Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Сейчас расскажу, как я сегодня окультуривалась. У меня с культурой отношения не очень. Я многое не понимаю и поэтому абсолютно равнодушна ко многому. Вот, намедни, на стене старого одноэтажного дома, который чудом не сгорел при пожаре, одна девушка нарисовала графитти. Я со своего третьего этажа наблюдала, как она это делает. У нас из окна - деревья, стена этого дома и за ним воображаемое Крутицкое подворье.

Вот зачем она это сделала. Зачем она испортила такую прекрасную старую фактурную стенку, нарисовав какое-то уродство? Я люблю графитти, если это красиво. Здесь нарисовали какие-то загогулины ужасные. Я даже думала, пойти и высказать ей что-нибудь на тему - не умеешь, нечего тут стены портить. Рисуй в блокноте. Но потом лениво стало. И Варин папа, как обычно, решил спросить у меня - а судьи кто? Оправдывая эту неумелую гражданку, когда в ночи я возмущенно рассказывала, как это обидно, что теперь это уродство у меня перед глазами надолго.

В общем, сегодня я пошла на Серова. Опять-таки, сначала я ждала, что Варин папа составит мне компанию. Сначала он болел, потом вдруг стал безумно занят на работе. Пришлось купить билет. Один. На одну меня. Потому что все вокруг рассказывали, какая это отличная выставка. А я такая вроде как некультурная и на выставки не хожу. Ну так, иногда, если только в Лондоне и бесплатно, и в плохую погоду, или в плохое настроение. Любимый зал - в Национальной Портретной Галерее - даже не скажу как называется. Что-то, видимо, итальянский ренессанс эпохи возрождения. Бывает так, бывает по-другому. Иногда хожу посидеть перед парочкой картин. Которые тоже не помню, как называются. Но помню их только визуально.

И вот сегодня я пошла на Серова. Все вокруг рассказывали, что это очень крутая выставка. И еще, если купить билеты онлайн, будет счастье и можно будет идти без очереди.
Так вот, счастье может и будет, после двух часов очереди, но это вряд ли.
Было две очереди. Одна начиналась от ворот, когда идешь в эту самую галерею. Эта очередь была для тех, кто билеты еще не купил. Одна бабушка сказала мне, что она в ней провела четыре часа.

Вторая очередь была с теми, кто билеты купил онлайн и надеялся, что пройдет без очереди. Эта очередь была в два раза меньше. В ней я и провела упоительные два часа. Гисметео уверяет, что было-то всего минус восемь. Вполне достаточно, чтобы околеть настолько, что уже все становится фиолетово.

В общем, не знаю, зачем я стояла в этой очереди. Я ненавижу очереди. Любые. Особенно, когда мороз.
Передо мной стояла группка милых барышень, весьма замерзших, которые тревожно слушали гражданку в норковой шубе.
Гражданка в норковой шубе была под два метра. Белое лицо - правильные белила? И ярко-красные губы. Лет шестидесяти. Правильный платочек, сапоги и сумка.
Гражданка вещала на смеси хорошего русского и итальянского. Какой это был итальянский - не мне судить, я в итальянском, к сожалению, не сильна. Иногда она сбивалась на английский с сильным акцентом.
- Рашка, - заливалась гражданка гомерическим смехом, - вы только посмотрите, они угрожают всему миру ракетами и у них такие очереди за искусством? Ничего по-человечески сделать не могут. Варвары! - она переходила, видимо, на итальянский, видимо, она нам всем рассказывала про русских - которые свиньи. И смотрела на нас с таким отвращением во взоре. Мы пожимали плечами. Хотя, конечно, когда стоишь в очереди за культурой, подобное слушать не хочется. Хотя даже если и не в очереди стоишь.
- Ага, - она вдруг обратилась ко мне, - то есть если человек приехал на машине, припарковался и платит за паркинг восемьдесят рублей в час и еще стоит тут два часа на морозе - lovely, only lovely, - и она хохотала очень громко. И видно было, как она довольна собой.

За мной парочка приятных молодых людей сетовала, что не рассчитали время, а у них грудничок и его скоро кормить и мама нужна, и, видимо, они не успеют войти. Бабушка с дедушкой отпустили всего на пару часов.

Тут еще мужчинка передо мной быстро убежал, потом быстро прибежал и засунул сразу пять штук разных дамочек.
- Со мной, - сказал он и быстро убежал. Мы к тому моменту стояли уже около часа. Пальцы на ногах пытались отваливаться.
- А вы, собственно, кто? - вступила я в дискуссию с дамочками. Дамочки покосились на меня и ничего не ответили, - Боюсь, что я не смогу пропустить вас вперед, я так замерзла, что даже если вы купили эту очередь, меня это не волнует.

Не понятно почему, но они тут же объяснили мне, что да, это нормально, что ОНИ, в отличии от таких лохов как я, купили себе билеты у этого мужчинки, и стоят здесь и будут здесь стоять, потому что они купили это место. Прямо сейчас!
- Знаете, мне вот прямо наплевать на это, мужчина может продолжать стоять передо мной, а вы все будете за мной, если очередь позволит, - сказала я.
- И за нами, - сказала молодая парочка, которая стояла за мной, - почему это вы решили, что можете влезть впятером перед нами? А если он еще приведет человек десять?

Гражданка в норковой шубе, которая крыла Россию на чем свет стоит, развернулась и посмотрела на нас всех с высоты своего двухметрового роста:
- О, Украина, подгребла, - сказала она на русском, - давай, Иван-Франковский, давай Львов! - дальше она продолжила по-украински и перешла на итальянский.
- С чего это она решила, что мы украинцы? - тихо спросила одна дамочка, из тех, которые купили себе очередь, другую.

- Эй ты, мадам, - бросила гражданка взгляд на меня, - я, конечно, тоже купила свой билет, но я стою с самого начала и я бы не потерпела это, если бы кто-то влез впереди меня без очереди. Вы-русские, такие смешные, грозите ракетами и позволяете делать с собой абсолютно все.

Вся очередь дружно прыгает в такт. Некоторые вытанцовывают. Самые нестойкие регулярно отваливают, но очередь меньше не становится.
Чудесная девочка с тонкими чертами лица, стоящая где-то за мной, объясняет пожилому мужчине, что выставка чудесная, она уже один раз ходила.
- Зачем же вы тогда второй раз идете? - удивляется он.
- За один раз все не посмотришь хорошо. Там часов шесть, не меньше, нужно.
Впрочем, в какой-то момент она тоже ушла. У нее колготки слишком тонкими были.

И вот стою я в очереди за культурой. Большой. Перед мной гражданка с красными губами ругает русско-английским матом мою родную страну. Пятеро гражданок лезут без очереди, объясняя, что это нормально купить место в очереди. А у меня пальцы отваливаются. Впереди наконец-то открывают двери и люди пытаются их взять штурмом. В храм культуры - штурм.
Я рассматриваю гражданку, которая вроде как итальянка. Она как раз кричит:
- Эй, ублюдки, что вы все делаете в этой очереди? Вы все прямо сейчас должны работать, шваль! То ли дело я, у меня муж, который меня содержит!

Наверное, она могла бы сказать, что когда-то она отлично стартовала, работая путаной, если не употреблять слово "проститутка", а еще она могла бы упомянуть, что когда-то она работала порно-звездой у Феллини. Просто все миновало, молодость прошла. Но я, конечно, все это придумываю.

Ребята сзади, понимая, что они точно не успеют, прощаются и уходят к дитю. Впереди вдруг образовывается какая-то толпа тех, кто хотел бы пройти без очереди. И уже почти два часа, как я стою, и сил нет уходить, потому что надо погреться сначала, но еще полчаса стоять - точно не выдержать. И вот двери открываются, гражданка лет шестидесяти смотрит в упор на мужчину, который все это время был в очереди с нами рядом:
- Хей, - говорит она ему, рассматривая снизу вверх - ты же в штанах, давай разберись с ними! - и она тыкает пальцем в тех, кто лезет без очереди. Мужчина отворачивается. Не всем хочется выяснять отношения в очереди за культурой.

Двери открыты, толпа несет нас.
- Эй, - кричит наша гражданка, - хватая одного из крупных мужчин, который без очереди, за шею, - ты что, охренел, без очереди? В очередь, сукины дети! Hey, bastard, hore, slut! Она изрыгает ругательства. Она разгребает толпу руками, выпихивая тех, кто без очереди, за мою спину. И мы уже почти у двери. И тут охранники напирают с двух сторон, пытаясь закрыть дверь у нас перед носом.
- Эй, мы так не договаривались, - рычит она, - я купила билет у спекулянтов и стоять в очереди два часа? Убогая Россия!
- Сейчас я поднажму, - говорю я ей и напираю. И это даже не я напираю, это на меня сзади напирают. Нас вносят в двери, охранникам удается захлопнуть дверь, выпихивая оставшихся за дверь. Мы спасены. Мы в тепле.
И дальше какие-то мелочи - очередь в гардероб еще минут двадцать. И это очень смешно. Мы ведь реально, такие молодцы, стоим в очереди целых два часа на морозе, чтобы насладиться искусством. Но в последний момент, когда вдруг толпа и вот уже вожделенная цель, мы все превращаемся в животных и прем напролом, вдруг повезет и не надо будет лишних тридцать минут на морозе стоять.

В общем, потом всего лишь двадцать минут в гардеробе, чтобы сдать вещи. Это тоже несколько нервно, если что. Но хотя бы в тепле. И еще очередь в туалет. Но это можно и потерпеть без туалета.
И наконец-то в зал. И вот он, вот он - Серов. Ну здравствуй. Зал переполнен. От слова совсем. Такое в последний раз со мной случилось, когда я в Лондоне ходила на Рембрандта, когда хочется немедленно развернуться и уйти, потому что толпа и это очень не комфортно.
В общем, подходишь так к картине, пытаясь рассмотреть и прочитать, а в спину тебе тут же какая-нибудь бабушка тычет или стучит:
- Ну это, я могу, в конце концов, рассмотреть эту картину!
И так сложно удержаться. И обязательно надо повернуться, посмотреть в упор на недовольное лицо, которое, наверняка, часа четыре стояло в очереди, и теперь имеет право, также как и я, рассмотреть эту самую картину.
- Что-то сегодня психика у всех шалит, - надо ответить ей. Не знаю зачем.

В общем, штук пять картин из тех, которые надо было посмотреть. Вывод, что такие как я в условиях ужасной скученности, приобщаются к искусству хреновато. А также взятие музея штурмом не способствует созданию особого настроения, благоприятствующего правильному настрою.

А еще перед отличным портретом Шаляпина стоял престарелый дурацкий художник моих лет. И страшно гордился собой. Перед ним стояла его дама, лет на десять младше, с огромным декольте и в идиотской шляпе.
- Ах, - говорила она громко и с выражением, - какой отличный бы портрет тебя бы сейчас получился!
Дурацкий художник лузгал семечки. Доставал их из одного кармана, а скорлупки складывал в другой.

Да, кстати, если вы вдруг решитесь идти смотреть Серова накануне закрытия, помните, что очередь с людьми с электронными билетами - меньше. Даже если у вас нет электронного билета, вы можете встать в эту очередь, как многие из тех, кто там стоял и зайти в зал чуть-чуть побыстрее. Хотя всех старушек в длинной очереди было ужасно жалко почему-то. И я бы себе не позволила лезть без очереди.
Subscribe

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • (no subject)

    а еще мы вчера посмотрели Соррентино "Друг семьи". В меру тянучий, местами снятый в холодных тонах, с красивой раскадровкой. Каждый кадр, как это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • (no subject)

    а еще мы вчера посмотрели Соррентино "Друг семьи". В меру тянучий, местами снятый в холодных тонах, с красивой раскадровкой. Каждый кадр, как это…