Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
В ночи Конрад с Софией варили на кухне спагетти и шумели. Я пыталась уснуть. Мне было все равно, что они шумят. Я злорадствовала. Ужасно признаваться в этом. Я думала, как в следующий раз, когда мы в двенадцать часов ночи будем беседовать на кухне с Радеком и Конрад начнет жаловаться, я ему так сразу: "А помнишь как ты, видимо, обкурившись с Софией на кухне орал в два часа ночи? До свидания!".
Это не помешало Конраду вломиться ко мне в девять утра, пытаться будить меня и требовать идти с ним в бассейн.
С закрытыми глазами я объясняла ему куда ему надо идти и какой сон я сейчас смотрю. Мне удалось проснуться в десять с копейками. Чем-то там позавтракать и выползти в тот самый бассейн. На мосту я встретила радостного Конрада, возвращающегося из бассейна. Он всегда в эйфории после бассейна. Мы обнялись.
- Завтра мы пойдем вместе, - сказал Конрад.
- Сомневаюсь, - пробурчала я, продолжив свой путь в бассейн.


Радек был прекрасен с утра. В носке черном с двумя дырками, в трусах, пытающийся писать смски, мониторить фейсбук и делать кофе себе на завтрак. С утра, это когда я вернулась. Во втором часу. И кошка, ластящаяся к нам обоим.

Сходила на интервью в смешную контору, где одни сережки стоили под восемьсот фунтов. И это какая-то детская работа, то, что им нужно от фотографа. И это какая-то особая история, когда много-много всего делал, когда мильон лет в индустрии, когда много-много снимал для журналов, а потом приходишь - а там просто каталожка. И абсолютно простая схема света, которую они используют, чувствуешь себя в детском саду. Только большинство все равно ничего не понимает в фотографии и хорошая картинка или нет. Для многих важнее кидание пальцев. Вот теперь думаю, правильно ли я кидала пальцы. Даже скучно иногда бывает от всех этих дешевых приемов. Не знаю, убедительно ли я для них звучала. Но разве это имеет значение?

Вместо того, чтобы с камерой болтаться где-то, вернулась домой, точно - верный признак, что ты теперь живешь в этом городе, можно просто жить безо всяких обязательств перед самой собой, ну и еще надо было кучу картинок обработать и просмотреть кучу видео, ровно в этот момент вылез Джай и весьма настойчиво требовал немедленно отправиться с ним в какой-то клуб.
- Я плачУ, детка, - писал Джай, - пожалуйста, давай прямо сейчас выдвигайся. Я возьму бутылку вина, выпьем перед клубом, потом послушаем музыку, я плачУ, потом двинем в пиццу, я плачу за все. не беспокойся о деньгах.
- Детка, - отвечала я, - все, конечно, прекрасно, но у меня с музыкой сложно. Я не могу слушать все подряд. И вообще, я предпочитаю тишину. Почему нельзя просто выпить вина, к примеру. Зачем тащиться в понедельник вечером куда-то там в другой район, что за глупости?

- Ну хорошо, - отвечал Джай, - сейчас я приду к тебе домой с бутылкой вина.
Меня это слегка испугало. У меня вообще с гостями напряги. Вечно негде их принимать. И что с ними делать, с этими гостями?
- Давай лучше встретимся на нейтральной территории, - говорю я.
- Где?
- Ну на кладбище, к примеру.
Надо сказать, что Джай живет как раз на углу Боу-кладбища. Которому лет двести и это больше лес теперь, чем кладбище. С тропинками, надгробьями, дикорастущими растениями, но без фонарей.
- Хорошо, приходи к моему дому и пойдем на кладбище, только побыстрее, пожалуйста.

Как раз в этот момент Драгош с Данни решили прогуляться. Что творит любовь с людьми. Не припомню, когда Данни хотел бы вечером прогуляться.
- Куда идете? - спрашиваю Драгоша.
- Не знаю, - говорит, - может быть в парк.
- Пошли на кладбище, у нас очень крутое кладбище, - и этот румынский малчик, потомок Дракулы фактически, вздрагивает от ужаса.
В общем, они пошли в Виктория-парк, а я пошла на кладбище.
Джай на кладбище отказался гулять. Сказал, что сначала мы с ним выпьем его бутылку вина, потом поедем в Дальстон есть пиццу.
Нашел мне кучу своих друзей, которых можно для моего Мастера в универ снять. Познакомил со смешным соседом из Малаги с прекрасным лицом, с которым надо говорить по слогам, иначе он не понимает. Эдуардо, испанский сосед девятнадцати лет от роду, из Малаги, сообщил мне, что каталанский - это такой дурацкий язык.
- Прекрасно, я познакомлю тебя с Мартой и ты ей это расскажешь, - сказала я ему. И он как-то сразу растерялся.
Мне удалось уговорить Джая заказать пиццу на дом. Он, конечно, расстроился, ему хотелось по клубам в ночи, а мне хотелось домой. Выпили с ним его бутылку вина, съели пиццу. Посмотрела прекрасное кино про нас с ним. Это когда сидишь на обшарпанной кухне, с решетками на окнах, ужасно не уютной кухне и только эйфелева башня на картине несколько напоминает, что возможно в этой квартире живут люди. Сидишь на этой самой кухне, напротив тебя тощий подросток в платье из золотых полосок и шляпе, и еще огромные золотые клипсы. И ты знаешь, что у него каблуки сегодня сантиметров двенадцать.
- Вкусная пицца? Я заказал самую дорогую. Я так расстроен, что ты отказалась ехать со мной в Дальстон.

И на этой крохотной кухне спиной к нам плотный невысокий мужчина в очках с большим животом жарит рыбу на большой сковородке. Такой обычный испанский работяга, который делит свою комнату с еще тремя такими же работягами. А тут под боком эти непонятные подростки, непонятной ориентации на высоких каблуках, которые приводят к себе непонятных гостей. И еще на потолке такая длинная люминесцентная лампа, завершает картинку полной тоски и одиночества.

Джай переоделся в футболку и треники. Футболку ему и мне такую же выдал какой-то гражданин на прайде. Сзади на футболке написано что-то про гей-людей. Мне вот интересно, стоит ли в этой футболке прогуливаться по Москве, все равно ведь по-английски никто не читает. Джай в ней спит. Когда Джай переоделся, я как раз допила вино и отправилась домой.

В общем-то, когда в тебе болтается какое-то количество вина, море по колено. Через кладбище насквозь при большой луне, кого волнует? Главное, не заблудиться. Кладбище не очень-то большое.
Только один раз мне было страшно, когда я под утро поднималась на трассу где-то в Крыму, чтобы успеть на первый троллейбус в аэропорт. Было, видимо, часа четыре утра, дорога шла мимо кладбища и узкая луна, дорожка в море, шаги гулко отдают и сердце колотится так, что вот-вот выскочит. И я тогда слегка беременна, месяца три, собираюсь в Москву. Третий курс физтеха. Тогда было очень страшно. Правда.
Но почему-то здесь, может быть вино, может быть этот Лондон творит чудеса. Нет, не поймите меня неправильно. Тут тоже всякого хватает. Всякого криминала. Просто не в таком количестве, видимо. Но все равно ощущение защищенности. На кладбище куча маленьких входов, но центральный вход был закрыт. Пришлось продираться мимо церковной ограды, искать выход.

Дома соседи как всегда чего-то там отмечают в своем смешном, в два раза меньше нашего, саду. Сидят за длинным столом, наши испанско-японские-бразильские соседи и болтают.

- Ну вот, одна из моих коллег-официанток, сегодня подошла ко мне и сказала: "что ты себе позволяешь, почему ты ведешь себя так сексуально? Тебе не стыдно? Ты думаешь, ты лучше нас?" И это ведь не мои проблемы, что она чувствует относительно меня какие-то проблемы. Никто больше ко мне не подходил и ничего такого не говорил. Only fuck off, really fuck off.

И я вдруг вспоминаю себя в молодые годы на разных работах. Видимо, некоторые коллеги чувствовали себя ровно так. И главное, это ведь какая-то неосознанная штука. Ты просто такой как есть. А они считают, что ты ведешь себя вызывающе.

- В любом случае, у меня сейчас мой период, и я не очень-то дружелюбна.
Мне нравится Лондон еще и за это тоже, никого не парит сообщить тебе, что у нее сейчас, вот ровно сейчас менструация.

А еще наши соседи мега-рассисты. То чернокожих обсуждают, особый запах от них. То ходят вместе в мечеть на White Chapel, а потом обсуждают в саду fucking muslim, нынче один из них говорит:
- Между прочим японцы гораздо более сексуальны чем китайцы. Вы не можете с этим поспорить!
- Да, наверное, - говорят все остальные, - хотя мы еще не встречали китайцев.
- Да ладно, китайцев полно в Лондоне.
- Но мы еще не встречали.
- И знаете, я читал статью, что женский оргазм гораздо сильнее, чем мужской, вот почему мне бы хотелось бы быть девушкой.

И вот они уже полчаса обсуждают различия мужского и женского оргазма. Что занятно, наши соседи абсолютно обычные молодые люди, которые приехали в Лондон на заработки. И слушая их разговоры, почему-то ощущаешь, что они куда как более искушены во всех этих вопросах, чем наш безумный дом. Безумие нашего дома выплескивается в совсем других параллелях.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments