Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
я как-то сейчас занята таким, от чего совсем выпадаешь из нормальной жизни и думать ни о чем больше не можешь. Но это нормально. Это тоже пройдет.
Вот Радек запостил пару дурацких картинок с пикника, где он c Леонардо делают селфи и тут же написал на фейсбуке: "ну что, обратно в Польшу!". А тем временем, Леонардо в кои-то веки вернулся из Рио-де-Жанейро, где уже лет пять, как обитал. Вот как раз где-то лет пять назад мы с Радеком валялись на траве в парке за Бриклейном, я еще сделала с десяток каких-то картинок смешного Радека. Потом встретили Томаса, они ругались, потом мирились и трогательно шли в обнимку, а я их снимала. Томас нынче в Берлине. И иногда мелькает у разных моих же знакомых на картинках. А дальше был день рождения Леонардо, с которым мы тогда и познакомились. И проходило все это у Джесс в ВинтажИмперии. Они только-только сняли это помещение и разрешали всем вокруг приходить со своим бухлом. На да, дальше я опять вернулась в Москву, Томас отправился учиться в Берлин, Леонардо в Бразилию.


- Эй, - спрашиваю я Радека, - чевой-то это ты опять возвращаешься в Польшу? Всего неделя в Лондоне.
- Когда будем говорить по скайпу? - спрашивает он в ответ.
- Сейчас?
- Сейчас я в самолете, - отвечает.
- И зачем ты прилетал в Лондон, всего на неделю? Какой смысл в этой бессмысленной трате денег? На пикник сходить на London Fields?
- Проведать моих детишек в Боу, - говорит, - хотя Боу без тебя сильно теряет, -Врет, но как приятно врет, - думаю я, - у меня еще дела в Польше, - говорит.
- Значит, я приеду к тебе в Варшаву, вот прямо немедленно сделаю визу и поеду в Варшаву, а потом вместе в Лондон, да?
- Люблю, обнимаю, меня просят выключить телефон, - отвечает, - поговорим завтра.

Варвара вернулась из лагеря. Абсолютно усталая.
- Это был очень странный лагерь, не похожий на другие, - сказала Варвара, напялила на Вариного папу свою шляпу, которую она отобрала у Данни в прошлом ноябре и пошла обниматься дальше со своими сотоварищами. А мы так и стояли с Вариным папой и хихикали, глядя как она обнимается с ними всеми по очереди, и с маленькими и большими.

В метро она устала рассказывала про подвиги в лагере, и как опять мало спала, и как много занималась малышней, потому что это был малышовый лагерь. И что ну да, ну да, и нашему малчику Саше бы в этом лагере точно бы понравилось, а уж Дусе бы как понравилось. И про странного Игната, который жил в этой усадьбе, играл на гитаре и волонтерил. Хотя он был не странный, он был абсолютно отличный. И про все эти мелкие радости: - мне было совершенно нечего надеть, я так мало взяла одежды. И я иногда ныла - мне нечего надеть. И тогда все давали мне свою одежду поносить. Впрочем, все все время ходили в чужой одежде. И носили по очереди мою шляпу. А еще иногда я ходила по ночам будить П. Это было непросто, сначала его надо было просто разбудить. Потом надо было сделать так, чтобы он осознал, что его разбудила Варя, что я - Варя. А дальше надо было дождаться, когда он окончательно проснется и будет слушать мои рассказки. А еще, еще кто-то отодрал бабочку с потолка. Кто-то бросил носки в унитаз и на нашем этаже больше не было туалета. Наверное, какая-то мелкотня. Мы сломали кровать у малчиков. И несмотря на то, что во всем этом я не участвовала, мне было очень стыдно. И еще там в лагере была только вегетарианская еда, но неожиданно вкусная. А сама усадьба была огромной и заброшенной.

Сегодня Варвара звонила мне около четырех. Голос был задумчив и звучал сонливо.
- Я только проснулась, - говорила Варвара, - и сейчас пытаюсь заплатить за телефон.
Когда я вернулась из больницы, ее уже не было дома. Она уехала гулять с Ниной и звонила в ночи сообщить, что остается у Нины ночевать.
- Как ты думаешь, что я сказала Варе, когда она спросила, можно ли ей остаться ночевать у подруги?
- Нет? - спрашивает Варин папа.
- Нет, ну как я могла сказать нет? Какие основания для отказа? И потом она даже обещала несколько дней ночевать дома после этого. И не ехать на дачи к подружкам.

Квест по госпитализации все-таки завершился. Это были очень тяжелые три недели в моей жизни. Хотя, кто знает, что будет впереди. И сегодня мне удалось дозвониться и услышать - приезжайте. И мы поехали. Мама из-за города. Мы с Вариным папой с почти центра. Нам так женщина в приемном отделении сказала - лучше приезжайте втроем. Один занимает очередь на сдачу анализов, без которых нельзя на госпитализацию, второй сразу в приемное отделение, а третий, идет оплачивает анализы, потом идет в очередь на анализы, где уже эта очередь занята. Дальше они вдвоем идут в очередь на госпитализацию, где ждет их третий. Одного опять оставляют, идут получать талон на госпитализацию, возвращаются в очередь. И отпускают третьего на работу. Благодаря такой хитрой схеме, приехав в одиннадцать, удалось в три часа дня оказаться в палате. В очереди, конечно, всех ужасно жалко. Большинство приехало со всей России, с чемоданами. Усталые, больные и несчастные. Мы, правда, тоже не выглядели мега-счастливыми. Чего уж там. И там еще пока сидишь, друг друга все время спрашиваешь: "А вы сходили в первый кабинет за талоном?" Первый кабинет, это если по коридору, там где надпись, компьютерная томография. Нет, нет, вот за этой дверью точно первый кабинет". Или - а вы знаете, что с сумками в отделение нельзя? Можно только с пакетами. Вы можете свои вещи на нас оставить и сходить в магазин за мусорными пакетами, они огромные. Вы в них отлично упакуете свою сумку.

Но больше всего мне понравился последний этап. Когда надо спускаться в эту самую камеру хранения. Это после того, как в какой-то момент ты уже попал в приемное отделение и на тебя завели карточку. И вот по длинной лестнице ты спускаешься в подвал, там даже пахнет как в подвале. А по потолку такие трубы в серебристой гофре. И на стульчиках сидят все дяденьки, с которыми ты только что три с половиной часа сидел то в одной очереди, то в другой. Все дяденьки уже в коротких шортах и растянутых футболках. И вещи у них в этих мусорных пакетах. А тетеньки в халатах. Мы заходим в открытую дверь. Две большие медсестры в белых халатых: "Заходим в кабинку, переодеваемся, а вещи сдаем в камеру хранения!". А потом еще фамилии называют. И люди из кабинок иногда кричат: "Я еще переодеваюсь!". А потом медсестры кричат: "Иванов! Долго еще?"
- Так вы же сами сказали, что я сначала неправильно переоделся, я сейчас пытаюсь правильно!
- Ну это же не наши требования, - говорит одна медсестра миролюбиво.

И мы еще немножко ждем Иваново. Приходит другая медсестра. Совсем юная, красивая. Такой нереальный ангел. Забирает все дела, тех кто ждет. Читает фамилии, рассказывая, кому на каком этаже выходить. Нам - на седьмом.
- Пациенты заходят в грузовой лифт, - говорит она, - а сопровождающие в маленький.
В маленький захожу только я. Вся остальная толпа, выглядящая несколько растерянно, ждет, когда двери грузового лифта отворятся и проглотит их.
Двери моего маленького лифта отворяются. Внутри стоит сердитый молодой человек в татуировках.
- Вообще-то, я ехал на пятый этаж, - сообщает он мне очень нервно.
- А теперь-то мы наконец поедем на пятый этаж, - говорю я ему, думая, что это точно не моя вина, что лифт сначала едет в подвал с первого этажа и только потом на пятый.

- А вы знаете, что у вас платная палата? - спрашивает нас старшая медсестра.
- Нет, не знаем, но теперь знаем, - отвечаем мы с мамой.
В палате пять кроватей. Завтра их всех выпишут. И придут новые граждане-больные. Старые граждане-больные, все еще с трудом перемещающиеся, рассказывают нам, что надо купить туалетную бумагу - у каждого своя, а также одноразовые пеленки и градусник, градусник - обязательно. Градусник у каждого должен быть свой. И чулки специальные.

Мы идем в аптеку. Пока еще мама вполне бодро скочет, я бы даже сказала. На обратном пути охранница объясняет нам, что во-первых, больные не могут выходить из корпуса. Во-вторых, у меня нет пропуска, а он будет только после операции, поэтому я не могу входить в корпус. Мы ее задвигаем и двигаемся внутрь.

А еще я сижу в очереди в больнице и рассматриваю, как Данни сидит на высоченной горе где-то в Румынии и смотрит вниз, а там горы, леса, ущелье.
- So fucking amazing, - говорит Данни в этом самом видео.
А я сижу в очереди в больнице и радуюсь, что тоже вижу эти горы, и солнце-небо, и ущелье. Слава Инету, слава открытости мира, когда у меня теперь друзья везде и они мне показывают свои кусочки жизней, даже если ты сидишь в очереди в больнице.

Как-то так про мою жизнь сейчас.
Subscribe

  • (no subject)

    Варя прилетела. Мы успели поругаться, помириться и еще раз обидеться и опять помириться. Обычная история. Выходит эта такая деточка в маске и в…

  • (no subject)

    а сегодня ко мне приходили в мой проект сокамерники: врач-реаниматолог, бармен, тату-мастер, комендант-электрик и там много еще кроме этих умений, и…

  • (no subject)

    Гугл решил меня порадовать. - Посмотрите, - сказал мне гугл, - где вы были в феврале, какие места посетили. В феврале первого числа я была в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • (no subject)

    Варя прилетела. Мы успели поругаться, помириться и еще раз обидеться и опять помириться. Обычная история. Выходит эта такая деточка в маске и в…

  • (no subject)

    а сегодня ко мне приходили в мой проект сокамерники: врач-реаниматолог, бармен, тату-мастер, комендант-электрик и там много еще кроме этих умений, и…

  • (no subject)

    Гугл решил меня порадовать. - Посмотрите, - сказал мне гугл, - где вы были в феврале, какие места посетили. В феврале первого числа я была в…