Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

- Хей, - позвонил мне Конрад, - мы собираемся в Глори. Идешь с нами? Ты где?
Я сидела с Леной в каком-то кафе в Сохо и мы вроде как собирались куда-нибудь выпить после этого. Лондон, пятница, ночь, конец рабочей недели. Положено.
- Во-сколько вы выходите?
- В десять.
- Ага, тогда я сейчас еду домой.
- Ну, конечно, дарлинг, со мной не так интересно, как с твоими дружбанами, - говорит она.
- Вроде того, - отвечаю я.


Начинаешь понимать, что с английским все уже вполне ничего, когда спокойно говоришь по телефону. Первый раз это случилось, видимо, год назад, когда сначала у меня сломалась камера, а потом выяснилось, что у меня стащили деньги с банковского аккаунта.
- Хочешь, я тебе помогу говорить по телефону? - спрашивал тогда Конрад. Но это было слишком сложно сначала объяснять ему, что к чему, а потом стоять рядом и еще раз объяснять. Внезапно выяснилось, что у меня все нормально, у меня нет больше проблем объяснить по телефону и понять, что мне ответили. Та самая точка отсчета, после которой ты уже куда как меньше паришься, как ты говоришь по-английски. Телефон. Поговорить по телефону, не видя лица собеседника. Один из пунктов, когда изучаешь другой язык.

В общем, мы не пошли с Леной ни в какое кафе. Я спешила домой. Путь лежал через Сохо. Толпы возле пабов. Толпы радующихся окончанию рабочей недели. Гул, гвалт, малчики-рикши везущие усталых, пьяных, распевающих клерков в очередной паб. Такой обычный пятничный Лондон накануне весны. Холод собачий по вечерам.

Дома на кухне Конрад, Матеуш, неизвестная мне юная Вероника и, чуть позже подтянувшийся, Майк. Польская мафия. Мне, конечно, было слегка неловко перед Вероникой. Но всех этих малчиков я знаю сто лет как уже. Тот же самый Матеуш как-то приехал к Радеку погостить, потерял ночью в клуб после принятия много чего паспорт, телефон и деньги. И мне с утра пришлось пинать сонного Радека и требовать, чтобы он немедленно звонил в полицию. Иначе мы рискуем получить очередного тинейджера в нашем доме с очередными проблемами. Тогда удалось отправить его домой без паспорта и денег. Потом он вернулся обратно. Быстро нашел работу. Какое-то время жил в нашем доме. Домас его ненавидел. Потом Матеуш съехал от нас. Теперь иногда заходит в гости. Очень милый и очень умный. И уверяет, что совсем не скучает по нашему сумасшедшему дому.

Майк - однокурсник Конрада. Иногда вместе с Конрадом что-то шьет у Конрада в комнате. В общем, как-то было неловко в присутствии Вероники ощущать, что все тебя любят и водят вокруг тебя хороводы.
Все готовились к клубу. Подготовка к клубу включает в себя быстрое распитие водки-колы, к примеру, или водки-джина, как самое дешевое решение проблемы - накачаться алкоголем перед клубом. Чтобы потом в клубе не тратиться на выпивку.

Пришел Тим.
- Ты идешь в Глори? - спросил он меня.
- Ну вроде как да, - ответила я, - а ты? Марта отказывается наотрез.
- Я - нет, - сказал Тим, - не то настроение.
- Ну давай, может, съездим, выпьем по бокалу вина и вернемся.
- А знаешь, что там вход платный - пять фунтов?

Почему-то пять фунтов меня подкосили. Не то, чтобы это было очень много. Но это же принципиальный вопрос. С каких это пор мы платим за вход, особенно, если в этом клубе работает твой сосед по дому?

В общем, мы с Тимом немного потусили на кухне, выпили по два бокала - водка-лимонный сок-лед-джин. Обсудили, каким бы он хотел видеть свое актерское портфолио и разошлись по своим комнатам. Конрад, конечно, возмущался. Говорил, что это безобразие, что он хотел бы, вот именно, с нами пойти в Глори, а после Глори - в East Block. Но мы чувствовали себя старыми, усталыми и желающими проэкономить деньги. И еще Майк спрашивал, точно ли мы не хотим пойти в клуб. И Матеуш тоже. После того, как как-то ночью мы с Матеушем полночи просидели на ступеньках в Сохо, он меня любит.

Что характерно, никто никогда в Москве не требует, чтобы я с ним-ними пошла куда-нибудь в ночи.

Мне писал Джай. Он хотел встречаться немедленно. Он хотел срочно букировать какое-нибудь дорогое место, где мы можем провести полночи, выпивая, распивая, обсуждая.
- У меня столько изменений в жизни, мы должны встретиться, - писал Джай, - у меня теперь грудь. И если тебе негде жить, ты можешь жить у меня. И еще я хочу заказать у тебя фотосессию. Я хорошо заплачу тебе. И пойдем уже наконец-то на ужин в какие-нибудь "Четыре сезона".
- Грудь? Ок. Странно, конечно, но мы точно должны обсудить это и я хочу это видеть своими глазами. Деньги за фотосессию? Джай, ты забыл, что я не беру денег с друзей. Ну что ты.
- Я просто хочу помочь тебе, у меня сейчас куча денег. И когда мы встретимся? Мне надо столько рассказать тебе. И ты опять остановилась у Радека, да? - и в тоне такие нотки ревности.

- Вот все-таки у тебя все друзья такие странные, - говорит мне Конрад, когда я это все пересказываю.
- Это ты на себя намекаешь? - уточняю я.

Ближе к ночи пишет Радек. Во-первых, он, конечно же, потерял оригинал одной картинки. И ему надо срочно ее прислать.
- Может твой Варин папа найти эту картинку? - спрашивает он, - мне она вот прямо срочно нужна. И может быть ты все-таки на обратном пути поедешь через Варшаву? Мне так хочется тебя увидеть опять и у меня целая куча идей для новой фотосессии и моя кровать такая пустая без тебя. И как Лондон? Чем ты там занимаешься в этом Лондоне без меня?

Днем шла по Ковент Гадену, наткнулась на Эндрю.
- Сколько стоят твои услуги? - спросил Эндрю и услышав цену, и услышав - скажи, сколько ты можешь заплатить, на сколько ты рассчитываешь, - нет, твоя цена абсолютно нормальная, - говорит он, - Мне надо, чтобы меня кто-нибудь адекватный снимал. Мне нужно нормальное портфолио фокусника. Хочу начать новую жизнь. Хочу начать ее с нового вебсайта.

Что касается Лондона - жизнь в нем бурлит. Сегодня шла от London bridge вдоль реки, потом свернула на Ковент Гарден. Фокусники, живые фигуры, школьники, влюбленные пары. Темза полноводная, бьет волной в борт, обрызгивает толпу.
Юный красивый папа с коляской. В коляске годовалый товарищ со скучающим видом, взор в небо. Папа бежит с коляской за голубем. Голубь быстро шагает. Папа, видимо, предполагает, что годовалый товарищ радуется этой гонке. Годовалый товарищ смотрит в небо с важным видом.

Тут же парочка целуется. Чуть дальше молодой человек лет четырнадцати на скейте разгоняется едет вверх, прыгает, пытаясь перепрыгнуть через перила, перепрыгивает, скейт в одну сторону, он в другую. Оператор снимает. Молодой человек падает плашмя на тротуар и закрывает голову руками. Встает, берет скейт и так раз сто. И толпа мимо бредет. Иногда останавливается. Темза сегодня разбушевалась не на шутку, бьет через парапет. Брызги. И солнце. И у платанов уже листочки маленькие проклюнулись. И тут же девушка в хиджабе и длинном черном платье на хорошем таком английском, вернее так, английский, судя по всему, ее родной язык, говорит кому-то по телефону: "What the fuck? What do you talking about?" и дальше много-много нецензурных английских слов. И это так сильно веселит, почему-то. Представляю, как Аллах сидит там где-то на небесах, смотрит на нее вниз с умилением и говорит: "Ты только посмотри на нее, как ловко она говорит по-английски!".

И тут же предлагают попробовать пиццу около пиццерии Зиззи. Большой такой кусок бесплатно. А я только что с Бороу маркета и там уже всего напробовалась. Но кто же откажется от бесплатного куска пиццы с артишоками. И пальцы грязные и липкие после этого, никакого платочка в кармане. В подземном переходе азербайджанский дедушка играет на саксофоне.

На Ковент Гадене Сержио:
- Я тебя вчера всю ночь ждал!
- Плакал?
- Всю ночь. Когда ты написала мне смску, что ты на Ковент Гадене.
- Бедный Сержио, всю ночь меня здесь ждал, врунишка.
- Ладно, извини, моя очередь выступать. Шоу-тайм.
- У тебя новое шоу?
- Почему это у меня должно быть новое шоу?
- Ну ты же не можешь десять лет играть одно и тоже шоу.
- Могу, вполне могу, - и тут же уже толпе - эй, это мое последнее шоу перед тем, как сесть в тюрьму.
Я это шоу знаю наизусть. Семь лет его регулярно прослушиваю. Толпа веселится, обтекает Сержио, останавливается завороженно посмотреть, как карты исчезают в воздухе.
Subscribe

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments