Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Он звонил мне из автобуса, из Бристоля.
- Хей, как дела? - кричал он в трубку.
- Нормально, - отвечала я, - сидя в вагоне метро, отъезжающим от Боу. Уже соскучилась.
- Я буду к шести, - говорил он.


Радек сидел на кухне, когда мы с Варварой притащились домой.
- Все прошло без приключений, после того, как мы уехали?
- Ну как сказать. Сначала было весело. Был большой ужин, приехало много-много друзей. К двум частям мне стало скучно и я пошел спать.
- Все были пьяны, да? - спрашиваю я, вспоминая, как вчера в Теско Стив смотрит на вино с названием Люсиен и размышляет вслух, сколько бутылок на человека будет нормально. Сошлись на двух. Они с Милли сошлись на двух.
- Вы что? - удивляюсь я, - мы уедем, вас будет не так уж и много. Радек не пьет. Вы же завтра не проснетесь.
- Ты чего? - удивляется Милли, - ты же - русская. Вот мы в прошлый раз взяли по две на человека, так в итоге не хватило, помнишь, Стив?

Потом мы со Стефаном уехали. А они остались. И у них была вечеринка, большая вечеринка, какие бывают в маленьких городишках, где все друг друга знают, жизнь остановилась и тут вдруг из большого города приехал друг.
- Где-то как раз в этот момент пришла Милли, залезла ко мне под одеяло, обняла меня.
- Какой ужас, - хихикаю я, - ты делил постель с другой женщиной? В мое отсутствие?
- Она просто замерзла, - говорит, - так вот ровно в этот самый момент раздался дикий грохот. Пришлось одеваться и спускаться на кухню, чтобы посмотреть что случилось. Так вот. На кухне был полный разгром.
- На этой красивой уютной кухне?
- Да. Стол перевернут, вся посуда разбита и на полу. Среди этого всего лежит Люсиа, на нем сидит Стив и бьет его. Люсиа кричит: "Ты уничтожил все, ты уничтожил все..." Ну да, с утра они ничего не вспомнили, совсем ничего. Я сказал Сэму, что надо срочно будить Люсию, потому что мы опаздываем на автобус. Он ответил, что не надо никого будить. Люсиа устал и ничего не случится, если все зависнут в этом гостеприимном коттедже еще на пару дней. Покурить травку и еще чего-нибудь, подумать о жизни. Как-то так. Я все-таки разбудил Люсьена. Мы как-то добрались до автобуса, который шел в Бристоль. Автобус тронулся и тут Стив сказал: "О, я забыл телефон. Мне надо возвращаться". И он вернулся. А мы поехали в Бристоль, сильно опаздывая. Опоздали на двадцать минут. Автобус опоздал на сорок, нам повезло. Но билеты были только в телефоне Стива. Но тут нам тоже повезло, нас все равно пустили. Так вот, в следующий раз, - говорит мне Радек, - ты опять поедешь со мной в Сомерсет. Я не смогу один выжить там, не смогу. Ты нам будешь очень нужна там.
- Я не дам вам больше свою камеру, - говорю я, - я не могу без нее.
- Я прослежу, чтобы он что-нибудь взял в аренду, но ты поедешь с нами.

А еще Люсиа сидит на порожке уютного коттеджа, курит, смотрит в небо, мечтательно говорит:
- Как же здесь красиво, как уютно, - и молчит, молчит. Коты трутся о его коленку, - только я не смогу здесь жить. Как же я выживу без недель мод?
- Да уж, - хмыкаю я. Почему-то это ужасно смешно, глядя на такую красоту вокруг, думать о неделе мод.

И еще мы тащимся со Стефаном за всеми остальными через большой, пустынный шоппинг-мол. Мы тащимся на парковку. Вокруг нас строители, украшают все вокруг рождественскими шарами. На макушку елки водружают какую-то звезду.
- Its fucking disgusting, man, - говорит мне Стефан, - really.
- О, да, ужасно отвратительно, - дразню я его, - а по-моему, миленько. Еще только октябрь, а они уже готовы к Рождеству.
- Еще даже в ведьм и волшебников никто не наряжался, а уже Рождество вокруг, - горячится Стефан, - отвратительно, отвратительно.

Я прошу налить мне вина. Стефана прошу. Потому что он около бутылки. Он смотрит, улыбается и не двигается.
- Как это сказать по-английски правильно, - спрашиваю я Люсьена, - налей мне вина. Каждый раз путаюсь. Стефан, налей мне вина.
- Стефан, она тебе опять не сказала, пожалуйста? - участливо спрашивает Люсиен, - забей, они, русские никогда не говорят такие глупые слова.
- Не правда, я сегодня даже два раза сказала Стефану спасибо.
- Правда? - удивляется он и наливает мне это самое вино под названием Люсиа.

Чуть позже мы обсуждаем это, про русских, про их напряжение и готовность ударить первыми.
- Ну да, ну да, - говорю я, - это всего лишь стереотипы, но тем не менее, если ты растешь в эээ, несколько-криминальной обстановке, ну или на войне, у тебя вырабатывается определенный стиль поведения, понимаешь. Это как когда домой возвращаешься, в кулаке зажимаешь ключ, чтобы если что, обороняться, понимаешь.
- Это ты поэтому при каждом движении нервно машешь рукой в ответ.
- А я это делаю, да?
- А еще, что ты думаешь о моем лице?
- Почему я о нем должна что-то думать? В целом, вполне фотогеничное, гибкое. Много чего можно увидеть.
- Это слишком странно. Мне никто никогда такого не говорил. Я думаю, что у меня - уродливое лицо, правда.
- Твое лицо перед камерой преображается. И ты хорошо играешь. Без фальши. Мне это нравится.

- Знаешь, Радек, он сказал, что считает свое лицо уродливым.
- Смешно. Да, очень смешно. Посмотри на себя. Кто вчера на пляже кричал - не снимай мое уродливое лицо?
- Ну знаешь, когда тебе двадцать три, твое лицо не может быть уродливым.
- Ага, а когда тебе будет восемьдесят, фотографии нынешней тебя тебе будут казаться очень миленькими.
- Может быть, кто знает



Рождество и стефан
я не смогу выжить без фешнвик
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments