Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Брели с Дом Домом по нашему East London. Хотя скорее это называется, он бежал лошадью, а я пыталась поспевать за ним, хватая за рукав. Ненавижу с ними всеми куда-нибудь идти, они всегда бегут. А я всегда еле-еле плетусь.

- Елена, - говорил мне Дом Дома, - это всего лишь дома. Ты их уже сто раз видела.
- Нет, ты посмотри на этот, написано, что он был построен в 1900, а выглядит очень современно. - О, Елена, пошли уже, у меня не так много времени, -И через пару минут мне же, - нет, ты только посмотри на эту плитку, мне так нравится эта плитка.
- Ты же торопишься, что это ты прилип к этой плитке?

Еще мы застряли на рынке, где он рассматривал джемпер за три фунта.
- Фейковый Дживанши, но, может быть, стоит взять.
- И зачем мы пошли через этот рынок? - спрашиваю я.
- Как же холодно, - сетовал Дом Дома. И я, как обычная нормальная русская гражданка, говорила ему:
- Еще бы, если кто-то без носков на босые ноги натянул кеды, только и остается жаловаться на холод собачий.

В общем, по дороге хорошо изучили всякие кафе, пабы и магазины.
Пришли в парикмахерскую. Мега-модную, видимо. Под мостом. Маленькое помещение, пять мастеров. На доске надо вписать свое имя. Мужчины - синими мелками, женщины - розовыми мелками. Феминистки бы точно возмутились, что за разделение по цветам? Мужская стрижка длится пятнадцать минут и стоит тринадцать фунтов. Женская - девятнадцать минут и стоит восемнадцать фунтов. Никакого мытья головы, никакой укладки. Быстро и нормально.

Дом Дома дальше пошел с друзьями встречаться, я зашла на Бродвей маркет. Лондон весь цветет, но так холодно. Народ сегодня даже вокруг музыкантов не толпился. Встретила Магду, она наконец-то вернулась из путешествий и занялась вплотную своим кафе.
- Приходи вечером, - сказала Магда, - сейчас слишком много посетителей, поболтаем. Когда-то, когда я жила за углом Бродвей Маркета, Магда по вечерам отдавала мне абсолютно бесплатно сэндвичи, которые остались не проданными.
В этом городе мои знакомые постоянно попадаются мне в разных местах. Значит ли это, что я уже давно с этим городом в таких обычных, нормальных отношениях.
Вчера встретила Сержио на велике. Он мне посылал воздушные поцелуи, проезжая мимо. И еще крикнул, что он на Ластесквеа едет.
- Хочешь, приходи, - крикнул он, проносясь мимо.

- Эй, вам не мешает наша громкая музыка? - спросил меня сосед, когда я рассматривала наш сад.
- Музыка? Вы слушаете музыку? - удивилась я.
- На кухне, если мешает, скажите, мы сделаем потише.
- Смешно, - ответила я, - знаешь в вашем доме люди все время меняются. Этим летом ваш дом гудел до четырех и никому в голову не приходило, что это может мешать. А сейчас ты спрашиваешь про музыку, которую даже не слышно.
Джонатан пил виски, ему было скучно, поэтому он решил поболтать со мной.
- Нетипичное для испанца имя, - сказал позже Данни, которому я рассказывала, что познакомилась с очередным соседом.

Вчера в ночи распивали вино с Юсефом и Дом Домом. Слегка шумели. Рассказывала всякие истории из жизни нашего дома.
Пришел Конрад. Посмотрел на меня внимательно. Наш мудрый юный старикашка.
- Ты не помнишь, когда Люсьен от нас съехал? - спрашиваю
- Нет, не помню. Ты у себя в блоге посмотри, у тебя же все записано, - советует Конрад. И уже обращаясь к Юсефу, - она уедет и я тебе расскажу, что правда, а что нет.
- Да ладно тебе, все правда, просто слегка приукрашенная, так ведь интереснее слушать.

Еще Джай написал:
- Я скучаю по моей Елене. Ты все еще не разговариваешь со мной.
- Я скучаю по тебе тоже, - ответила.

Смешно, теперь я не разговариваю с Радеком. Он оставляет суши в моем холодильнике. Я не ем одни суши, а он другие. Поэтому он съедает то, что ест он и оставляет мне те, что ем я.
Очень мило с его стороны. Суши я ем. Но мы продолжаем не разговаривать.
- Рис, когда же я наконец буду тебя снимать? - спрашиваю я, - я уже скоро уезжаю.
- Ты даже не вздумай соглашаться, - откуда-то с лестницы доносится голос Радека, - она еще мои картинки не обработала. Поэтому тебя она снимать не будет.
И мы по-прежнему не разговариваем.

- Хоть Елена и ненавидит музыку, но я все-таки поставлю это, - говорит Дом Дома мне и Юсефу.
- Мадонну? - спрашивает Юсеф. Он всего ничего в нашем доме, но уже в курсе, кто что любит.
- Кого же еще, - мотаю я головой, - только Мадонна, только хардкор. Даже я теперь разбираюсь в ее песнях. И потом, кто тебе сказал, что я не люблю музыку? Я просто предпочитаю тишину. Хотя иногда послушать где-нибудь джаз бывает очень приятно.
И я тут же вспоминаю, как Варин папа слушает Шнитку, а я через минут двадцать начинаю сходить с ума. И как все вокруг сразу надевают наушники и слушают в наушниках, то что им нравится.

В последнее время, может быть это весна или старость, но все вокруг будит воспоминания. Какие-то странные, как в детстве, когда вдруг в наш, расположенный далеко от Москвы, отнюдь не маленький город, приезжает цирк. Как мы сидим в зале в ожидании, что вот вот начнется представление, а в оркестровой яме вдруг просыпается скрипка и кто-то бьет в тарелки. И этот красный бархат, такая магия.

Или эти почтовые марки. На которых ты рассматриваешь Моне, часами рассматриваешь. Интернета в нашей жизни еще нет. В библиотеках выбор книг очень ограничен. На полках в книжных магазинах только традиционный набор книг - "Поднятая целина" Брежнева и маленькие сборники Есенина и Цветаевой. Разложены по всему магазину. Марки, крохотные марки - твой основной путеводитель в мир искусства.
И эти вишни, которые в цвету, везде во всех дворах и у каналов - это такая Украина. Когда весной весь наш двор был в цвету. И вишни, и яблони, и абрикосы. И по утру - белая земля вокруг.

Жалуюсь на это все Варваре. И на то, что с потолка капает. И много еще чего.
- Слушай, если все-так плохо, - говорит она, - так ты приезжай уже. Я только волнуюсь, не разлюбила ли я тебя.
- Это нормально. Волноваться на эту тему. Пару недель и все опять будет по-прежнему. Сначала немного поругаемся, прежде чем опять привыкнем друг к другу. И потом, тебе же со мной все равно всегда весело. И я скоро приеду.
- Весело. Да. Только давай ты не будешь заходить в мою комнату, у меня там мега-бардак. Чтобы не расстраиваться.
- Когда я расстраивалась по поводу твоего мега-бардака?
- Ну так, на всякий случай.

На Ливерпуль стрит, когда спускаешься с эскалатора, рэпер поет и танцует. Толпа, в промежутках между поездами, собирается, дергается в такт и разбегается по вагонам. Лондон пропитан музыкой. Лондон пропитан цветом. Странное ощущение, что это вот то самое место, где ты абсолютно свой на двести процентов. Где в твоем районе тебе знаком каждый угол и все люди вокруг - типа, равенство и братство.
Рассматривали с Данни с помощью гугл-карт место, где я живу. Данни собирается в Москву и может быть мы с ним там пересечемся. Рассматривали Трубную площадь, улицы вокруг Кремля, дошли до моего Крутицкого подворья. Все-такое миленькое, конечно. Но какое-то вот не из серии - ах как хочется вернуться в городок. Стерпится, слюбится. Жить можно где угодно, это и так понятно.
Subscribe

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments