Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Длинная сумбурная пятница. В одиннадцать почти вышла из дома, но была поймана на выходе Мартой.
- Дааааарлинг, - тянучие испанские распевы, - звонил Радек, у него паранойя, ты не берешь трубку. Он боится, что ты еще спишь и пропустила посылку, которую ему должны были с утра принести.

- В этом городе мне никто не звонит, поэтому я отключаю звук, - говорю, - я проснулась в десять, потому что в Москве уже был час, а я еще не перестроилась. А до этого времени кто-то на кухне шебуршал, так что скорее всего никакой доставки и не было.
Тут же пришла смска от Радека?
- Можешь дождаться Конрада, он должен принести вещи для съемки.
Конрад пришел в час с двумя большими коробками. В одной были один серебряный и два белых-пластиковых шлема, которые если надеть, сразу понятно, что это мозги.

Марта тут же вызвалась со мной на съемки к Радеку. Марта - она такая, если вдруг соберется с тобой идти, значит придется минимум час ждать. Еще в последний момент, когда она тебе сообщит, что уже готова абсолютно и даже спуститься на мой этаж, вдруг неожиданно возьмется зубы чистит и будет, пуская пузыри, шептать:
- Еще одна минута.
И еще Конрад нам вслед:
- Вы что, не пойдете со мной в бассейн? С ума сошли? Елена, ты что забыла, когда ты ходишь в бассейн, у тебя не болит спина.

Поэтому на съемку я вместо одиннадцати доехала к двум.
На съемке было миллион народа. Милый малчик-актер Стефан, который улыбчиво пожимал руку, я даже успела шарахнуться от неожиданности.

Если кто думает, что съемки - это интересно, это совсем не так. Это тоска зеленая. На весь день, а потом еще на один и далее везде.
Стефан сидел в коробке и дрожал. Так было задумано. Раз двадцать пять сидел и дрожал. Сэм каждый раз говорил:
- Офигеть, круто, ты молодец, детка. Но давай еще один дубль.
Кроме Сэма - вся остальная команда была женской. Одна высокая худая барышня - оператор с удивительным лицом, светлыми глазами и копной волос, которые она смешно завязывала в пучок. Но они опять рассыпались по спине. В какой-то момент она сняла свитер и осталась в открытой майке из под которой бодро выглядывал леопардовый лифчик.
Камера вместе со штативом килограмм двадцать весила. Ну и еще свет вокруг. Барышня со своей помощницей вдвоем это ворочали. Я сразу про ее спину подумала. Очень уж она хрупкая была. И такой лицо удивительное.

Чуть позже она сказала Сэму, что как только они закончат с его проектом, сразу уезжают в Ирак снимать войну.
- Какая война, - удивился Сэм, - делай любовь, нет войне.
- Ну кто-то же должен и войну снимать, - сказали барышни.
Мне, видимо как жителю России и благодаря последним событиям, сразу как-то очень грустно стало.
Еще была милая девушка звукооператор. Люсиа, я, Радек и Марта. И кот. Который считал себя на съемочной площадке главным.

Сидели на крыше, снимались на крыше, пока внизу Стефан полз по туннелю. Иногда я спускалась с крыши вниз снять что-нибудь новое. Но ничего не менялось. Стефан полз, свет переставляли, брали с разных ракурсов.
- Он - straight, если что, - сказал мне Радек.
- Я заметила.
- Как?
- Он на девушек смотрит, как мужчины смотрят на девушек.
- Да ладно, я тоже так на девушек смотрю.
- Ну...
Стемнело. Оставалась заключительная часть, когда Стефан должен был ползти через туннель и на него сверху лилась вода. Туннель они сделали настоящий, шестиметровый. С землей внутри и торчащими со всех сторон травинками. Стефан изрядно испачкался, дрожал. Люсиа делал ему чай.
- Радек, мне надо будет уйти до полодиннадцатого, у меня завтра прослушка в один известный театр. Представляешь, - это уже мне, - я так счастлив, они меня пригласили на прослушивание. И вообще, иди я тебя обниму.
- Ты слишком грязный

Операторы выгнали нас на улицу, они никак не могли установить свет. Мы болтали. А на крыше уже стемнело.
У сэмовских соседей была вечеринка. В Лондоне - такая обычная тема. Наверняка, не только в Лондоне, но про другие города я не знаю. Бывшие заводские помещения сдаются. Снимают их огромные толпы. Как правило, зимой в них холодно, летом жарко. Зато нереально большие помещения, в которых хорошо устраивать вечеринки, съемочные помещения и просто жить, если ты - художник. И кого удивишь в Лондоне холодной квартирой.
Сэмовские соседи были одеты во все белое, на ногах японские деревянные ботинки, на лбу фонарь. Ходят вдоль дома как зомби. Радек прошел проверить, что там случилось. За ним я подтянулась. За мной Люсиа.
Зашли в дверь. Комната, все белое, телевизор, люди с фонарями на лбу. Девушка подскочила, выдала стаканчик, тут же налила вина. Мы немножко постояли, посмотрели в телевизор. В нем что-то такое показывали, самодельное.
Радек пошел в другую комнату. В другой комнате сидела толпа граждан. И как-то сразу стало понятно, что это у них ливинг рум и они здесь живут. Они оторвались от компа, все вместе они что-то там рассматривали:
- Вы в порядке? - спрашивают
- В абсолютном, - отвечает Радек.
Потом с ними немножко поболтали. Их там двенадцать человек живет - от художников, до строителей. Обещались завтра к нам на съемку заглянуть.

В саду, когда я вернулась домой, Марта, Конрад и Данни сидели вокруг огромной свечи. Чего-то там курили.
- О, НЕТ, - вскричал Данни, увидев меня.
- О, ДА, - я тоже соскучилась, - и скажи, дорогой друг, куда ты вчера в ночи испарился?
- Ты не моя мама, я не обязан тебе отчитываться.
- Не, я точно не твоя мама, но ужасно любопытно. Новый бойфренд?
- Не скажу.

Я разогревала еду. Когда совсем не хочется запариваться, можно купить в Теско за два фунта большую миску риса с курицей. Данни рядом доставал свое постиранное белье из стиральной машинки.
- Ты уже спать пошел? - спрашиваю
- Данни, не уходи, - Марта из сада, - посиди с нами.
- Я только белье развешу, - говорит
- Смешно, - кричит Марта, - обычно ты его всегда в машинке после стирки на двадцать четыре часа оставляешь.

Что абсолютная правда. Обычно Данни загружает белье и забывает про это. На следующий день открывает машинку, обнаруживает, что белье завонялось и запускает его снова. С первой попытки постирать белье обычно у него не получается.

- И Данни, - кричит ему Марта, - ты знаешь, что Елена о тебе сегодня утром сказала, знаешь?
- А что я о нем сказала? - удивляюсь я
- Ты сказала, что он неаккуратный.
- Правда? - удивляюсь, - А почему я так сказала?
Марта смотрит на меня и улыбается. День такой длинный, разве можно вспомнить, почему я так сказала про Данни.
- Ну, там у него на крыше, - подсказывает Марта
- А, - говорю я, - у тебя за окном на крыше стоят целых две моих любимые чашки - голубая и коричневая в горошек.
- Это не я, это их Конрад оставил там месяц назад, - оправдывается Данни, - и вообще, что ты делала в моей комнате?
- Искала одну штуку, которую вчера у меня взял Конрад, пришлось обойти все комнаты, - как раз в этот момент Данни, загружая очередную порцию белья в барабан, пытается налить жидкость, которую для хорошего запаха наливают и разливает на пол.
Под машинкой - голубая лужа. Данни закрывает барабан и идет к нам в сад.
- Марта, - кричу я, - смотри, смотри под машинку
- Данни, убери немедленно, - тут же отзывается Марта.
- Елена, не пойму, ты зачем это сделала? Что с тобой не так? Не могла сделать вид, что ты этого не видела?
- Как я люблю нашу сумасшедшую семью, - хохочет Конрад, - какие клубы, дома так хорошо.
- Какую такую семью? - спрашиваю я
- Нашу, - кивает он на нас на всех, - кто будет чай? Я купил очень полезный чай.
- Ромашковый, наверное, - говорю я, - все эти полезные чаи - такие подозрительные. Ладно, я буду твой чай.
Subscribe

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments