Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
у Весли сегодня день рождения. "С днем рождения, бро!" - пишу я ему с утра. И он неожиданно тут же отвечает, сколько в Лондоне, когда в Москве десять: "Спасибо, мам!" И ставит веселые скобки. И я думаю - приеду, уши надеру. Раньше это было - ma'am. Такое картавое французское маам.
По поводу дня рождения, Весли написал на фейсбуке о том, как благодарен он Богу, за то что он все еще существует. А также сделал очередную тату на голове.


Пока я плетусь в визовый центр, я просматриваю ленту на фейсбуке. Натыкаюсь на Луизу. Я когда-то снимала Луизу. Она делала мастера на факультете визуализации образов. Луиза из Колумбии. Я к ней тогда подкатила на лекции. У нее еще такая шикарная татуировка - "Я сделала аборт, бейб, и как напоминание об этом, эту татуировку".
Я была банальна: - Ты такая красивая, можно я тебя поснимаю? На съемку она пришла невыспавшаяся, с грязной головой и красными глазами. Они трое суток снимали кино и ей было не до меня. Но я все равно ее поснимала. И она была красотка. Я ей тоже рассказала про свою жизнь за пару часов прогулок в ужасном районе Elephant and Castle - Cлон и замок. Она мне рассказала про свою в течении двадцати пяти лет в Колумбии. От рождения до Лондона. Мы поклялись друг другу в вечной любви и что когда вернемся с каникул, обязательно встретимся. Прошел год. Судя по фейсбуку, Луиза успела прошвырнуться по Латинской Америке, заехать в Нью Йорк и непонятно где оно сейчас.
- Ты где? - спрашиваю я. Хорошо, когда можно не писать все эти вежливые - ну как ты, у тебя все в порядке? А сразу перейти к главному. Тому, что тебя волнует.
- Я в Берлине, - отвечает Луиза, - иду подаваться на фрилансерскую рабочую визу. Пожелай мне удачи. А у тебя как дела?
- Я в Москве, у нас лето. Иду в визовый центр, получать паспорт. Может быть мне дали визу, а может быть и нет.
- Рабочую? - задает самый актуальный вопрос Луиза. Колумбийцы, также как и русские, не могут с полпинка получить рабочую визу.
- Нет, туристическую, - отвечаю я.
- Ненавижу визы, - сообщает мне Луиза важную новость.
- Ага, - подтверждаю я.

- Может мне в Берлин податься? - спрашиваю я Вариного папу, - у меня там большая тусовка. Томас, бывший Радековский бойфренд и его компания, к примеру. И вот еще Луиза там осядет.
- Разберись с делами и может быть, - говорит Варин папа.

Мы как на работу каждый день ходим в больницу. Проходим квест. Если вчера, я была уверена, что сегодня мы пройдем еще одну ступень - госпитализация. Я ошибалась. Сегодня мы были отброшены на пару ступеней назад. После осмотра новым врачом. Он сообщил нам, что надо бы переделать колоноскопию. Все что он говорил, было абсолютно оправданно, за исключением того что, делать это можно только в их заведении, а очередь на это большая. Так что теперь только через неделю.

В больницу каждый день как на работу. Сначала мы бодро бежим за маршруткой. Вернее так, моя энергичная мама несется за маршруткой. Я со своей спиной еле-еле успеваю. И думаю, может все не так плохо, если она, в свои почти семьдесят, ну хорошо, минус год, так быстро и ловко бегает за маршрутками?

Несколько утомляет, конечно, это бесконечное ожидание в коридоре. Все за деньги. Врач, к которому всегда очереди. В соседний кабинет - никого. Врач тамошний все время где-то отсутствует. Иногда приходит какой-нибудь случайный больной. Наша очередь, в наш кабинет, дружно сообщает ему, с некоторым даже удовлетворением - а там никого нет, врач вышел. Зато вы будете первый!
Наша очередь, все уже друг друга знают, изо дня в день мы ходим к кабинету и сидим под ним. Здесь принято ходить со своим больным. Поэтому все парами. Наша врач, вариантов особых нет, говорит всем: "Запишитесь на завтра. Если талончиков не будет, приходите так. И сидите в очереди. Когда смогу принять, приму". Поэтому мы все сидим в очереди. Те, кто по талончикам, их значительно меньше, и они еще не знают, что завтра они будут ровно также сидеть с нами в общей очереди. Потому что вариантов нет. Она не может нас всех послать. У всех - экстренная ситуация.
И если вчера одна парочка - дочка с папой, были шумны, сварливы и заходили к нашему доктору в кабинет непрерывно и чего-то требовали. Сегодня они дисциплинированно сидят и ждут, когда их вызовут. Никто даже не спрашивает, кто первый, а кто последний. Ну кроме тех, кто в первый раз, и у кого талончики.

Мы вот тоже в первый день сидели со слегка недовольной физиономией. И даже торчали у двери, боясь, что мимо нас кто-то прошмыгнет. Нынче мы также дисциплинированно сидим все вместе и разговариваем.

В соседний кабинет пришел шумный больной. Он возмущается отсутствием доктора. Доктор вышел покурить. Это наша пашет за всех вместе. Наша ведет очередных пациентов на какие-то процедуры, если за ручку не отвести, кто знает, примут ли их прямо сейчас.

- Эй, - кричит шумный больной, - где мой доктор?
- Я за ним не слежу, - отвечает наша доктор весьма раздраженно. Наша доктор весьма быстро впадает в плохое настроение. Я бы уже давно была бы в депрессии, когда у тебя толпа больных и ты уже не в силах им помочь. Просто физических сил нет.
- А кто скажет мне, где мой доктор? - громко спрашивает шумный больной.
- Не знаю, - отвечает наша доктор и быстро уходит с пациентами.
- Не надо раздражать нашего доктора, - говорю я шумному больному, - мы тут все зависим от ее настроения.
- Понятно, что она не причем. Но мне то, что делать? - и он рассказывает нам, как у него вдруг начались проблемы. Не очень-то большие. И для начала он пошел в клинику под окнами. Частную. И ему там сразу рассказали, что у него все мега-плохо, что нужна операция. Шестьдесят четыре тысячи. Иначе вот прямо сейчас умрет. Он вернулся домой. И жена отправила его в наш институт.
- Иди, проверься, - сказала жена. В нашем институте это обычная история. Народ стекается с городов и весей после неправильных диагнозов. Во-первых, для начала выяснилось, что операция в нашем институте обойдется ему всего в четырнадцать тысяч. Во-вторых, ему тут же объяснили, что у него нет этой болячки. Есть другая. Но для ее лечения не требуется операция.

Пока мы сидели в нашей очереди, пришла милая девушка. Спросила, как люди попадают в кабинет - по очереди или по записи. Девушка была в первый раз, и я несколько шокировала ее, рассказав, что сначала все идут по записи, но потом, если серьезные проблемы, то все сидят без записи. И там уж, как доктор решит. Кому это важнее. Заодно рассказала, что с утра, наш доктор сильно ругалась, осматривая всех нас:
- Сегодня все без записи, что мне с вами всеми делать!
- Мы на пять записались, - торопливо сказали мы.
- Я знаю, ждите! - сказала она.
Занятно, как быстро ты превращаешься в цивилизованную воспитанную зайку, как только понимаешь, что других вариантов спастись у тебя нет. И все сразу начинают помогать друг другу, заботиться друг о друге и не вопить - эй, я первый пришел.

Параллельно звонил Лева, который сидел в другой очереди к другому хирургу. Лет восемь назад у Левы уже была операция на мениск. Все было за деньги, а не то, чтобы бесплатная медицина. У какого-то там светилы по рекомендации. Нынешний, посмотрев на снимок, сообщил, что тогда тоже была порвана связка и непонятно, почему на операции ее не сшили. И, что Леве круто повезло, что он за все эти годы не получал крупных травм. Предыдущий хирург, к которому ходил Лева, назвал сумму за операцию в двести шестьдесят тысяч. Сегодняшний сообщил, что всего сто сорок, и можно на следующий день на костылях идти домой. У него еще одна встреча с еще одним хирургом, там может даже квоту выделят. Что характерно, все три хирурга имеют одинаково-неплохую репутацию, только цены разные.

У Варвары тоже все хорошо. У нее каждый день репетиция до поздно. Сегодня она звонила Ане и спрашивала, не может ли Аня дать ей взаймы кожаные колготки.
- Какие? - воскликнули мы с Аней параллельно. Аня была в телефоне.
- Кожаные, - повторила Варвара. И тут меня осенило, что это она про телесного цвета колготки. Варвара так ненавидит колготки в последние года три, что мне даже в голову не приходило, что девочке нужны колготки. Оказалось, что у меня даже есть что-то в заначке.

Варвара пропадает на репетициях. Параллельно консультирует своих одноклассников по химии. Иногда она говорит что-то вроде: берешь справочник и выписываешь неорганические кислоты. Или что-то про нитрат купрума. Какие-то удивительные штуки. Звучит красиво. Особенно, когда вот эта девочка-почти-блондинка произносит. Думаешь, ну ладно, ладно, мы все-таки с Вариным папой физтех заканчивали, может все-таки у нас деточка тоже ого-го-го?

Что касается деточки. У нее третий день стоматит. Ну если у всех разладилось со здоровьем одновременно, как можно остаться в стороне? По этому поводу деточка почти ничего не ест. Ходит в школу. Репетирует и ничего не ест. Даже начала пить куриный бульон, который ненавидела раньше.
- Я теперь все время думаю о еде, - говорит Варвара. Но на наше:
- Пойдем к зубному врачу, - отвечает:
- Ты что, у меня же спектакль на носу.

И поэтому иногда она вдруг кричит:
- Шикарно, теперь у меня еще и понос! Почему вы хохочете? Это совершенно не смешно, это ужасно.

Приходится выдавать ей Хилак Форте и целовать ее в нос. А она тут же сердито:
- Такое ощущение, что ты считаешь, что только хорошее питание и хороший сон - это две самые важные составляющие нашей жизни.
- Ну так и есть, так и есть, - говорю я неуверенно.
- И больше тебя ничего в моей жизни не волнует.
- Примерно так. Главное, чтобы деточка была накормлена и выспалась.

В ночи из Варвариной комнаты раздается командное:
- Так, стоять, ты забыл три важных действия
- Укрыть еще одним одеялом? - спрашивает Варин папа
- Так, вспоминай.
- Невоздушный поцелуй уже был, - задумчиво говорит Варин папа.
- Вспоминай последовательность. А обнять? Просто я тебя слишком сильно люблю. Понимаешь? Давай, обнимай. Мама сейчас не может это делать с ее то спиной. А я на полу сплю. Ей наклоняться тяжело.
- Ну ладно, ладно, я сейчас попробую, - говорю я.
- О, и на маму это действует.

На самом деле, я ужасная эгоистка. Больше всего на свете вот прямо сейчас, мне хочется, чтобы все были здоровы, счастливы. Чтобы у меня не болела спина, а я со своей камерой стояла бы где-нибудь на Old street и снимала бы ярких-пьяных чуваков, которые ползут мимо.
Subscribe

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • (no subject)

    у нас в доме никак не закончится капитальный ремонт. Сначала они улучшили все подъезды - поменяли батареи, коммуникации, покрасили все в дурацкий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments