Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Утро началось несколько нетрадиционно.
- Елена, - засунул голову Д на мою половину, - давай уже вылезай из постели, время для уборки!
- Отвали, Марта, - сказала я ему.
- Нет, ну точно пора вставать, - настаивал Д.
Собственно, вчера у нас взорвалась лампочка. Сначала она взорвалась на моей половине и я убирала стекло, рассыпанное везде. Вчера она взорвалась на половине Д. Он уже почти спал, я выключала свет на своей половине и она взорвалась. В темноте было сложно собирать стекло. Тем более на кровати, поэтому грустный зайка взял в охапку свое одеяло и ушел спать к Радеку, который до сих пор отсутствует. В связи с чем я еще полночи смотрела какие-то сериалы.


На кухне было все то же самое:
- Елена, - радостно сказала Марта, - у нас сегодня cleaning party! Данни, в ушах, вытанцовывающий, притянул к себе и обнял. Заодно погладил по голове, в знак сочувствия.
- Ты счастлива, что у нас уборка, - спросил Конрад, который был тоже в наушниках и слушал музыку.
- Ура, - кричала Марта, - сейчас в едином порыве мы наконец-то уберем наш дом.
- А вот и нет, - сказала я им мрачно, - я сейчас на съемку поеду. Мне в два часа надо быть в Дальстоне.
- Елена, у тебя еще целый час до того момента, как ты покинешь нашу квартиру, - напомнил мне Конрад. От такой наглости я слегка даже растерялась. Нет, конечно, понятно, что я - единственный человек в этом доме, который собирается за пять минут. Всем остальным - минимум час подавай. К тому же я даже не позавтракала еще.
- Нет, - сказала, я, прижимаясь к Данни, - мне еще надо яичницу сделать и вообще, у меня рука сильно болит. Не двигается, - рука была правая. Было бы логично спросить, как я собираюсь снимать. Впрочем, рука, правда, болит. И как снимать такой рукой тоже непонятно, но это не повод не снимать.
- Хорошо, - сказала Марта, - тогда мы подождем, когда у тебя выздоровеет рука.
Это был тот самый момент, когда я вдруг отчаянно заскучала по Радеку. Если бы был Радек, он бы тут же сказал:
- Кому нравится убираться, тот и убирается, а кому не нравится, тот и не убирается.
Я понимаю, да, это ужасно нечестно так себя вести. Но что делать тем, кто ненавидит уборку?

Марта ушла в свою комнату, Д убирался в нашей комнате, я жарила яичницу, эти два в наушниках, у каждого своя музыка, прыгали вокруг меня, пытаясь пить чай.

Потом Эндрю прислала послание - давай в четыре встречаться.
- Ты что, в четыре уже не будет света, - ответила я.
- Хорошо, в три, да?

Пока я ехала, в метро фотографировала разных голых английских детей. Та самая тема, ты сидишь весь по уши закутанный, а они в легких платьях и с голыми ногами, резвятся напротив. И на предложение мамы - надеть платье, начинают вопить.

Эндрю слегка удивилась, что я нашла ее дом и квартиру без помощи.
- Все всегда звонят и спрашивают, где это, но это только затрудняет их поиск.
- Мне легче найти так, чем звонить и спрашивать, - сказала я, - до сих пор испытываю трудности, разговаривая по телефону.
Блю, собака Эндрю, меня сразу полюбила всем сердцем, как это всегда бывает с собаками и кошками. Непрерывно паслась около меня.
- Я ее пять лет назад из канала вытащила. У кого-то, видимо, закончились деньги и они ее выкинули. Ты не представляешь, какая она была агрессивная. А сейчас такая дива. Всех любит и все любят его. Впрочем, вот так чтобы она к кому-нибудь льнула - первый раз вижу.
- Все-таки странная собака для тебя, - сказала я Эндрю, - английская борзая, да? Мне почему-то казалось, что у тебя должен быть мастиф или бультерьер. Это все равно, что представить тебя с чихахуа.

Эндрю - девочка-малчик, смотрела исподлобья, но как-то вдруг моментом растаяла, когда я завела свою непрерывную шарманку про все на свете.
- Перестань смотреть на меня исподлобья, такое ощущение, что ты пытаешься выглядеть такой брутальной, пытаешься напугать весь мир, только потому что тебе страшно и некомфортно в этом мире. Пытаясь предупредить удар, ты пугаешь мир своим взглядом.
- Да, интересно, может быть так и есть, - говорила она.
- И носки разноцветные, это потому что лень искать парные, да? Я тоже уже давно не запариваюсь по поводу парные носки или нет.

Потом еще пришел ее сосед. С татуировками на голом черепе и лице. В черной кожаной куртке, в черной кожаной юбке и черных кожаных лосинах, а на голове черная кожаная пилотка и эта татуировка.
- Аааа, офигеть, какой ты красивый, - кричала я.
- Спасибо, очень приятно, - отвечал он.
- В следующий раз я буду снимать тебя, - сказала я ему.

На обратном пути я заблудилась. Напала на какого-то юного модного малчика в черном пальто и красном шарфе. Он сначала шарахнулся. Потом разулыбался.
- Пойдем, доведу до метро, - зябко кутался в свое тонкое пальтишко, - ты откуда?
- Из Москвы.
- Вау.
- Ну да, никак не привыкну, что надо вежливо говорить вау на любое такое, - говорю я ему, - я ты откуда?
- Из Австралии, соу факинг колд здесь, впрочем, для тебя наверное нормально.
- Вау, - говорю я искренне, - это вопрос, сколько одежды ты на себя натянешь. Вот на мне сейчас, спорим, раза в три больше одежды. Я, конечно, не выгляжу так стильно, как ты, но зато не стучу зубами. А ты откуда из Австралии.
- С севера.
- Тоже океан?
- Ага, серфинг,
- И такие огромные рыбы, эти как их, - я щелкаю руками, развожу их в стороны, - акулы, очень-очень опасны.
Он смеется,
- Ага, двадцать человек в год бывают съедены обычно. Но это никого не останавливает.
- Смелая нация, - говорю я, - или что-то с мозгами? - вспоминаю, как мы только что обсуждали с Эндрю, что мы боимся гор, лошадей и моря, потому что Эндрю однажды чуть не утонула в ее три года. А я просто так ее поддержала, сказала, что я тоже боюсь.
Расстались мы не без сожаления. Хотя, конечно, эти контрасты всегда поражают. Сначала Эндрю, девочка-малчик, бойцовский клуб, вся в татуировках, взгляд исподлобья, тяжелые платформы, бритая голова, сломанный нос, накачанные бицепсы - но я все-таки предпочитаю малчиков, с ними проще, никаких тебе драм, никаких тебе, я не смогла прийти, потому что у меня мой период, и две недели назад она говорила ровно то же самое. А потом такой хорошо воспитанный малчик, который явно ходит в офис каждый день, у него хорошая зарплата и правильные установки в жизни.

Параллельно мне писали Джай и Алена. Джай хотел немедленно встречаться, Алена хотела немедленно пойти на русскую тусовку.
- Возьми с собой Полину, - писала я Джаю. Вчера Джай запостил кучу картинок, где он и Полина - модный юный лондонский фотограф, которая как-то сказала мне что-то обидное. И я решила ее за это не снимать. А она даже обрадовалась этому.
- АААА, мне ревнуют, - обрадовался Джай.
- Нет, глупый, это я тебя дразню. Но с Полиной ты точно время потратишь с большим проком, она тусит везде, у нее хорошая репутация, ее хорошо покупают, она знает кучу полезных людей. И одевается круто. И младше меня на сто лет. А теперь посмотри на меня.
- Слушай, но я хочу проводить время с тобой, просто ты не всегда хочешь тоже, - отвечал Джай.
- Дорогой, у меня сегодня клиент и зарабатывание денег на первом этапе, - писала я ему, - завтра я буду твоей.

Собственно, в итоге мы пошли на эту русскую тусовку. Я предупреждала ее, что это будет не то, чтобы очень весело. Но она хотела проверить это сама. Ну да, ну да, куча молодых людей на нее вешалось.
Потом я еще встретила Женю, я его даже не узнала сразу. Он меня узнал. Впрочем, трудно, наверное, не узнать человека, который однажды пришел к тебе в гости и в первые же пять минут знакомства сказала - так, давай раздевайся и залезай в ванну, у меня мало времени, мне надо сделать одну картинку.
- Привет, помнишь ты снимала меня в ванне, - напал на меня Женя. Я секунд десять думала, - отличное, кстати, мероприятие, такой парад невест, нереальный, - сказал мне Женя.

В общем, вечер несомненно удался. Дома тихо, тепло. Они неплохо убрались.
- Елена, - вопрошает торжественно Д, - хочешь шоколад? Горячий шоколад?
- Вряд ли, - отвечаю
- Сегодня тот самый день, когда его еще можно. Я могу сварить. А вот завтра, если ты увидишь, что я пью кофе или ем какую-то неправильную еду, я разрешаю тебе убить меня сразу. И также следующую неделю я буду в плохом настроении, потому что когда я голодный, я - злой. Елена, ты меня слышишь? О чем я сейчас говорил?
- О диете, - говорю я, я одним глазом смотрю на фейсбук, и еще думаю об очередном бессмертном посте.
- Елена, надо лечить твою фейсбучную зависимость, - говорит мне Домантос.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments