Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Когда весьма нетрезв, возвращаешься в ночи домой, Москва совсем пуста, редкие прохожие. Все друг от друга шарахаются. На всякий случай. Каждый друг другу - инопланетянин. Огоньки отражаются в мокром асфальте. Зачем-то закрываешь на миг глаза, думаешь, сейчас открою и я в своем East London, где совсем не страшно, возвращаться домой.

Где даже уютно в ночи возвращаться домой. Низкорослые здания, все цветет, деревянные заборы и в соседнем доме - вечеринка. А дорогу тебе неторопливо перебегает лиса. Но скоро я привыкну. Банально ныть все-таки. Я опять привыкну к Москве и перестану ныть. Стыдно ныть, живя в таком прекрасном городе. Как всегда говорит мой папа - просто представь, что ты опять живешь в Набережных Челнах.
Беда в том, что я не хочу представлять, что я живу в Набережных Челнах. Я по-прежнему живу в Лондоне, в нашем доме в Боу со своими друзьями. И никакой Москвы.

- После поездки в Крым мне хочется учиться, - говорит барышня Варвара, - Нет, вернее так, половина моего мозга твердит мне, что надо учиться. Но вторая половина все время говорит мне - пойдем тусить с друзьями. И эта вторая половина мозга гораздо сильнее. Но все равно, почему-то мне хочется учиться. После Крыма. Я сильно изменилась после этой экспедиции. Я подошла записываться к учителю биологии в лагерь, - продолжает она. "Там надо учиться, - говорит мне учитель биологии". "Я знаю," - говорю я ему. "Нет, там правда надо учиться", - повторяет он. "Я собираюсь учиться в лагере", - отвечаю я ему. "Я видел, как вы сидели в ручье под дождем в Крыму, - говорит он, - и меня это сильно впечатлило".
- Что, Варвара, теперь он сомневается, можно ли тебя брать с собой в лагерь? По-большому счету, твоим учителям мега-повезло, что отит случился только дома.
- Ну да, сомневается. Но я ему пообещала, что не буду делать ничего, что запрещено.
Это почему-то ужасно смешно, конечно.
- Какая у тебя сила воли.

У них по плану Кремль. Они там тоже чему-то учатся. Практически, выездная учеба. Учитель английского записывает всех. Пересчитывает и записывает.
- Нас не забудьте записать, - кричит Варвара. Они с Любой стоят поодаль.
- Ну вас уж я точно не забуду, - отвечает им учитель. И минут через пять, раздав всем билеты, кричит: Кто взял лишний билет? Кто-то взял лишний билет.
- Может быть нас на одного больше? - спрашивает Варвара.
- Нет, я пересчитал, нас - восемнадцать, - говорит учитель английского, - кто взял лишний билет?
Варвара начинает пересчитывать всех.
- Нас девятнадцать, - кричит она, - ну так вот, - сказала она мне позже, отгадай, кого он забыл посчитать? Это была я. Девятнадцатая по счету. Он меня так и не посчитал.

Мы бродим по Москве. Мрачный Лева, почему-то ужасно довольная жизнью, Варвара и я. С неба сыпется снег. Лева ворчит. И это очень трогательно.
- Варвара, сейчас мы зайдем ко мне домой, - говорит Лева, - я дам тебе свою теплую куртку, и тогда мы сможем идти дальше. Почему ты без шапки? - мы идем по Арбату, какие-то гопники играют на гитаре и поют ужасными голосами. Лева тяжело вздыхает.
- Лева, ты забыл себя в этом возрасте? Если бы я только заикнулась о чем-то подобном, ты бы меня съел, наверняка бы съел. Помню, как бабушка Ира все время просила: "Лева, надень кальсоны. Лева, ты почему ходишь в минус тридцать - в кедах? Лева, в такой тонкой куртке в такие морозы!".
- Не было такого, - говорит Лева уверенно.
- Ну Лева, - глупо улыбается Варвара, - мне абсолютно не холодно.
- Сейчас мы пройдем пятьдесят метров и ты будешь ныть, что тебе холодно. И на этом наша прогулка закончится.
- Она никогда не ноет по таким глупым поводам, - говорю я, - просто у нее начинается отит. Варвара, запомни этот момент. Когда тебе будет двадцать шесть, ты станешь страшной занудой, забудешь о тех ценностях, которые у тебя были в тринадцать и будешь нудить всем, что они не правильно живут.
- Нет, я не забуду, - говорит Варвара уверенно, - я запишу, чтобы не забыть.
Мы проходим мимо Левиного дома, переходим Новый Арбат и идем к дому Цветаевой. Лева воспитывает Варвару. Варвара в каком-то странно-благостном настроении, сегодня, видимо, в художке все получалось, радостно отбивается, много-много целует Леву в щеку. И на все эти:
- Варя, какие у тебя ужасные ногти. Малчикам не нравятся такие длинные ногти, - отвечает:
- Все девочки в классе говорят - "Варя, какое у тебя терпение, как тебе удается отрастить такие длинные ногти?"
Я несколько даже, нехорошо, но наслаждаюсь моментом. Конфликт поколений. Двенадцать лет разницы. И вот ровно тринадцать лет назад мой зайка Лева был ровно таким же, какая сейчас Варвара. Но он благополучно все забыл. И теперь с высоты своего возраста говорит ей - как же это возможно, что тебя совсем, совсем ничего не волнует, кроме малчиков.
- Давайте посмотрим экспозицию, - говорю я им в музее.
- Нет уж, - отвечает Варвара, - хватит того, что в Крыму мы посмотрели два дома Романовых. Мне этого теперь надолго хватит.
- То есть ты посмотрела два музея, и на этом план по музеям на всю оставшуюся жизнь выполнен, да?

Потом мы сидим в кафе, пьем чай и я рассказываю Леве, он про это уже тоже забыл, как в Варварины младенческие годы он дразнил ее и воспитывал, и про их большую любовь. Оба слушают с интересом. Это все так быстро забывается. Люблю их, ужасно.Такие оба смешные.

Дома Варвара в итоге говорила:
- Вы так обо мне говорите, как о самом некультурном ребенке на земле!
- Иди уже спать, мой некультурный ребенок.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments