Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Если рассказать, как проходят наши субботы, как-то даже неловко иногда бывает. Вчера в ночи, когда вся наша большая боу-семья ужинала халявными суши, так что суши лезли из ушей, Марта сказала:
- Эй, я скучаю по тем временам, когда мы фотографировались все вместе.
- Ну так давайте сделаем это, - подхватил Радек.
Я хмыкнула. Мало ли кто чего вдруг вечером за суши сказал. Но вдруг Матеуш оживился, и Тим тоже. Только Домас с Конрадом сделали унылые лица в духе - чето я приуныл.
- Эй, - сказала Марта, - но нам нужны сексуальные картинки для тиндера и грайндера, давайте все-таки завтра проснемся пораньше и сделаем это. И так прямо вот специально все приоденемся.
- И пойдем на кладбище в памперсах, - подхватила я.
- О, в памперсах, я только за, - согласился Тим.


Мне удалось проснуться в половине двенадцатого. В саду сидел Конрад с приятелем. Они сегодня собирались работать над проектом.
Ближе к часу подтянулись все остальные. Утреннее шоу - пять малчиков в трусах и белых майках и среди них рыжая Марта. И бодрое обсуждение - от как я провел ночь и что я там этой ночью видел, до - а делаем ли мы сегодня хоть что-нибудь.
Было очень даже неплохо понятно, что мы сегодня ничего не делаем. Но некоторые наивные пряники еще не в курсе, как обстоят дела, если это касается Радека.

- Короче, если что, я готова, могу снимать, и я в комнате, когда будете готовы, зовите.

Еще была очередь в душ. Марта пришивала лейбл к свитеру Риса. В три тридцать пришел Радек:
- Елена, звонила Нина, сегодня день Бразилии на Трафалгарской площади, мы с тобой сейчас выдвигаемся. Я буду представлять ее со сцены. Она будет петь. А ты будешь снимать. Ты едешь со мной?
- Народ хотел сниматься, - говорю, - как-то неловко их так вот бросать. И никаких памперсов на нашем боу-кладбище.
- Они могут поехать с нами.

Следующие полтора часа прошли упоительно. Конрад нарисовал себе глаза и танцевал в разных париках. Тим присоединился. Радек бегал по дому с воплями - какой негодяй бросил эту фигню в мой гардероб? Кто погладит мне рубашку? Я выгляжу хорошо в этих штанах? Матеуш, дай мне свои синие ботинки! Марта, Марта, ты готова, мы должны выдвигаться!

Мы с Матеушем сидели в саду и вслушивались в звуки нашего дома. Я размышляла, как я отлично убиваю время. Матеуш дочитывал книжку, которую всучил ему Конрад, что-то на тему ведения бизнеса. Тим с Конрадом где-то там в недрах дома танцевали. Марта примеряла очередное платье. Майкл, друг Конрада, пришивал воротничок к рубашке. Иногда приходил Домас с вопросом - как дела?

Потом мы все-таки выдвинулись. Матеуш требовал немедленно запечатлеть всех около нашей двери.
- Дарлинг, - сказал ему Радек, - с тех пор как Данни срубил наше дерево перед входом, я больше здесь не фотографируюсь.
За мостом, во дворе канселхаус сидел старик, который обычно слушает музыку.
- Давайте с ним срочно сфотографируемся, - вскричала Марта. Старик помахал нам рукой.
- Мне казалось, что мы опаздываем и Нина споет без нас, - сказала я.

Нам удалось все-таки дойти до метро. Огрести кучу внимания. У Радека на голове был ободок с божественной дохлой птицей. И он был в синих тонах. На Марте был шелковый комбез, который она обозвала пижамой, от ее бабушки из семидесятых и серебристые туфли на каблуках. Матеуш был просто в шортах, майке-алкогольчике и кожанной куртке в дырку от Радека. И только я, только я была в черных джинсах и красной майке и совершенно не привлекала никакого внимания. Все машины сигналили, все вокруг говорили комплименты. Впрочем, некоторые смеялись. Те, которые смеются над всем непонятным. Пусть смеются, смех продлевает жизнь.
В метро тоже все на нас смотрели, на них, и с ними общались. И какие-то люди требовали у Радека фейсбук и почему-то рассказывали о своих подружках.

Мы, конечно же, опоздали. Нина не реагировала на звонки.
- Иди к секьюрити, - сказала я и скажи, что ты к Нине.

Следующий час был несколько скучным. Я снимала веселую толпу вокруг. Радек один раз мелькнул на сцене в течении двух минут. Он танцевал с Ниной. День Бразилии. Радек на сцене. Я даже четыре раза нажала на кнопку. На двух кадрах у Радека закрытые глаза и идиотское выражение лица. На двух других он случайно закрывает лицо рукой. Так что даже непонятно, Радек ли это.

Что еще. Я ужасно злилась. Что я, как всегда, трачу время. Что Марта с ее подругой Еленой все время теряются. Что ужасно жарко и хочется пить. Что вокруг непонятная пьяная толпа, пусть даже и очень дружелюбная, что этот негодяй Радек непрерывно делает селфи с разными чуваками, которые хотят делать селфи. Но вдруг это закончилось и мы пошли в старый паб.
- Пойдем в "Наполовину в небесах", - сказал Радек, - там тусуются старые геи. Тебе будет интересно. Ты что-то сегодня в плохом настроении.

- Марте не говори, что это гейский клуб, иначе она не пойдет.
Мы опять потеряли и Марту, и Матеуша и Елену. И это было уже совсем невыносимо. В клуб мы в итоге не пошли. Почему-то целый час сидели у перехода. Радек с Мартой здоровались со всеми, проходящими мимо. Они здоровались с нами тоже.

В общем, сегодня был день большой социализации. Мы потащились в Сохо. По пути, парочка граждан что-то спрашивали у бездомных.
В общем, в итоге эта парочка граждан, граждан из Бразилии пошли с нами. По дороге Радек всем делал комплименты, кто-то кривился, кто-то улыбался. В Сохо Матеуш сказал, что денег у него нет, что сейчас мы пойдем в Теско, потом зарулим в Сохо-парк и будем выпивать там. Выпивать не то, чтобы хотелось. Но мы почему-то купили вина в Теско - половина цены, совиньон, очень неплохой, последняя бутылка и пошли в парк. Который через тридцать минут закрылся.

И здесь, конечно же, началось самое интересное. Это когда можно сидеть на крылечке какого-то дома и спрашивать всех, проходящих мимо, не хотят ли они с нами сфотографироваться, к примеру, или куда они идут, или нравится ли им Радек, или нравится ли им Марта. В какой-то момент какая-то гигантская толпа собралась вокруг нас. К пример, Патрик из Ирландии двадцати двух лет от роду, который уже полгода как путешествует по всему миру. И мы все добавлялись и добавлялись на фейсбуке. У меня за сегодня - плюс пятнадцать.
- Вот она тебя сейчас выложит на инстаграмме, - заливал Радек, - а у тебя потом - плюс сто подписчиков. Так что давай, соглашайся сниматься.
На самом деле было темно, снимать не особо получалось. Но я все равно нажимала на кнопку, думая, что как только закончится батарейка, так сразу можно будет смело идти домой.

Толпа, которая собралась вокруг нас, постепенно знакомилась друг с другом, разбивалась на парочки, вдруг начинала целоваться, прощалась с нами, благодаря за отличный вечер и нашедшуюся родную душу на одну ночь и исчезала. И там были и французы, и итальянцы, и даже граждане Ливии.

В какой-то момент Марта зацепила какого-то французского гражданина. Он очень торопился, обменялся фейсбуками и ускакал вдаль, обещая вернуться. Следующим был американский гражданин из ЛА.
- Надо брать, - сказала я Марте, - ты хочешь на ней жениться? - спросила я его. Он только-только остановился около нас и сказал Марте, какой отличный у нее комбез.
- Я не знаю, - ответил он, - она мне, конечно, понравилась сразу, но я ее увидел две минуты назад.
- Отлично. Понравилась, это уже отлично. Понимаешь, я - фотограф. И мои друзья так давно не женились и не выходили замуж. Мне очень нужны подобные картинки. Так что давай уж, определяйся прямо сейчас. Да или нет, - он как-то несколько смутился, - ну ладно, давай хотя бы для начала поцелуй ее. А я буду снимать. Примеримся, как это будет выглядеть на реальной свадьбе, - и он коснулся ее слегка лбом.
- УУУ, - сказали все вокруг.
- Не, ну так неинтересно, мне нужен настоящий долгий поцелуй. Давай, Марта, ты сможешь это сделать.

В общем, я сейчас лежу на кровати, на Мартиной кровати в полном одиночестве и где они, эти двое с Мартой шляются, я не знаю. Надеюсь, он не маньяк. Но вид у нее был счастливый, когда она с ним удалялась.

Собственно, дальше все пошло не так. Сначала на сцену вышли настоящие английские барышни, больших размеров с шариками. Радек быстро поскакал к ним и они подарили ему большие синие шарики. Еще мимо шли кришнаиты. Мы сфотографировались с ними тоже. С кем мы только в эту ночь не фотографировались. И с двумя грустными девочками. И со старым поэтом в шляпе, и с нищим на костыле. И с двумя малчиками, работающими на кухне. Потом еще были полеты с шариками. В самом конце мы с этими шариками влезли в такси к каким-то молодым англичанам. Нас было трое - я, Радек и Елена, малолетняя подруга Марты. В такси было весело. Думаю, таксист неполюбил нас сразу. Ехать было всего минут пять. Но повеселились мы отлично. И картинки успели сделать. И вот где-то в этом такси был оставлен Радековский клатч, с юзефовским студенческим проездным, банковскими карточками и телефоном, с разными важными картинками.

Собственно, как-то так. Это был такой отличный вечер. Мы встретили столько разных смешных-настоящих людей, никто не ушел обиженным. Многие ушли не одни.
И тут такой траур.
- Да ладно, какая фигня, - сказала я Радеку, - это всего лишь небольшие потери. Небольшая плата за наше с тобой существование.
В метро было многолюдно. Унылый Радек был прижат тремя чернокожими девушками к стенке.
- Эй, осторожнее, - сказал он одной из них, - не уничтожь мою птицу.
- Да, да, осторожнее, - подхватила я, - он вчера ее собственноручно убил, чтобы сегодня блистать в этом огромном Лондоне.
- Ты его подружка? - спросили они.
- На самом деле, я его
- Моя мама, мама, хватит вступать в странные разговоры, - оборвал меня Радек.
- Да, я - русская, он - поляк, я усыновила его в его двенадцатилетнем возрасте, отсюда разница в акценте. И он до сих пор высмеивает мой английский. Но в целом, у меня неплохой сын получился, - сказала я.
Как-то так в итоге весь вагон слушал нас дурацкий разговор и махал нам руками.
На самом деле, это, конечно, абсолютно ужасно, тратить время неподобающим образом, теряя по дороге разные ценные вещи. Но почему-то, несмотря на все эти смешные сегодняшние потери, ощущение такого хорошего дня.
- Может быть мы всегда должны сидеть на этом крылечке по пятницам, - спросил у меня Радек, если бы не этот клатч, это был бы такой отличный день.
- Ага, мы должны там сидеть, цеплять толпу, и терять очередные клатчи. Займемся этим в следующую пятницу или субботу.
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment