Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- очень даже неплохо, когда у тебя есть свой персональный мужчина, - пишу я Радеку, который пишет мне разные глупости и спрашивает, как я там в Москве. Радек отмечает пасху у Радека и пишет мне просто нереальные глупости, - Радек, - пишу я ему, - прекрати это, в пасхальный день ты не можешь это писать, правда.
- Да ладно тебе, - отвечает мне Радек. И я прямо вот так вижу его глумливую улыбку.


Позавчера Марта пришла в ночи. Это сейчас уже даже занятно. Позачера был еще Лондон, сегодня Москва. Но как будто это было сто лет назад. Марта пришла, села на диван, взяла меня за коленку. Я обрабатывала картинки, что еще я могла делать.
- Дарлинг, - сказала Марта, - я буду скачать.
- Да ладно, - не отрываясь от экрана, удивилась я, - ты за последний месяц едва ли пару раз со мной разговаривала.
- Ну это же неважно. Я, даже если не видела месяц, я все равно знала, что ты здесь, и это было очень важно для меня. Как я сейчас понимаю.
Люсьен прислал трогательную смску, он был в Бристоле с родителями Сэма. Писал, что он, конечно, бы в этот последний день хотел бы быть со мной, но они отмечают исту в Бристоле, что значит, он не со мной. Но по-крайней мере, возможно мои муж и дети будут счастливы получить меня обратно. Вот. И однажды он приедет ко мне в Москву.
Марта совсем в ночи возмущалась, что мы с Домасом слиняли в самый ответственный момент и даже не до смотрели до конца фильм, который предполагалось смотреть вместо прощальной вечеринки.
Ну и в таком духе.

Дома тоже неплохо, если не смотреть в окно. Дома - щебечущий подросток. Вчера в ночи мы встречали нашего подростка. Я прилетела в семь. Подросток прилетел в десять. Толпа волнующихся родителей. Волнующихся подростков. Всю дорогу наш подросток щебетал. О прекрасном Крыме, прекрасном времени, о самых главных впечатлениях, как лежала на куртке где-то в парке, ела душирак и думала о вечном, как отлично убегать от малчиков, которые несутся с бутылками с водой и норовят тебя облить, а ты врываешься в первый попавшийся номер, к новеньким миленьким малчикам, которые, возможно, в следующем году будут учиться с тобой и кричишь им - закрывай дверь. Они слушаются. А потом еще перелезать через балкон, потому что потерял карточку от номера или сидеть в ручье в дождь и холод, или заходить в ледяное море и много других глупостей.

- Ну да, как бежать за кем-то с водой, это я понимаю, - говорю я ей, - в последний раз, когда Радек налил мне воды за шиворот, я потом еще час за ним охотилась.

В ночи у нашего тинейджера болят уши. Я закапываю, выдаю обезболивающее, но наша деточка совсем не умеет терпеть боль, да и надо ли.
Сегодня наша деточка звонит своей подружке:
- Это была прикольная ночь. Мы поехали в больницу. Когда подъехали, мои уши перестали болеть.
- Прикольно, - говорит подружка.

Доктор был тоже прикольный. После Лондона - это все такой сюрреализм. Заглянул в уши:
- Начинающийся отит, сворачивать трутики и смачивать их в отипаксе, вы поняли меня?
И так смотрит, как на полных идиотов. И сразу понятно, что вопросы лучше не задавать.

Потом еще наша деточка подробно рассказывает, что ей привезли из Лондона. Особенный упор на детали:
- Еще мне привезли красный лифчик в белый горошек с бантиком посередине. Я в нем на физкультуру приду.
- Тяжело, да, когда дочь - блондинка, - комментирует Варин папа. Мы стоим под дверью и подслушиваем, иногда покатываемся со смеху.
- Эй, вы что тут, подслушиваете? - спрашивает нас Варвара, открывая дверь. Мы тут же прижимаемся друг другу, изображая пламенную страсть.
- Ты представляешь, - говорит Варвара в трубку, - они тут под дверью подслушивают. Какое безобразие.

В ночи пишет Данни, что забыл свой айфон в хостеле "Godzillas Hostels". Милый малчик Федор сначала просит подождать, потому что второй звонок. Потом все-таки возвращается ко мне. Выслушивает, что произошло, обещает перезвонить через десять минут и не перезванивают. Но я - упорная. Я звоню ему. На заднем плане менеджер, говорящий по английски, объясняет Федору, что они ну совсем не в курсе, поэтому посылай ее, пусть звонит завтра. Федор мастерски вешает трубку, но я звоню еще раз.
- Дорогой, Федор, - говорю я ему, - мне только что переслали электронную почту, из которой следует, что айфон в отеле, и не могли бы вы все-таки быть так любезны, сообщить мне, когда я могу забрать айфон. Но меня вежливо посылают опять, говорят - звоните завтра в десять, мы очень заняты. А после Лондона, знаете, это как-то прямо вот тяжело пережить. Вот прямо очень. Посмотрим, что они скажут завтра. Надеюсь, удастся отползти без скандала. Но это, конечно, удивительно очень, сколько на свете живет людей, которые пальцем боятся пошевелить. Или скорее, которым просто глубоко все по барабану. И Москва мне пока совсем не нравится. Но я так надеюсь, что это пройдет. Деваться все равно некуда.

И еще прикольно, когда по-английски так толком и не научился говорить. Нет, нет, все уже давно понимаешь, но как всегда чем дальше в лес, тем все более страдаешь от того, как далек от совершенства твой язык. Зато по-русски разучился говорить. То и дело в речь вставляются разные английский словечки, то и дело, случайно переходится на английский. И все смотрят на тебя как на конченного придурка. Но это пройдет, это быстро пройдет. Просто последние полтора года я жила в доме, где никто не говорил по-русски
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments