Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Он стоит на пороге. Так красиво, как в кино, стоит. Воротник поднят, пальто распахнуто. Портфель в руке. Высокие ботинки. Белые волосы почему-то дыбом. И взгляд исподлобья. Когда он уезжал, мы даже не попрощались. Неделю перед этим не разговаривали.
Пару минут молчания. Я рассматриваю его, думаю, жалко, что нельзя его больше вот так вот фотографировать. У нас такие сложные отношения. Красиво. Такое дурацкое американское кино. Дурацкий харизматичный гражданин на пороге. Потом объятия.
- Bloody bastard

- Я скучал по тебе тоже. Ты так мне первая и не написала.

Мы почти на цыпочках прокрадываемся на кухню.
За полчаса до этого Конрад прислал мне смску:
- Ты спишь?
Пошла к нему в комнату:
- Whats up?
- Радек будет через полчаса, можешь ему дверь открыть?
- Где его ключи?
- Опять потерял наверное, качает он головой

Мы сидим на кухне. Радек достает бутеры с курицей. Заглядывает в оба холодильника.
- Суши нет, холодильники пустые. Абсолютно пустые. Чей это кетчуп?
- У всех кончились деньги. Не знаю.
- Наверное Марты, - он достает бутылку, открывает кетчуп, сует мне второй бутер в руки, - что нового?
Где-то тут же появляется сонный Конрад в трусах.
- Граждане, что вы так шумите?
- Это моя месть, - говорю я, - а вообще мы очень тихо разговаривали.
- Месть за что?
- Целый год, пока я жила в этой комнате, где ты сейчас, я слушала, как ты то с Сафией, то с Вероникой в два часа ночи в саду обсуждали смысл бытия.
- Я, в два часа ночи? Я единственный, кто всех тут всегда успокаивал.
- Да ладно тебе, не припомню такого. Ты всегда был громче всех.

- Бутерброды, - говорит Конрад мечтательно. Радек сует ему в руки еще один,
- Ну вот, на завтрак почти ничего не останется, - рассматривает он пакет с бутерами.
- Хочешь кетчуп? - спрашиваю я.
- Ага, - кивает головой Конрад. Сверху слышится грохот.
- О, Марта, - говорю я.
- Надо прятать бутеры, - смотрит с сожалением на свои бутерброды Радек. Дверь открывается, заходит Марта.
- С приездом. А что вы тут делаете? Что едите? - она рассматривает Радека, долго, долго.
- Ну, и как ты? - спрашивает он.
- У меня две новости, хорошая и плохая.
- Она завтра от нас съезжает, потому что у нее кончились деньги, - сообщаю я.
- Правда? - расстраивается Радек.
- Марта, садись на табуретку, такие новости лучше сообщать сидя, - Радек слегка мрачнеет.
- Я нашла работу, - говорит Марта, - очень классную, мне там очень понравилось.
- А какой там сексуальный рыжий босс, - добавляю я.
- Да ладно тебе, во-первых, он в сто раз младше, - возмущается Марта.
- Кого волнует.
- Во-вторых, у него есть подружка,
- Кого волнует?
- В-третьих, никаких интриг на работе.
- А плохая? - спрашивает Радек.
- Плохая новость - они не собираются мне платить. Знаешь, да, фешн-индустрия - это не про то, чтобы платить деньги работникам. Это работа за интерес.
- Ну тогда это совсем не работа, - говорит Радек.

- О, - оживляется Марта, - это мой кетчуп, то-то ты на меня так смотрел.
- Правда, твой кетчуп? - изумляется Радек так правдоподобно, иногда он хорошо играет, - просто я заглянул в холодильники, и они абсолютно пустые. Все. Ничего не изменилось.
- Да, мой кетчуп. Там был старый, открытый, латвийский. Ты почему-то взял новый. Я еще сегодня в магазине смотрела на разный кетчуп и решила взять маленькую бутылку. Большая так быстро закончилась.
- Я не ем кетчуп, это вредная еда, только если моя мама дает мне с собой бутерброды с сухой курицей.

Где-то тут же подтягивает Домантас.
- Кто здесь, - кричит Домантас.
- А вы теперь лучшие друзья, значит, - кивает на меня Радек.
- Да, - говорит Домантас.
- Нет, - говорю я, пихая Домаса ногой.

Сегодняшний день был ровно таким же, как вчерашний и позавчерашний и поза-позавчерашний. Холод за окном. Сонный дом, проснувшийся около двенадцати. Марта шьет, Конрад шьет, Данни работает. Мы с Домантасом в своей комнате. Я за столом, он рядом на диване. Милая семейка.

Днем сходили в магазин. Я надеялась купить удлинитель за один фунт. У нас за углом магазин, где все по фунту. Отличая штука. Чего там только нет. Только удлинителей сегодня не было.
Зависли около лака для ногтей.
- Мне всегда хотелось черный купить.
- Вон, смотри, отличный, - тыкаю я пальцем, - или вот этот, зеленый с хлопьями. Мы можем купить и потом красить себе ногти на ногах, все равно наши ноги в это время года никто не видит. Представляешь, проведем упоительно вечер, занимаясь искусством?
В следующем ряду - фейковые видеокамеры. Чтобы народ думал, что у тебя дома оно есть.
- О, давай, купим, - говорю я ему, - повесим на кухне. Жалко только, что они не настоящие. В итоге покупаем две коробки яиц по двенадцать штук в каждой, упаковку туалетной бумаги и перчатки для меня. Зима на дворе.

И еще минут двадцать рассматриваем в соседней лавке овощи. Эти местные овощные магазинчики. Половину овощей и фруктов я не знаю. Но выглядят забавно.
Следующие два часа мы провели с ним, изучая предложения от разных медицинских институтов, которые предлагали принять участие в различных медицинских исследованиях за деньги. Очень интересные предложения. Можно заработать тысяч пять фунтов.
- Вы что, идиоты? - пожал плечами Конрад.
- Нет, просто очень увлекательные предложения, правда.

- Елена, а ты не хотела бы изменить свой имидж? - спрашивает меня Д.
- Зачем? Меня все устраивает.
- Если бы ты выглядела более экстравагантно, тебе бы легче было найти работу.
- Все, где надо прилагать подобные усилия, меня не волнует.
- И ты всегда так выглядела?
- Поверь мне, когда я была младше, я выглядела круче всех вас вместе взятых.
- И круче Радека?
- В возрасте двадцати с чем-то. Да, наверное. Или сравнимо.
- И как это было?
- Разве это сейчас важно?
- Хорошо, давай представим, что ты на интервью. Вот что бы ты могла о себе рассказать?
- Отстань.
- Нет, скажи мне. Вот как если бы ты была на интервью.
- Я никогда не была на интервью. Но могу сказать. Я не умею работать в команде. Я слишком независима и делаю только то, что мне интересно. Не самый лучший кандидат для любой работы. Хотя в правильном месте такие как я могут горы свернуть. Впрочем, это можно сказать про любого.

Вечером еще я смотрю у Данни какое-то кино, пока он слушает свою музыку. Про безобразную Петти. Дурацкое кино. Но большой экран.
- Ладно, пойду к Домантасу, - говорю я Данни на финальных титрах.
- Это еще зачем, я тебе сейчас вторую серию включу.
- Не, я к себе.
Данни включает вторую серию, но я уже тащусь к себе. Вниз по лестнице, на которой новогодняя гирлянда переливается всеми огнями. Уютно.

Иногда Д пытается говорить по-русски.
- Какая дамочка приятный, - с таким диким акцентом, что я даже не сразу поняла, что он хотел сказать.
И минут тридцать мы с ним учим песню:
- Я люблю тебя, жизнь!
- Что такое жизнь? - спрашивает Д.

- Занятно, но я по тебе скучала.
- Да ладно, у тебя была бурная жизнь, судя по фейсбуку - Джай, Андро, Домантас...
- Нет, у меня была депрессия, в этом доме последнюю неделю у всех была депрессия. Зима на дворе - депрессивное время. Только комары в нашем саду множатся и дуплятся, спасибо тебе.
- О, shut up
Subscribe

  • (no subject)

    Гугл решил меня порадовать. - Посмотрите, - сказал мне гугл, - где вы были в феврале, какие места посетили. В феврале первого числа я была в…

  • (no subject)

    Сегодня, кстати, не только снег, но и солнце давали. Проснулась в девять. Потупила в интернеты. Съела два блинчика с мясом. Варин папа в постель…

  • (no subject)

    Звонит деточка Варя: - Я сдала, сдала, - кричит деточка Варя в трубку. - На сколько? - На четыре. - Долдон, - сообщаю я, - а баллов сколько? Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment