. В плавание почему-то определили в группу второго уровня, где все еще надо плавать под наблюдением, хотя должны были бы в третий уровень. Но это можно обсудить. Девочки из группы - непонятные, но подружилась с девочками из соседней группы. Жалко только, что Варин папа не спросил много ли у нее проблем с ее английским и пониманием. Всегда все хочется знать немедленно.

Subscribe

  • (no subject)

    Приезжал сын Лева забрать гантели. Потому как фитнес тоже будет закрыт. А как же без спортзала нормальному человеку жить? - А есть ли у вас еда? -…

  • (no subject)

    - и да, было весело. Особенно, когда мой экс и почти экс столкнулись на палубе. Большая компания отмечала что-то на корабле. И почему они там тоже…

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments