Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Варвара разговаривает со мной. В той самой манере, такой противной-правильной манере - ну я даже не понимаю о чем ты говоришь. Когда ты уже почти выпрыгнул из штанов, но все пытаешься сдержаться.
- То есть ты вот прямо сейчас мне объяснила, - спрашиваю я, - что образование - это совсем не важно. Что можно быть не образованным человеком, но абсолютно точно зарабатывать деньги и быть счастливым.

- Нет, я это не говорила, - говорит Варвара, - но в мире полно людей без образования, которые зарабатывают деньги и счастливы.
- Ну ладно, хотя бы я поняла, что ты все-таки не считаешь, что образование - это не важно.

Она рассказывает мне, что в этом возрасте очень сложно существовать, но Варин папа сказал, что дальше будет еще сложнее.
- Это да, - подтверждаю я, и занудно перечисляю - экзамены, окончание школы, мучительный выбор универа, все побежали и я побежал, универ, от сессии до сессии живут студенты весело, влюбленности, дети, поиски работы, окончание универа, воспитание детей, проблемы с деньгами, поиски работы, проблемы с мужчинами, кризисы разного возраста, разные болезни, проблемы с детьми, проблемы с деньгами, кризисы в стране и разных странах, очередные болезни, кризисы разного возраста и ощущение конца. В этом месте я вот прямо ощутила, как занудно я звучу и попыталась перевести тему.

Но Варвара опередила. Про это мое - хорошо бы найти ту профессию, которая бы приносила удовлетворение и давала деньги.
- Вот я не понимаю, - сказала Варвара, - вот как наш папа так живет. Каждый день ходить на работу и больше ничего. Вот как так можно жить?
- У меня насыщенная внутренняя жизнь, - кричит Варин папа из другой комнаты.
- Да, - подтверждаю я, - у нашего папы очень богатая внутренняя жизнь. А знаешь сколько он книг читает, в отличии от нас.
- Нет, ну все равно, каждый день одно и тоже.
- Знаешь, Варвара, - говорю я, - на самом деле, все мы так и живем. Каждый день одно и тоже. И находить в этом удовольствие - определенное счастье. Ты думаешь, я живу по-другому?
- Конечно, ты живешь по-другому, - говорит Варвара, - смотри, три месяца назад ты была в Москве, а сейчас ты в Лондоне. Это совсем другая жизнь.
- Ага, а если бы наш папа не ходил бы на работу изо дня в день, - говорю я, - вряд ли я вот так могла бы расслабиться и отправиться в Лондон. А ты вот так просто сообщить своему папе, что тебе нужны новые кроссовки и тут же получить их. Вот намедни гуляли мы с Ташей вдоль каналов, дошли до Canary wharf. Был как раз конец рабочего дня и все офисные клерки возвращались домой. "Это какой-то другой мир, - сказала мне Таша, - бедные. Я не могу представить, как это возможно вот так каждый день ходить на работу, изо дня в день, каждый день". Потом мы посетили туалет в шоппингмоле и пошли обратно. Таша вдруг сказала: вот так живешь и вечно не хватает денег. И иногда думаешь, может оно и стоит того, чтобы каждый день ходить на работу и зарабатывать стабильные деньги". Понимаешь, да, - сказала я Варваре, - иногда в голову приходят такие мысли. Особенно, когда у тебя есть дети. И им нужны новые кроссовки. Прикинь, если наш папа однажды сообщит нам, что ему как-то больше не нравится ходить на работу каждый день, а пожалуй, он купит билет и поедет в Лондон, учить язык. Или на яхту матросом устроится. И все, никаких новых кроссовок, никаких новых путешествий. Здравствуй, новая жизнь! Могу тебе сказать, что нам просто очень повезло с папой, что у нас такой за нас ответственный.

- Я вот думаю, что это даже как-то неправильно, что у меня все есть, - говорит Варвара, и что вы мне ни в чем не отказываете.
- Знаешь, это вот очень правильно, чтобы детство было детством. Чтобы тебя все любили и баловали. В детстве вот так и должно быть. Ты же не знаешь, что дальше в твоей жизни будет. Но вот эта родительская любовь - это такой фундамент, который очень сильно облегчает всю дальнейшую жизнь. Любви много не бывает. Родители должны любить и баловать. Это их прямая обязанность.

В общем, мы с Варварой предвкушаем, как я вернусь домой и займусь ее воспитанием. Она надеется, что я буду не очень сильно усердствовать.

- И я соскучилась, - говорит мне Варя.
- Представляешь, я вчера звоню Вариному папе, говорю ему, что я страшно по нему соскучилась. Потому что у меня такой дурацкий сон был, знаешь, из снов, где ты реально человека видишь. Только это было какое-то полное опустошение где-то у океана, сплошная экологическая катастрофа и отлив. Сумерки. Странные компании, пытающиеся делать барбекю в зоне отлива. Все знают Вариного папу. Мы бредем через это обнажившееся дно, переступая через крабов. У меня все время расстегивается лифчик и он неуклюже пытается застегнуть его. И я вдруг понимаю, как сильно я соскучилась. Я звоню ему, сказать про это. А он меня спрашивает возмущенно: "А по деточке ты не соскучилась?" Повезло тебе все-таки с папой.
- Ага.
- А ты знаешь, что я прилетаю в тот же день, когда ты прилетаешь и буду ждать тебя в аэропорту.
- А я кинусь тебе на шею и буду обнимать тебя и целовать, потому что очень соскучилась. Вот все мои одноклассники удивятся.
- Им будет не до этого. Они будут рыдать, что их приключение закончилось. И скоро школа.
- Я тоже иногда рыдаю, когда лагерь заканчивается. И можно мне думать, что они будут удивляться.
- Ага.

- Хей, бейб, ты дома? - спрашивает меня Данни на фейсбуке.
- Ага, а ты где?
- Я на кухне. Хочешь пиццу?
- Минут через пять приду.
- Пиццу хочешь?
- Ну ладно, ладно, уже иду.

- Так вот, - говорю я ему на кухне, - в метро надо покупать карту Тройка. Еще ты можешь позвонить моему сыну Леву, если тебе нужно будет сходить в какой-нибудь клуб. Из Домодедово ходит экспресс до Павелецкой. И еще - одевайся тепло. Варвара сказала, что в Москве холодно.
- Я как-нибудь справлюсь, - говорит Данни.

Еще через час я поднимаюсь к Данни в комнату. Попрощаться. Они с Мартой лежат в обнимку. Я присоединяюсь. Семейный обним.
- А после работы мы остались на дринк, - говорит Марта, - и представляешь, шеф сказал мне, что он очень хочет детей. Вот как это так?
- Марта, помнишь мы накануне интересовались, как дела у Марка и не в психушке ли он. А на следующий день ты встретила эту барышню и она тебе все про Марка рассказала. У тебя сейчас такая полоса, все твои мысли тут же находят отклик.
- У меня будут шоколадные дети.
- Круто, круто. Даже если он об этом еще не знает.
- Представляешь, вот я тут с вами об этом говорю. Это так странно. А чем он сейчас занимается, интересно?
- Возможно разговаривает о тебе со своими друзьями. Я даже несколько расстроена, что продолжение истории будет без меня.
- Но ты же вернешься, - говорит Данни.
- На неделю, да?
- На неделю, да, почему бы и нет.

Мы так громко хохочем, между нами ходит кошка, она любит, когда все вместе собираются, мы так громко хохочем, что в комнату заглядывает Рис. Наверное ему слегка одиноко без Радека. И в нашем доме. Мы же уже сложившиеся дружбаны. А когда ты все еще новичок, ты не можешь вот так просто залезть к нам в постель.
- Что нового? - спрашивает Рис. Так и хочется зазвать его в нашу-Даннину постель.
- Тебе Радек не звонил? - спрашиваю
- Нет, сегодня не звонил.

Что еще. Мой добрый Дом Дома мастерил шляпу, пока я болталась с Сэмом и Люсьеном. Он ее клеил, положил на пол, сверху - кучу журналов Вог и доску от стола. И почему-то все это в моем проходе. Так что ночью мне точно придется спотыкаться.
- Домас, какого хрена ты так меня не любишь? - вопрошаю я. Он только что вернулся с работы и уже собирается на какую-то вечеринку, - Я в ночи точно упаду через эту кучу.
- Хорошо, хорошо, сейчас сдвину. Ты видела, что я сделал?
- Конечно нет.
Домас поднимает все журналы, отрывает от пола кусок картона, который неплохо так к полу приклеился,
- это будет шляпа, - говорит Домас, - представляешь, сейчас я иду на вечеринку. Завтра с десяти утра я работаю. До пяти. Потом я иду на другую работу и с шести до десяти работаю. Возвращаюсь домой в одиннадцать. Сплю час. А потом мы с тобой идем на вечеринку.
- Круто, да. Но ты не робокоп, это точно. Несмотря на твои двадцать.
- Я справлюсь.
- Надеюсь.

Cидим сегодня с Сэмом и Люсьеном в пабе и я им рассказываю про этот новый интересный законопроект.
- Это что, получается, что ты теперь не сможешь писать в своем блоге, какие конкретно наркотики потреблял вчера Сэм? - спрашивает меня Люсьен удивленно,
- И как теперь русским узнавать, насколько вреден конкретный наркотик? - спрашивает меня Сэм.
А мимо в окне проплывает Магда. И еще куча знакомых физиономий. Бродвей роуд. Я так часто раньше здесь жила.
Subscribe

  • (no subject)

    - Если она узнает, что он меня пригласил погулять, будет в бешенстве. - Почему? - Она считает, что все парни вокруг только ее любят. Поэтому сейчас…

  • (no subject)

    Посмотрели "Великая красота" Соррентино. Ночной Рим, красивый стареющий мужчина, свет, который раньше кинокритики, наверняка, бы раскритиковали.…

  • (no subject)

    Неожиданно позвонил Весли. Я как раз подходила к дому. Погода внезапно испортилась, так что пришлось закутаться в шарф, изобразив бабушку в платке.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments