Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- Ну почему все мужики такие одинаковые!!! - сказала Оля, сидя на кухне. Варвара в этот момент наливала воду в чайник.
- Даже не знаю, - отозвалась она. Потому что, так обычно всегда ведется типичный женский разговор.
- А ты в курсе, что наши мамы знакомы? - продолжила Оля.
- Да, ты же тот самый человек, из-за которого я поступила, - отозвалась Варвара.
- А я читаю жж твоей мамы, лет с восьми и знаю про всю твою жизнь.


И они поболтали про Лондон.
Собственно, Варвара приехала из школьной поездки из Тутаева. Все было отлично. Вот, с Олей начала общаться. Оля учится в десятом классе. Варя в восьмом. Дина, Олина мама училась на одном факультете и курсе с Вариным папой. А мы с Вариным папой как-то вдруг столкнулись однажды в коридорах общаги. И много позже у нас родилась Варвара. Ну потом все нашлись в интернетах. И когда я искала школу для Варвары, Дина мне как раз и рассказала, как поступать в нашу гимназию. Заодно вселила надежду, что это не так сложно поступить.

- Ты в жж такая была такая классная, - сказала Оля Варваре, - а тут ходит по школе такая дурацкая, гадкая девочка. Я очень хотела начать общаться с тобой, но не знала как начать.
- Ты ей сказала, что ты думала о ней ровно то же? - спрашиваю я.
- Ну да, конечно, сказала.
- И она оказалась классной барышней?
- Ага, очень. А еще знаешь, она мне рассказала, что в начале седьмого класса написала мне записку со стихотворением, классную записку и подбросила. Эта записка до сих пор у меня.

- Папа, - говорю я, закатывая глаза, - ну вот так пишешь-пишешь в этот жж, а потом выясняется, что кто-то читает тебя ужасно давно. А ты вроде как на это и не рассчитывал, как-то даже неловко.
- Да ладно тебе, мамочка, - говорит Варвара, - а еще Оля написала мне в записке, которую на прощание все друг другу писали, что мы должны будем обязательно поехать в Лондон и я должна познакомить ее с Радеком. Она обожает Лондон.
- Надеюсь, ты ей рассказывала, как пару лет назад ты сидела в комнате в нашем боу-доме, возмущалась всем на свете и совершено не хотела никуда выходить. И еще сокрушалась, что вместо моря, мы сидим в дурацком Лондоне.
- Нет, а зачем?

- Мы ходили на рождественскую службу.
Первые тридцать минут я стояла, слушала молитвы, думала о Боге, думала, что религии - это глупо, что священники могут вертеть тобой, как им хочется. Если ты хочешь верить, верь, кто тебе мешает? Зачем тебе церковь для этого? И у меня появилась мысль, такая назойливая мысль - Господи, что я здесь делаю? Потом они стали все падать на колени, и целовать пол. И мне стало страшно от этого поклонения, и от того, как они просят прощения у Бога. Если, они что-то делают не так, прежде всего они должны у себя просить прощения и у тех кому они сделали плохо. Мне пришлось выйти из церкви. Мы с Яной оказались в прихожей, сели в уголке и стали обсуждать как зря мы сюда пошли. Вышли на улицу. Сделали несколько кругов вокруг церкви. Замерзли. Вернулись обратно, сели на лавочку в прихожей, попытались заснуть. Тут же сидели два мальчика из местных. Младше нас. Они хихикали и обсуждали, что-то веселое. Пришла их мама, наорала на них, увела их на службу. Нам стало их жалко. Мы еще посидели в прихожей. Опять вышли на улицу, встретили мальчиков, которым каким-то образом удалось улизнуть от мамы, поиграли с ними в снежки. Яна замерзла. И тут как раз вышла Оля. Сказала, что хочет прогуляться по улице. Яна осталась в предбаннике. Мы раз двадцать обошли вокруг церкви и болтали о мальчиках. Когда все наконец закончилось. Все стали обниматься, целовать друг друга, поздравлять с Рождеством. И это было очень душевно. К нам с Яной подошел ТВ и СИ и сказали, что очень круто, что я с ними пошла. Даже если мне было скучно, но я осталась до конца. Я решила, что в следующий раз все равно с ними пойду. В следующем году. Поездка в Тутаев у нас каждый год на зимние каникулы. Жалко, что я в прошлом году не ездила. И я все равно в следующем году пойду на Рождественскую службу. Потому что я люблю лицеистов, а им очень важно быть на службе в их праздник. А мне важно быть с ними всеми в тот момент, когда у них праздник.

Что еще, еще в Тутаеве было очень холодно. И хорошо, что она взяла мой шарф. И хорошо, что мы купили ей теплые штаны. И она взяла много теплой одежды. Она опять разбила кому-то там сердце. Ну так получилось. Она этого совсем не хотела. И в этот раз она почти спала по ночам. И даже слушала учителей, которые рассказывали историю Тутаева и Борисоглебского и много еще чего. Только не уверена, что может что-то воспроизвести.

И все эти рассказы своего дурацкого нелепого подростка с дырками в джинсах на коленках, внутри что-то такое бередят. Знаете, такие смутные очертания чего-то далеко, волнующего, свежего. И это дыхание юности такое прекрасное.

Завтра буду Радеку это все пересказывать. Если нам наконец-то удастся с ним пересечься. С этим деятелем не так-то легко пересечься, если я здесь, а они все там.
- Эй, мне надо срочно, срочно с тобой поговорить. Немедленно. До твоего отъезда в Израиль. Я знаю, знаю, что я - не твоя семья ( в этом месте я не смогла удержаться и ткнуть в факт, что Радек повесил картинку, где написал - вся семья в сборе и меня на этой картинке не было). Но мне надо немедленно с тобой поговорить, потому что я соскучилась невероятно.
- Я сейчас на работе, - отвечает он минут через десять, - не могу говорить прямо сейчас.
- Ок, но это очень срочно. В смысле ничего срочного, такого, вот прямо такого. Просто мне нужно срочно тебя услышать. Потому что зима, холода, я соскучилась. И никакой движухи в моей жизни. Хочу слушать рассказы-новости из жизни Лондона.
- Хорошо, давай в выходные, да?

- Ну что, написала пост? - спрашивает Варин папа.
- Ага и даже Варя мне его подкорректировала. Я ей говорю - ага, а потом Оля скажет, что все было не так, да? "Ну да, - отвечает она, - а я бы ей сказала - да ладно, это же моя мама, она часто все неправильно пишет".
- Надо было ей сказать, - вставляет Варин папа, - надо было посоветовать сказать Варваре - не волнуйся, Оля, лет через пять ты уже будешь думать, что оно так и было.
- Вот, вечно вы меня этим тыкаете, - говорю я, - что я слишком многое придумываю.

А эти две, конечно, смешные плюшки. Варвара тут в последний месяц несколько раз говорила - эта, дочь твоей подруги, дружит с самыми крутыми малчиками в нашей школе и смотрит на меня очень недружелюбно.
И мы такие с Вариным папой:
- Ну мы не сомневаемся, что ты на нее ровно также смотришь.
И Варвара такая, глаза закатывает от возмущения, потому что даже если она на кого-то недружелюбно смотрит, это не значит, что она так считает на самом деле. Это же защита, это же броня такая. А то будешь всем улыбаться, что они о тебе думать будут, а?
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments