Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
C кухни неприлично вкусно пахнет пиццей. Почти два часа ночи.
Конрад звал есть пиццу. Но я почему-то отказалась.
Как там было написано на одном английском коттедже в какой-то деревне - на этом углу за ближайшие двести лет ничего не произошло.
Вот, именно, такой день был сегодня.
Ну разве что Тим с утра уехал в Испанию. К тому, кого видел всего четыре минуты на Пикадилли.
- Хорошего секса, - пожелала я ему на прощание, обнимая его.
- Елена, - вскинул он укоризненно брови.
- Что? - удивилась я.
- Что такое ты говоришь?
- Хороший секс - это главное, а все остальное приложится.


Мы еще потом обсудили с Мартой это. Что секс и любовь - это как бы две вещи идущие рядом, перетекающие друг в друга. Ни того ни другого друг без друга не существует. Ну это как мы видим это. У других граждан, возможно, другая точка зрения.
Впрочем, мы с Мартой постоянно сами же постоянно опровергаем это. Нашими взаимоотношениями друг с другом и нашими малчиками.

Где-то около часа, закончив завтрак, глядя в окно на мокрые деревья, вдруг страшно захотелось какого-нибудь общения. Марта собиралась на работу. Конрад - весь в процессе над его проектом. Домас на работе. Том на работе. Катрин на работе. Тим на полпути к самолету.
- Хей, Данни, чем ты там занимаешься? - пишу я нашему Данни, который нынче уже год как живет за углом.
- Grumpy and miserable and still in bed, - отвечает мне Данни, что значит, короче, он в так себе настроении и все еще в постели, - а ты что, все еще в Лондоне? Какие планы?

И тут же Джай спрашивает не хочу ли я немедленно куда-нибудь выдвинуть на чай, к примеру.
Впрочем:
- Тебе срочно надо выпить и обязательно со мной.
- Такая конкуренция, - говорю я Конраду, - Джай и Данни.
- Отличный выбор, - говорит мне Конрад.

- Давай, приходи, - пишет мне Данни.
- Поедем за город?
- Нет, я деньги нынче экономлю.

Пришлось написать Джаю, что у меня романтическое свидание, но не скажу с кем.
У Данни дома, как всегда, в экране мелькал Лазарев, что-то пел на английском. И это было ужасно.
И пошли мы в Гринвич. Это где-то час двадцать от нас.
Дождь накрапывал. Вдоль каналов, потом вышли к Темзе. Был отлив. Пахло морем. Штормило. Редкие прохожие сутулились, пытаясь укутаться в хлипкие пальтишки.

- О, качели, - обрадовался Данни, увидев детскую площадку, - пойдем покачаемся.
- Ну на фиг, меня стошнит, - сказала я.
Данни улегся, глядя в небо, закрутил веревки.
- Перестань снимать меня, ты что, жить не можешь без камеры? - кричал он, - о, меня сейчас тоже стошнит. А теперь пойдем на горку?
Горка, конечно, была отличная. Но что-то совсем не хотелось с нее скатываться. Данни раз двадцать скатился и мы пошли дальше.

- Нет, нет, - кричала нам старушка с джек-расселом, - гринвич это в другую сторону.
- Ага, спасибо, - говорили мы ей.

В Гринвиче все цвело. Желто-розово-красно-белое и вся трава примерно такого же цвета, вся в лепестках.
Мы были там уже достаточно поздно. В Гринвиче. Шли в туннеле под Темзой. Почему-то через облако марихуаны. Все встречные ужасно веселились. Некоторые закрывали нос платком. Лондон все время пахнет специями и травой. И морем. И еще чайки орут все время.

Вдруг оказалось, когда мы конкретно так замерзли, что DRL, метро, которое без машиниста, нынче не работает. Поэтому надо сесть в автобус, который заменяет это метро.
У Данни тут же испортилось настроение.
- Мне кажется, что я сейчас покончу жизнь самоубийством.
- Данни, что за фигня, всего лишь метро не работает. Отлично прогулялись. А так ты бы весь день лежал в кровати и втыкал в ужасного Лазарева.

К Конраду пришел одногрупник Майк. Все собирались смотреть кино и есть пиццу. Но зачем-то потащились в паб за углом. Потому что там Сафия со своей подружкой и Мэтом пьянствовали.
- Кто это - Сафия? - спрашивал Мэт.
- Когда-то она жила в нашем доме, - отвечали мы ему.
- А Мэт?
- Он тоже жил в нашем доме, а теперь они живут за углом, и Данни где-то там же.
- А есть такие, кто не жил в вашем доме? - саркастично спрашивал Майк.
- Ну ты, к примеру, так ведь?
- Ну да, это правда.

Потом вдруг оказалось, что нас всех Люсьен приглашал к себе на вечеринку. Но знаете, вот это ужасная штука. Мы живем во второй зоне, достаточно близко к центру. Всего шесть зон. И Люсьен живет во второй зоне, достаточно близко к центру. Но мы живем друг от друга по диагонали. Добираться до него около часа. И на его ветке метро заканчивает работу около двенадцати ночи. Кому хочется в такой собачий холод тащиться на другой конец Лондона? А потом в глубокой ночи на перекладных ночных автобусах добираться обратно? В общем, мы гнусно все его проигнорили.
- Елена, оторви свою задницу от стула и немедленно приезжай ко мне, - писал Люсьен.

Съела пиццу, залезла в кровать Тима. До среды у меня отдельная кровать. В среду - вернусь к Марте на третий этаж.

Болтали с Вариным папой по скайпу.
- Отсюда новости о России кажутся абсолютно ужасными, - говорю я ему.
- Перестань читать социальные сети, - советует он мне.
- Нет, ну понимаешь, мне вчера было интересно, как выглядел гражданин Пу на этой самой вопросы-ответы. Ты должен увидеть его фотографию. Не знаю, кто делал ему мейк-ап, но это было забавно. Эти широкие нарисованные брови и все остальное. Впрочем, может это был и не он, а его очередной двойник.
- Прекрасная у нас страна, - говорит мне Варин папа, - "может это был Пу, а может это был и не Пу".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments