Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Варвара вернулась из лагеря.
Я ее увидела, когда шла по набережной. Она с трудом поднималась по нашей крутой лестнице, где с двух сторон загородки и надпись - проход запрещен, опасная зона.
Вчера даже какой-то, видимо, кандидат в депутаты, спускавшийся мне навстречу, спросил у меня агрессивно:
- А вы не боитесь здесь спускаться?
- Почему? - удивилась я.
- Тут даже нет инвалидного пантуса, - ответил он.
- Вы мне предлагаете спускаться по траве? - удивилась я.


Лестница у нас крутая. По ней прошлым летом мотоциклисты гоняли, упражнялись в ловкости и раздолбали. Но вот, к примеру, школа у Варвары на другом берегу реки. Если обходить, это лишних минут тридцать. И я иногда хожу к Павелецкой, спускаясь по этой лестнице. И полдома ходит. Вот Варвара сегодня по этой лестнице и поднималась. Потому что Варвара устала и лестница с выбоинами, по ней приходится подниматься на ощупь. Еле-еле. Обнялись.
- Как дела? - спрашиваю
- Ничего, - говорит, а лицо такое какое-то невеселое. И голова грязная. Сразу видно, человек вернулся из биологического лагеря.
- Так вот, - говорит она, - я должна тебе сразу рассказать плохие новости. Во-первых.
- Ты потеряла телефон, да? - спрашиваю я. Потому что это должна быть самая плохая новость в нашем с Варварой понятии.
- Видимо, да, - говорит Варвара, - я даже вернулась обратно на мост, чтобы проверить не потеряла ли я его там.
- То есть ты спустилась с этой лестницы, только что поднявшись, вернулась на мост, поднявшись на него, а потом обратно. А почему ты решила, что ты его потеряла на мосту?
- Потому что я так устала, в какой-то момент, что сидела на этом мосту, прислонившись к перилам. Подумала, что возможно телефон выпал из кармана.
- Ага. Другие плохие новости?
- И еще я забыла ключи дома. Поэтому думала, что сейчас буду сидеть на качелях, пить сок, который у меня остался и ждать, когда кто-нибудь вернется домой.
- Вовремя я тебя увидела, - говорю я ей.
- Ага.

у меня такое плохое настроение после посещения очередной больницы, что потеря телефона меня не трогает совсем. Вот прямо абсолютно. Пусть это будут наши самые большие потери. Целую ее в нос, тащимся домой. У нее рюкзак, не очень большой. И отдельно - резиновые сапоги в пакете.
- Сапоги понадобились?
- Только один раз, можно было бы и без них обойтись, - говорит, - сначала я тебе расскажу про биологию. Это было очень интересно. Оказывается, когда ты плаваешь в речке, тебя окружают миллионы разных жизней. Помнишь, деревяшки в воде в Пирогово? В них живут рачки. Знаешь сколько видов пиявок существует? По поведению некоторых пиявок можно предсказывать погоду. А еще личинки комаров. Жуки-плавуны. И много еще кого. Но, конечно, самый главный итог лагеря - я познакомилась с восьмиклассниками. Ты не представляешь. Они оказались такими умными. Вот было бы здорово, вернувшись в школу, обнаружить, что мои одноклассники стали такими же. Вот к примеру, С. Он уже работает у своего папы на фирме администратором. Чинит ему компы, устанавливает программное обеспечение.Может взломать любой пароль. Ему всего пятнадцать. Папа ему платит четыре тысячи рублей за это. Он мне рассказывал, что нормальный программист должен знать не меньше трех языков. Оказывается, существует много разных языков программирования.

Варвара рассказывает. А меня отпускает. Иногда всего-то кого-то обнимешь и сразу легчает.

В больницу надо было звонить, чтобы узнать, готов ли анализ. Потому что его надо было забрать и срочно сдать на другую пробу. Мне даже дали телефон, чтобы я звонила. Я проснулась по будильнику в девять и начала звонить. До двенадцати трубку никто не брал. В двенадцать взяли трубку и сказали, что анализ еще не готов. Я поехала без звонка к трем. Они работали до четырех. Без звонка. На всякий случай. Потому что завтра я работаю и не смогла ехать за анализами. И у нас опять мало времени. У нас химия должна быть в определенные сроки. И эти сроки поджимают. И врач наш, очередной врач, опять уходит в отпуск. И мало времени.

В десятый кабинет я была первая. Но надо было ждать, когда вызовут. Тут пришли папа с дочкой. Огромный, слегка кавказский мужчина, возможно потому что небритый. И абсолютно крошечная, лет девяти, красотка Ангелина, почти блондинка с огромными мешками под глазами.И нежная светящаяся кожа. Так что видны все вены.
- Кто последний? - спросил папа почти сурово.
- Я, - ответила я, - и также первая.
- Круто, - сказал папа. И тут у него позвонил телефон.
- Нет, мы еще в очереди. Мы еще не ушли из больницы. Вроде ничего серьезного, - папа при этом почему-то оставался очень грустным.
- Как это? - спросила девочка у папы, - то есть она и первая и последняя?
- Ага, - ответила я ей вместо папы, - вот представь себе, стоит огромная очередь, кто-то первый, а кто-то последний. И тут всех просят повернуться в обратную сторону. И последние станут первыми. Такой феномен иногда случается.
- Ага, - отвечает она, - точно.
- А еще иногда, - говорю я ей, - вот стоишь в очереди. Всего одна касса. И тут подходит еще три кассирши и кричат - свободная касса. И последние бегут в свободные кассы и становятся первыми.
- О, у нас так бывает на физкультуре. Те кто хотя встать первыми в строй, в итоге должны отжиматься.

Мы еще слегка поболтали. Обсудили, что мама ее ругает за четверки, потому что она должна быть отличница. Что когда должен был родиться младший брат, она ему так и сказала: "Ну все, Русланчик, больше ты не будешь самым любимым младшим сыном, теперь мама будет любить другого". Он, конечно же, не поверил. Но пришлось смириться. И еще, что Волга у них там внизу. И когда выходишь из дома, надо бежать вниз, ступенек сто, а может быть и двести, ни разу не удалось сосчитать. И недавно был такой ливень, что они бежали обратно, и она, Ангелина, потеряла тапок, а мама бежала сзади и кричала: "Беги, Ангелина, беги".

- Ты книжки-то читаешь? - спросила я.
- Нет, не особо, - ответила она, - не интересно пока.
- Надо читать. Представляешь, сейчас не так-то много народу читает книжки. И если ты будешь их читать, окажешься автоматически в рядах самых умных. И будешь управлять миром. И еще, знаешь, да, я тоже была самой старшей. И страшно завидовала младшему. Но вот что я тебе скажу. Потом вы все подрастете, и окажется, что вы - одна команда. Классно, когда ты не один в семье. Только это позже понимаешь. И потом вдруг окажется, что твоя мама тебя вполне себе любит.

- А вы когда анализы сдавали? - спрашивает папа Ангелины.
- В пятницу.
- И мы в пятницу. И я не знаю, готовы ли они.
- Я сегодня дозвонилась, сказали, что еще не готовы. Но я все равно приехала.
- А я даже не звонил. И что, могут быть не готовы? Мы здесь сегодня с утра.
- И я - голодная, - говорит Ангелина.
- Так вот, это и надо использовать. Сейчас заходишь в кабинет вместе с папой и начинаешь страшно кричать: "Папа, я голодная, я больше не могу ждать!" И тогда может быть вы быстрее закончите.
Она улыбается снисходительно. Он смотри на нее с тревогой.
- Она лежала месяц в больнице в Самаре. И никто ничего не делал. Даже не подходил к ней. Только градусники по утрам ставили.
- Ага, и еще иногда спрашивали: "Как стул?" - говорит она, понижая голос, - это они так прилично это называли. И мы ходили по одному к медсестре и говорили - стул нормально. Но чтобы никто не слышал.
- Зато теперь ты сможешь написать сочинение - как я провел лето. Лето я провел в Москве.
- Не дай Бог так провести лето, - говорит мне папа грустно.
- Знаете, в таких ситуациях надо хватать ребенка и бежать. Хотя бы в Москву. Только вы сейчас и можете его спасти.
- Да, мы что-то как-то особо никому не нужны, - говорит он мне, - что в этой Самаре. Что здесь.

Я даже не успеваю пожелать Ангелине срочно перестать болеть, как меня вызывают. А потом их вызывают и мы больше не пересекаемся.

В ночи Варин папа спрашивает Варю:
- Может тебе песенку спеть?
- Ну, папа. Какая песенка. Кстати, а какую песенку ты мне пел в детстве? Про перекресток?
- Это было не про перекресток. Это было - Нынче ветрено и волны с перехлестом, скоро все изменится в округе...
- Правда? То есть все насмарку. То есть все детство я думала, что ты мне поешь про перекресток, а это оказывается не про это.

А под окнами штук пять готов пытаются набить друг другу морды. Обзывают друг друга пидорами. И одна готка их разнимает. Минут тридцать пытаются набить. Видать неудачно жарили на набережной шашлыки. Вылезаю в окно полюбоваться. Полбутылки вина внутри плещется.
- А не вызвать ли мне полицию? - вопрошаю я в окно, - полиция, - повышаю я тон.
Они как-то вдруг скучнеют и уходят. Вдаль. Самый последний вяло выкрикивает - пидоры, но тащится за оставшимися.
- Ну и зачем ты. Пусть бы развлекались, - говорит Варин папа.
- Что-то я не хотела бы наблюдать убиенных под окнами, - отвечаю я ему.
И понимаю, что вряд ли бы они там убиенные были. Но хотелось как-то не слушать эти вопли, кто кому и как будет бить. Совсем не хотелось.

Народ ловко обсуждает геев и америку. Народ никогда не был в Америке, но ненавидит. Не читали, но осуждаем. А геи, вообще, негодяи, как наскочут, как выскочут из-за угла, как сразу будут кричать - любите нас, любите. Полюбите нас черненькими, беленькими нас всяк полюбит. А мы им по мордам сразу, потому что, козлы, достали уже своим существованием. Нам партия и правительство все объяснила, мы тут вот сразу все поняли.

А потом в больницу. И там такой усталый папа, который надеется и тут же боится. И его пигалица, разливающаяся колокольчиком в коридорах, где как-то не очень-то жизнью пахнет. И какие-таки проблемы. Выжить бы.
На самом деле, лето. Варвара вернулась. Под окнами кто-то кричит:
- Али выйдет?
Время - полодинадцатого ВЕЧЕРА. Но вдруг Али выйдет. Случается же везение. Даже если Али лет восемь всего. А под окнами друг другу пытаются набить морды какие-то недоделанные готы, а сверху пьяным голосом какая-то гражданка вопрошает - полиция?
Subscribe

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • (no subject)

    у нас в доме никак не закончится капитальный ремонт. Сначала они улучшили все подъезды - поменяли батареи, коммуникации, покрасили все в дурацкий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments