Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Эти странные достижения человечества. Когда с утра шлепаешь по лужам под дождем с чемоданом где-то вдоль набережной в Москве. И чуть позже, днем, через солнечный Лондон с тем же самым чемоданом, громыхая им по всем неровностям, подходишь к нашему дому.
Платаны напротив полицейского участка, где полицейские лошади живут, уже облетают вовсю. Листья шуршат под ногами во всю.


Дома только Марта. Кидается в объятия. Это как - ну наконец-то все дома. Рассказывает последние новости. За полтора месяца, практически, ничего не изменилось. Разве что Радек во всю снимает свое видео вместе с Сэмом и Люсьеном. Теперь у Люсьена в его комнате, он от нас съехал, так что в его комнате где-то на другом конце Лондона, настоящий туннель шестиметровый.

- Знаешь, такой абсолютно настоящий туннель, - говорит мне Конрад позже, - очень качественно сделан. У Радека абсолютно сумасшедшие идеи.
В выходные все дружно пойдем помогать.
Мартин бойфренд взял тайм-аут. Его уволили с работы, он загрустил, впал в депрессию и предложил сделать перерыв.
Еще у нас новый сосед Джош, англичанин из под Манчестера. Двадцати одного года. Зарабатывает на жизнь тем, что тестирует компьютерные игры, не выходя из дома.
Малчик, который жил в моей комнате, пока меня не было, съехал в соседний дом. Теперь его можно видеть из моего окна.

Как только мартин бойфренд взял таймаут, тут же два эксбойфренда, которые тоже в свое время изображали что-то подобное, позвонили.
- Что за фигня, что за фигня? Что за факинг жизнь, - говорит мне Марта, заодно пересказывая все это, - Радек в саду опять занялся разведением дрозофиллы и крыс. С крысами наша кошка справляется, - добавляет Марта, - с дрозофилой сложнее. Смотри, мы даже купили новую мусорку на кухню, с крышкой.
- Помогает? - спрашиваю я, разглядывая дрозофиллу под потолком

- Конрад, ты теперь счастлив, да? Тебе бачок с дрозофилой под окно поставили?
- А давайте с этим что-то сделаем? - говорит Конрад и смеется.
Как-то летом Данни залил аквариум с комарами, которых Радек тоже разводил, жидкостью для мытья посуды. Вот воплей было. Мы все тогда делали вид, что не причем.
В саду догнивает виноград. В этом году он какой-то не особо сладкий. На мандариновом дереве полно маленьких зеленых мандаринчиков.

Когда я стояла в самолете, потому что спина как-то не вовремя заболела, дамочка сбоку сообщила мне, что под коленкой у меня жвачка наклеена.
Тут же все соседи со всех сторон стали давать полезные советы, которые сводились к одному - пойти попросить лед у стюардессы, приложить к жвачке и ждать пока отвалится.
Я отмахивалась, как могла. Говорила, что ничего страшного, доберусь домой, очищу. Но вот пока шла по аэропорту и встречала русских, они все сообщали мне, что у меня джинсы грязные. Англичане в этом плане не такие заботливые.

В задумчивости засовываю свои джинсы в стиральную машинку. Жвачку отодрала, осталось джинсы постирать. Машинка у нас почти новая и я опять забыла, какой режим включать.
- Привет, - говорит кто-то.
- Привет, - говорю я, поворачиваясь, - можешь мне напомнить какой режим лучше включить, чтобы не на полтора часа.
- Я с этой машинкой еще тоже плохо знаком, - говорит мне Джош.
- Я - Елена, - говорю я ему, - живу в комнате над кухней. Тут, кстати, смотри, машина чей-то носок съела, - и я достаю из барабана белый носок.
- О, это мой, - отвечает, - а я - Джош.
- Ну и как тебе у нас?
- Я живу две недели здесь и у меня ощущение, что я живу здесь всю свою жизнь.
- Ага, значит вписался.

У Конрада в комнате на столе - гипсовая голова какого-то философа.
- Это Радек купил где-то по дешевке, - поясняет мне Конрад.
У Радека в комнате на кровати валяется куча гигантских гипсовых торсов. В моей комнате на столе стоит безобразный гипсовый ободранный торс. Наверное он будет ползти по туннелю.
Потом еще Дени:
- Эй, куда мы поедем нынче? Давай на выходные в Мадрид. Я скучал.
- А завтра мы все пойдем в бассейн, - говорит Конрад, - Джош теперь тоже с нами ходит.
- Кто съел мой хумус? - кричит Данни, изучая холодильник.
- У тебя что, был хумус? - невинно спрашивает Конрад, а Марта подозрительно улыбается.
- У меня был хлеб, масло и хумус, - говорит Данни, - легко запомнить.
- А разве в нашем доме кто-нибудь ел хумус кроме меня? - удивляюсь я, - а я только что приехала. Зато у тебя остался хлеб и масло. Значит все не так плохо.
- Ну может быть это мы все вместе съели, - неуверенно говорит Марта, - я не помню.

Я тут же вспоминаю, что мне прописали зубную пасту лечебную с таким гадким вкусном. На коробке написано - через четырнадцать дней наступит привыкание ко вкусу.
То что нужно, никто не позарится на мою зубную пасту.

Соседи за забором слегка сменились. Они больше не говорят про секс.
- Знаешь, - говорит незнакомая мне девушка, - вчера этот Хосе пришел ко мне на ресепш.
- Вау, - говорят оставшиеся, - мы знали это. И?
- Он был одет как факинг гангстер, это соседи - он был одет как факинг гангстер. Это было так смешно.
- А знаешь, - говорит вторая девушка, - помнишь, тут у нас жила Джули, она так изменилась. Всех послала, ни с кем не общается. Я к ней прихожу за солью. Она молча дает мне соль и выставляет за дверь. Ни одного слова, представляешь?

На кухне Марта с Конрадом хором поют:
- Я хочу любить тебя.
Сейчас еще должна приехать Катрин на неделю. Перед своим Кэмбриджем. Будет спать на полу у Конрада.
- Почему на доске никакого приветствия не написано? - спрашиваю я Марту.
- Сейчас, - говорит она, - лезет на стол и пишет старательно: HELENA и, - в этом месте Марта спотыкается, - кто знает, как правильно пишется Катрин?
Марта всегда пишет наши имена неправильно. За последние пять лет ей ни разу не удалось правильно написать имя Радек, к примеру.

Что касается всего остального. В самолете первый раз за все время, в смысле в самолете в Лондон, встретила классических русских, от которых все остальные обычно шарахаются. Девушка с каменным лицом в джинсах в обтяжку и кожаной куртке на шпильках и ее спутник - мужчина средних лет с пузом. Они пытались протиснуться к выходу. Знаете, тот самый момент, когда самолет приземлился и все встали, так что даже щелки не осталось. Она просто легла на меня, а сзади на нее лег ее мужчина. Я бы ее, конечно, пропустила, но некуда было. Пришлось попросить не лежать на мне. Это не сильно помогло. И когда народ пошел к выходу, дама, активно распихивая всех локтями, устремилась к выходу.

А там еще эти вежливые англичане и стюардессы на выходе, которые всем улыбаются и говорят - спасибо, до свидания. Их тоже растолкали.

Потом они стояли где-то впереди очереди на паспортный контроль, пытаясь заполнить анкеты. Мы уже почти все прошли. Они наконец-то заполнили свои анкеты и ломанулись вперед, толкнув несколько человек.
- Ну что же вы так себя ведете? - спросили люди
- Мы тут стояли, - стал кричать мужчина и лицо у него такое сразу серьезное стало. Они напоминали бандитов из "Гостьи из будущего".
- Ну вот, и сразу бычить начинают, - сказали люди впереди меня. Все остальные только пожали плечами.

- Знаешь, - сказала вчера Варвара, - я думала, что вот ты сейчас уедешь и я наконец-то отдохну от тебя. А теперь мне так грустно, что ты уезжаешь.
- Зато никто не будет каждую минуту спрашивать: "Варвара, чем ты занимаешься?", Варвара, оторвись от вконтактика, Варвара, ты сделала уроки, Варвара, ты не забыла про Фила. Представляешь, какая свобода сразу.
- Ну да, - улыбается грустно.
- Да ладно, это всего два месяца. И звони мне каждый день по скайпу.
- Мам, ты представляешь, - звонила мне Варвара из аэропорта, - Фредди убили, так обидно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments