Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Вечеринка, конечно, планировалась. Было много обсуждений. Волнений.
- Я таком стрессе, - говорил Юсеф.
- Не могу дождаться, - говорила Алес.
- Конрад, если что, я буду баррикадироваться в твоей комнате, - говорила я.
- Я запру своего кота в своей комнате и никто в нее, пожалуйста, не входите. Серьезно!
- Елена, возможно, тебе придется спать в другой комнате, я пригласила кое-кого, - говорила Марта.
- Елена, ты должна быть круто одета, - говорил Радек.
- Нет, конечно же я буду на вечеринке, - говорила Катрин. Которая как-то регулярно дома не появлялась.


В общем, в субботу с утра я уехала снимать шапки. Вязанные с помпоном. Шапки одного русского дизайнера. В надежде, что вернувшись домой, найду дом прекрасным и делать ничего уже не надо будет.
В районе четырех дома никого не оказалось. Ключей у меня не было. Конрад был в университете, ему срочно надо было шить костюм для проекта.
Домас работал.
Катрин работала.
Все остальные где-то шлялись.
Удалось дозвониться до Радека.
- Мы с Мартой около однофунтового магазина, - сказал мне Радек, - скоро будем.

Они накупили красных лампочек и зеленых гирлянд. И уже через полчаса дом был похож на дешевый бордель - залитый красными огнями. Зеленые маленькие лампочки мигали сквозь красный цвет. Лестница с первого по третий вся была в этих зеленых гирляндах.
На втором этаже поставили большую золоченую раму, которая обрамляла грифельную доску. На ней, я думаю, Радек нарисовал большой член.
На первом этаже Алессия примотала черный торс, на который обычно в магазине натягивают какие-нибудь купальники. Красный скотч обозначал соски.

Алессия с Юсефом купили кока-колы и водки. И еще чипсов и печенья.

- Ну вот, дом готов к вечеринке, - сказала Марта, довольно оглядывая дом.

Ближе к восьми появился Домас.
- Народ, кто первый в душ?
Оказалось, что половине народа срочно надо в душ. Выстроилась очередь. Марта зашивала маквиновский комбез. Мне кажется он до этого лопнул по шву на Люсьене. Как раз пришла Катрин, затащила велик в прихожу.
- Красный свет, круто, - сказала Катрин, - я пойду в душ, когда уже вечеринка начнется.

Домас зачем-то по всему дому расставил подсвечники с дымящимся ладаном, от которого тут же начало першить в горле. Так что на нашем третьем этаже пришлось открывать окно.
Мне пришлось-таки надеть белую блузку и черные штаны.
- Отлично, - скривился Радек, - так-то ты нарядилась для моей вечеринки?

Последний раз, когда им удалось меня нарядить так, чтобы им нравилось, и даже сделать мне прическу, это когда мы с Мартой ходили в "Torture Garden", клуб для любителей бдсм. Марта тогда достала бесплатные билеты. Сшила мне кожаную юбку, а Радек отдал свою черную прозрачную шелковую блузку. Я была похожа на дешевую престарелую проститутку, а Марта на малолетнюю, но тоже не очень дорогую. Это был забавный опыт. Но больше мне как-то не хотелось так выглядеть. Хотя они все хлопали в ладоши от восторга, как круто я помолодела на десять лет.
И Радек даже не оценил, что я погладила блузку. Я этим уже лет десять не занималась.

Впрочем, у Радека не было времени на то, чтобы сердиться. Надо было срочно одеваться. Первые гости вот-вот должны были прийти.
И тут еще этот Конрад со своим котом в его комнате.
- Домашняя вечеринка - это когда все двери во все комнаты открыты, - кричал Радек.
Это все что удалось разобрать из их польского скандала. Сидя на третьем этаже, слушая, как они орут на втором. Все затаились в своих комнатах, в ожидании когда волна схлынет.

В девять вечеринка должна была начаться. Радек, я и Марта уже были одеты. Остальные продолжали препираться, кто же должен идти в душ. В доме стоял дым от ладана. Приехал Джош. Джош, наш геймер, жил в нашем доме еще год назад. Собственно, он вселился в половину комнаты на первом этаже, когда Катрин поступила в Кэмбридж. После Джоша в эту половину въехала я, потом Матеуш, потом Юсеф, потом Алес, подружка Юсефа, решила проэкономить денег и они стали делить кровать. Джош три часа ехал из Йорка на нашу вечеринку. С водкой. Тут же в дверь постучал Матеуш. Домас с Юсефом сразу напряглись. У них какая-то драма с Матеушем произошла, но кого волнует. Пришли первые гости. Двое мужчин. Радековские друзья. Принесли в подарок картину.

Следующие гости подтянулись около десяти. Основной поток начался после одиннадцати и не кончался почти до утра. Часть из гостей, когда-то жила в нашем доме. Часть была друзьями народа, который живет в доме. Часть - друзья друзей. Эту часть было бы неплохо уменьшить наполовину и получился бы отличный состав.

Вечеринка неслась на всех парах. Во всех комнатах кто-то сидел, лежал, танцевал. Все ступеньки были заняты гостями. В саду только было не особо многолюдно, в связи с плохой погодой.

В какой-то момент, какая-то неизвестная девушка громко зарыдала.
Мы как раз с Аленой стояли на улице. Около входной двери.
Из дома вывалили два гражданина. Один из них был похож на итальянского мафиози и очень угрюмый.
- Ты что, знаешь, как выглядят итальянские мафиози? - спросил меня Варин папа, когда я ему это все пересказывала.
- Ну да, я знаю, как они выглядят в фильмах.
Итальянский мафиози громко орал:
- Она разговаривала с этим трансвеститом! Как она могла!
Алена зачем-то начала громко смеяться.
- А что, разве у нас сегодня есть транни? - удивилась я.
- Ну да, парочка, - ответила Алена.

Следом вывалилась эта рыдающая девица и бросилась к итальянскому мафиози с громкими воплями.
Дверь было закрылась. Но тут же открылась. И итальянский мафиози ломанулся обратно.
На пороге стояла наша крохотная Марта.
- В нашем доме это не принято, - грозила Марта пальцем, - нет, нет, уходите. Или я вызову полицию.
Марта была в красном парике, зеленом комбезе. Черная беретка с серебряным хвостиком. И золотые туфли на огромных каблуках.
За Мартой где-то вдалеке стоял Радек. На Радеке было такое огромное объемное одеяние, Домас сшил, что Радек с трудом шел по нашему узкому коридору, цепляя одеянием за стены.
Мафиозник попытался через Марту допрыгнуть и стукнуть Радека. Радек не очень понял, что происходит. Алена хохотала. В общем, обычная такая вечеринка.
- Марта, закрой немедленно дверь, - сказала я Марте. И Марта закрыла дверь. Мы с Аленой остались на улице.
Мафиозник стал бить ногами в дверь.
- Чувак, это наша дверь. Перестань немедленно. Иди отсюда, - сказала я ему.
Он почему-то послушался и ушел.

Дальше все было мирно. Кто-то целовался в углу. Алес пришла и показала засос на ключице.
- Твой русский друг оставил мне засос.
- Хочешь, - спросила я ее, - обняв нежно, я оставлю тебе засос с другой стороны для симметрии? - спросила я.
- Вы - русские, все-таки очень жесткие, - ответила мне Алес и улыбнулась.

В нашей с Мартой кровати обнаружился прекрасный малчик. Он спал на спине, мирно сложив руки на груди.
- О, Марта, сегодня мы будем спать не одни, - хихикнула я, - что он тут делает?
Молодого человека пригласил Радек. Я давно хотела его поснимать, но не успела. Потому что Паулина.
- Паулина дала ему кетамин, - сообщил мне Люсьен, который стоял за моей спиной.
- Чертова Паулина, что тут можно сказать. Давайте перевернем его на бок, вдруг его будет тошнить, - предложила я.
- Это что еще, это его что, стошнит на мою кровать? - заволновалась Марта.
- Пусть лучше стошнит на боку, чем на спине. Иначе мы получим труп, - сказала я и перевернула его. Мы даже накрыли его одеялкой. Сегодня Рамзи добавил меня в друзья на фейсбуке. Это успех, я считаю.

Дальше все было как-то очень быстро. Пришли Алекс с Авророй. И мы закрылись в туалете на короткую фотосессию. А народ снаружи нервничал и требовал немедленно освободить помещение. Придумали себе хрен знает что о том, чем мы там занимаемся. Впрочем, у Авроры оказалась отличная тату на спине.
- Елена, давай в следующий раз, когда ты приедешь, ты будешь жить в нашем доме, - сказал Алекс, - ты нам нужна.

Я еще чуть-чуть поснимала. И на всех этажах поснимала. Люсьен два раза сделал мне предложение руки и сердца, чтобы спасти от путинского режима.
- В общем-то, двадцатилетний малолетний француз - это вполне себе повод для большой любви, правда Люсьен? - спрашивала его я, - и нам ведь поверят в наличие большой любви.

Еще через час в нашей постели кроме Рамзи спал еще и Сэм. Постель большая, много народа может поместиться.
Конрад каждые полчаса менял наряды. И если в начале вечера Конрад сообщил мне, что он fucking hate Radek. То к утру все друг друга нежно любили.

На следующий день дом лежал в руинах. В четыре часа, вернувшись домой, обнаружила грустного Радека, лежащего в своей постели. Собственно, день рождения у него был в воскресенье. Отмечали мы его в субботу.
- Представляешь, этот мафиозник ломился к нам в дом в одиннадцать утра.
Юсеф открыл дверь и испугался. "Извините меня за вчерашнее" - сказал чувак, - прокомментировал Радек.
- Логично, да, - согласилась я, - прийти утром и извиниться. Когда все спят.
- И вот, сегодня мой день рождения, - сказал Радек, - я лежу в этой гребанной постели, совершенно один и никто, никто не поздравляет меня с днем рождения, и никто-никто не кормит меня. Я лежу один, несчастный и голодный в свой собственный день рождения и еще ты завтра уезжаешь.
- Ну хочешь, я тебя после своей лекции свожу в ресторан? - спросила я его.
Но он ничего не ответил.
Subscribe

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments