Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Ну вот, в конце концов я превратилась в гадкого утенка, - говорит мне мрачно Варвара.
- Очень милый утенок, если честно, - отвечаю я. Слова мои не производят никакого впечатления. Каждый сам знает, когда он - гадкий утенок.


Варин папа отслеживает по компу, как крохотный самолет летит над океаном. В нем должна сидеть наша деточка, укрытая голубым пледом. Мне не нравится смотреть на эту движущуюся точку.

Вчера у меня был длинный день. И сегодня тоже. Страшно устала. Стоило вырваться из леса в шумную Москву, чтобы сразу страшно устать. Мы оставили всего один день перед отъездом. Это было мое мудрое решение.

Вчера мне надо было купить зубные таблетки, вместо зубной пасты и твердый шампунь в Лаше, а также красную хну, потому что Варвара хотела покраситься. Очень удобны эти зубные таблетки и шампунь. Места мало занимают, хватает надолго.
Еще надо было купить доллары, чуть-чуть, чтобы выдать деточке с собой. Деточка смотрит на эти чуть-чуть долларов и говорит: "В этот раз я не буду такой дурой, и не отдам им эти деньги. В прошлый раз надо было сдать деньги в офис, а потом они выдавали их тебе по чуть-чуть."

А также надо было купить стандартный набор лекарств, для человека, который уезжает в лагерь на месяц. "Ох уж эта американская медицина! Я им говорю - у меня болит горло. А они мне - иди выпей холодной воды!". Капли от боли в ушах, паста от стоматита, и таблетки от больного горла, а также пластырь и капли в нос, чтобы закапывать перед взлетом и посадкой, чтобы уши не закладывало.

Еще надо было доехать и получить бесплатных лекарств для следующей химии. А также купить противорвотное, которое почему-то врач забыл выписать. До этого было бы неплохо добраться к брату Саше, забрать рецепты на бесплатные лекарства, а также забрать книжку "Унесенные ветром" для Варвары, книжка в списке книг на лето. Как раз и будет читать в лагере. В тот самый один час, когда каждому дозволено остаться один на один с собой. Все равно все гаджеты отнимут. Этим вчера я занималась с двенадцати до шести.

Сначала я заехала к брату Саше, где и выяснилось, что врач забыл выписать противорвотное. Забрала рецепты. Брат Саша нашел мне книжку "Унесенные ветром". Час на это убил, но нашел. У него один книжный шкаф. Но в нем книги в три ряда. Ровно час.

Купить лекарства можно только в одной аптеке на Бауманской. На Бауманской станция метро нынче закрыта. Поэтому быстро добраться не получается. В аптеке выяснилось, что врач забыл поставить печати на рецепты. Какими нехорошими словами я называла врача, вы даже не представляете. А противорвотное в этой аптеке есть, но, именно, в этой аптеке оно выдается только по бесплатному рецепту, которого у меня нет. И аптекарша, поднимает брови и так с важностью мне говорит: "Ну я же вам уже сказала, что нет рецепта, нет лекарства!". Пришлось ехать на Новослободскую в онкодиспансер ставить печати. По пути заходила во все аптеки. Противорвотное удалось купить только в восьмой по счету.

Домой вернулась усталая абсолютно. Дома шло обсуждение.
- А наша классная, когда мы из Симферополя летели, говорила, что если не пристегнуться, то потом тело трудно опознать будет.
- Понятно. И что, вы пристегнулись?
- Нет. Мы впятером сидели на трех сидениях, было очень весело.
- А классная делала вид, что она не с вами?
- Ага.

В ночи Варвара никак не могла уснуть, потому что проснулась в два часа дня. Утром сегодня я долго шумела, вопила, требовала немедленно проснуться, потому что мы уже опаздывали в аэропорт. Варин папа говорил что-то про спокойствие. По поводу чего я шумела еще сильней. Варвара сообщала, что когда я не воплю, она одевается намного быстрее. Что подстегивало мой энтузиазм. Потом мы еще искали ее расческу. Под шумок она забрала мои наушники, чтобы в самолете слушать музыку. В последний момент я вдруг спохватилась, что кроссовки все еще стоят у порога. Зря что-ли мы их после лагеря стирали, а потом сушили феном. Прочла ей по этому поводу небольшую лекцию, насколько возможно читать лекции, когда опаздываешь в аэропорт.

Еще был экспресс в Домодедово. Где мы вдруг выдохнули. Типа, успели. И есть шанс, что не опоздаем.
- Ладно, я тебя люблю, - сказала мне Варвара снисходительно.
- Я тебя тоже, - ответила я, поцеловав ее в нос.
- А знаешь, я вчера полночи читала, - сказала мне Варвара, - "Человека-невидимку". А потом у меня кончилась зарядка на телефоне. И мне срочно надо было его зарядить, потому что иначе, как бы я с разряженным телефоном полетела. И я поползла в вашу комнату. Сначала я открыла дверь. И тут же легла в кровать. Через минут пять я подползла почти к зарядке, но тут кто-то из вас заворочался. Пришлось позже возвращаться, отсоединять твой телефон и подсоединять свой.
- Адреналин, крутизна, да? А я делала вид, что сплю. Потому что мне лениво было на тебя наезжать.
- Понятно.

У Варвары традиционно болел живот и ни в какую Америку ехать ей не хотелось.
Это было уже в предыдущие пару раз. И да, я даже немножко чувствовала себя виноватой. Вместо того, чтобы поехать в школьный лагерь на Байкал или остаться на Летней Школе, моя деточка пилила в Америку. Ужас ведь, несусветный. В А-МЕ-РИ-КУ! Если бы мне в моем детстве кто-нибудь такое предложил, я бы умерла бы от счастья.
- Просто ты - другая, - сказала спокойно Варвара на это.
- Варвара, ну давай уже добьем этот английский, - говорила я ей.
- Нет, ну может быть когда-нибудь я и скажу тебе - спасибо, что ты заставляла меня ездить в эти дурацкие лагеря, так что я в итоге говорю на английском. Как я тебе уже сказала спасибо за то, что ты заставила меня научиться плавать. Но это будет значительно позже. С английским.

Я тут же вспомнила, как в свое время мой бедный сын Лева лет в семнадцать самостоятельно летел в Лондон, добирался до Оксфорда в языковую школу. Как он сопротивлялся, как я много чего ему обещала, в случае, если он съездит, сделает, так сказать, одолжение. В Лондон съездит, одолжение мне сделает! И денег еще на это занимали. А у него тоже потом болел живот и ему было страшно. Но он почему-то не хотел возвращаться обратно. Ему там было весело.

И еще вспомнила, как пару лет назад один такой же молодой человек лет тринадцати собирался лететь в лагерь, куда опять летит Варвара. У него заболел живот, его стошнило и родители отменили поездку.

Но я не из тех, кто так легко сдается.

В аэропорту почему-то пришлось долго заполнять анкету на ребенка, путешествующего одного. Мы дома заполнили. Но оказалось, что неправильно. Я так нервничала, что никак не могла написать правильно номер самолета. У меня было всего тридцать минут на то, чтобы заполнить, оплатить, а также быстро сгонять в "Шоколадницу", купить блинов Варваре и еще какую-нибудь таблетку от живота.
Девочка на стойке регистрации оказалась очень милой. Заполнила за меня в итоге.

Чуть позже пришла стюардесса. Тоже милая. Смущенно улыбаясь, спросила как зовут моего дурацкого тинейджера. Варвара сидела на полу, вид у нее был самый что ни на есть скучающий. Она ушла со стюардессой, я еле-еле успела ее обнять, она как-то даже слегка сопротивлялась, я смотрела ей вслед и даже почти пустила слезу. Мне было прямо вот очень грустно. Мы еще все ей потом звонили. И я, и Варин папа из дома, и Лева. И друг другу звонили.
- Тут такой миленький стюард, - говорила Варвара, которая уже сидела в самолете - он мне сказал: "Im jealous". А я ему ответила: "Каждый ревнует". Видимо, он хотел быть моим сопровождающим. И так приятно говорить на английском. Пока немного путаюсь, во временах особенно. Но после Америки все будет нормально.

- Нет, ну я ей говорю: "Варя, ну это важно доучить английский сейчас и не тратить на это время потом. И когда ты будешь взрослой, ты это оценишь". А она мне тут же начинает рассказывать, что мы все такие разные, что она просто другая, и что я просто не понимаю, - говорит мне Лева по телефону. У нас вдруг случился немедленный обзвон друг друга.
- А помнишь, как ты отказывался лететь в Англию? - спрашиваю.
- Нет, ну я же потом вырос и осознал, что это было важно.

Я доехала домой, заехала по дороге еще в десяток аптек, нашла все-таки в одной из аптек противорвотное. Дорогое, зараза. Как раз в это время наша деточка должна уже была оказаться во Франкфурте.
- Меня так сильно тошнило, когда самолет пошел на посадку. Пакетика в кармане кресла не оказалось, я сказала им, что меня тошнит. Они так бегали вокруг меня.
- Стошнило?
- Нет, ну это не круто. Я сдержалась. Зато потом вся эта английская команда так махала мне руками, когда я уходила.
- Немецкая, - поправляет Варин папа.
- Ну если они говорили по-английски, понятно сразу - англичане, - неуклюже шучу я.
- Какая разница. Но они были очень приятные.
- А сейчас ты где?
- Сижу в одной уютной комнате. Тут еще был один немецкий малчик. Но его уже увели. Здесь есть соки и еда.
- Ты что-нибудь съела?
- Немного мармелада.
- Отличная еда для девочки, у которой болит живот и которую чуть не стошнило в самолете.
- Я в этой комнате в прошлом году тоже сидела.

Самолетик все еще летит над океаном. К четырем утра наша деточка должна оказаться в Бостоне. В это время в Бостоне будет около семи вечера, по всей видимости.
Subscribe

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • (no subject)

    у нас в доме никак не закончится капитальный ремонт. Сначала они улучшили все подъезды - поменяли батареи, коммуникации, покрасили все в дурацкий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments